» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Глава I. » You don’t choose your family


You don’t choose your family

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://forumfiles.ru/files/0018/0c/6a/38219.png

http://66.media.tumblr.com/a4211f7880465de005e4ead3220401ad/tumblr_mzofjjlOJg1s0wztlo2_250.gifhttp://66.media.tumblr.com/47b7bd3b35b516a1b48c039c5f527ec6/tumblr_mzofjjlOJg1s0wztlo5_250.gif

» date & time: 14 ноября 2007, около 18:00
» location: Институт
» cast: Clarissa Fairchild, Jocelyn Fairchild, Sebastian Morgenstern, Jace Wayland, Lydia Branwell

Наступило время для важного семейного разговора...


http://forumfiles.ru/files/0018/0c/6a/69249.png

+1

2

Совместно с Jocelyn Fairchild,
Sebastian Morgenstern, Jace Wayland

Джослин проснулась только к обеду. Люциана дома уже не было, зато его замещали оборотни из стаи Майя и Джендри. Майя оказалась милой девушкой, которая просветила Джос, на сколько это было возможно, в положение дел и помогла справиться с проблемой отсутствия у Джослин одежды. А после проводила ее до Института. Ждать Люка дома не было смысла, а вот в Институте дел было много.
Джос знала устройство институтов, она знала, что ее дочь помешана на обучении новому для не делу. А потому направилась первым дело в два места: библиотеку и тренировочный зал.
Личная встреча куда лучше, чем звонок, да и ей полезно размяться.

Клэри была в тренировочном зале.
После короткого и неудачного разговора с Лидией она лишь переоделась в спортивные штаны и топ, и теперь обрушивала удар за ударом на болтающаюся на цепи грушу. Как ее учил Алек - решительно, четко, сосредоточенно, отрабатывая механику удара и нарабатывая силу в руках и ногах. Против демонов редко выстоишь в рукопашную, но теперь у них есть противники среди нефилимов...
Вот только в отличии от правильных ударов, которым ее учили... в движениях Фэйрчайлд было слишком много ярости. Раздражения, злости, недовольства. И она не была уверена, что может списать все на мать - нет, Кларисса была недовольна собой. И от того все яростнее ударяла снаряд....

- Так ты только руки себе собьешь. Не зажимайся. Думаю, что тебе это уже говорили.
Джослин остановилась в дверях, наблюдая, как ее дочь тренирует удар. Это было странное зрелище, и все же нельзя было не признать, что задатки в Клэри были. Вот только Джослин предпочла бы, чтобы их не было. Совсем и ни каких из связанных с сумеречными миром. Чтобы она родилась самой обычной примитивный девочкой.
- Я подумала, что личный разговор куда лучше телефонного, особенно после того, что было произнесено при прошлой нашей личной встрече.

Голос раздался слишком резко, Клэри дернулась среагировать на него и чуть не ощутила удар от качнувшейся груши. Но руки поймали снаряд, прежде чем он весомо толкнул бы в бок.
- Да, Алек говорил. - отозвалась она убирая растрепавшиеся из хвоста пряди.
Сердце колотилось в груди - да, это было неправильно, она была слишком взбудоражена, тогда как ее учили спокойствию и концентрации. Но появление матери не помогало успокоиться. Клэри отошла к скамье, делая глоток из бутылки и вытирая лоб полотенцем.
- Лучше.

- Дети Лайтвудов должны быть прекрасными бойцами. - Словно подтверждая то, что Алеку можно доверять в этом вопросе, кивнула Джос. Она знала их родителей, а они при не слишком хорошем начале, в итоге стали отличными бойцами. На службе у Валентина.
- Даже не обнимешь маму? - Джос старалась звучать как можно мягче, потому, что сама действительно хотела обнять дочь. Очень хотела. Но видела гнев той.

- Да, Алек и Изабель - прекрасные сумеречные охотники. Они многому научили меня за это время.
Клэри не хотела.
Это было ужасно осознавать и Фэйрчайлд чувствовала себя виноватой... но она не хотела объятий. Не сейчас. Она уже убедилась, что мама очнулась - слишком хорошо убедилась в этом. И уже обнимала ее, искренне радуясь спасению.
И теперь эта радость уступила место другим чувствам.
- Даже не спросишь, где мой брат?

Джослин тяжело вздохнула, опуская руки. Она даже не пыталась скрыть своего разочарования. Значит все, что осталось от любви дочери - это терпение? Значит она и правда была плохой матерью. Что ж, придется как-то это исправлять.
- И где он?

- Здесь ,в Институте. - отозвалась девушка, качнув головой. - Он... не горит желанием знакомиться с тобой. Я звала его с собой  больницу ,но он убежден, что ты бросила его.

- Я не бросала его. Ты это знаешь. Я думала, что он мертв. И после того, что я слышала от Валентина, возможно, лучше бы так оно и было.
Говорить это было больно, но врать дочери она больше не собиралась.

- Я знаю. - кивнула Клэри, - Я помню как ты плакала над шкатулкой с его инициалами... хоть я и думала тогда, что это память о папе. Я говорила ему об этом... - она разочарованно покачала головой. - Но упрямство, кажется, наша семейная черта.

- Нет, памяти о твоем отце мне хватило и без этого. - Джос чуть передернуло от этой мысли и она прикрыла веки, чтобы отогнать ощущение. - Я плакала о том сыне, каким он мог бы быть, если бы Валентин не проводил над ним своих экспериментов.

- Эксперементов?.. - Клэри чуть нахмурилась, сжимая полотенце в руках, чтобы занять их чем-то и унять волнение. - Ты знаешь что-то об этом? - неожиданная догадка осенила девушку. - Ты должна рассказать ему все, что знаешь. Возможно, это объяснит, почему у Себастьяна такие глаза...

- Джонатан... - Выдохнула Джос, вспоминая глаза сына. Ужасающие, злые глаза младенца. - Когда я была беременна, он поил меня кровью де..
Джослин не успела договорить, потому что за ее спиной появился сам предмет разговора и окликнул приветственно Клэри.
Женщина повернулась и вскрикнула от ужаса. Перед ней был молодой Валентин с глазами ее сына. Нет, это был не Валентин, это был..
- Джонатан? - Выдавила из себя Джослин.
Молодой человек окинул взглядом женщину с тем же цветом волос, что и у Клэри.
- Это она и есть? - Почти презрительно произнес он, указывая на женщину тренировочным мечом.

Реакция Джослин была слишком красноречивой и отметала всякие сомнения - Себастьян на самом деле настоящий сын Валентина, он ее брат. И хотя это было уже лишним подтверждением, далеко не первым, но очень важным... сейчас не было никакой радости от этой новости. Быть может, просто в их семье все пошло неправильно... с самого начала. 
- Да, - кивнула Клэри неосознанно подходя на несколько шагов к матери и брату.
Словно... чтобы, если что-то случится, оказаться рядом как можно быстрее. Правда, что именно может случиться она даже не знала. Но тревожное чувство заставило напрячься.
- Это моя мама. Наша мама.

- Это точно. Это твоя мама. - Себастьян смерил женщину еще одним взглядом, одобряя выбор отца в том, что касалось внешних данных и радуясь, что Клэри пошла в мать. - Но теперь меня зовут Себастьян.
Он говорил со злостью и пренебрежением, пока женщина продолжала потрясенно молчать.

Принять, что ее сын жив, что он вырос и, что он стоит перед ней было сложно. Эти демонические глаза, что смотрели на нее шестнадцать лет назад, теперь смотрели на нее вновь. И как же он был похож на своего отца. Вероятно, куда больше, чем думает Клэри, раз доверяет ему.
- Почему он не под стражей? - Наконец, выдавила она из себя. - Почему ему доверяют оружие? Он - сам демон. Разве вам мало его глаз, его жестокости?

- И ты думала, что она меня примет? Теперь ты видишь, что ее ненависть к отцу куда больше, чем любовь к собственным детям? - Себастьян вскричал, едва ли не наставляя на женщину меч. - Она видит во мне отца, и его поступки, но никогда не увидит во мне меня!

- Мама, он не демон! - попыталась отрезвить мать Кларисса. - Он нефилим, как и мы, у него есть руны.
Слишком плохо... брат и мать готовы были чуть ли не кинуться друг на друга и это точно не приведет ни к чему хорошему. Как минимум потому, что Клэри боялась, что не знает чью сторону должна будет занять в этом споре.
- Вы не знаете друг друга. - обращаясь к обоим проговорила девушка. - Пожалуйста, не начинайте знакомство с взаимных обвинений. Мы - семья. И, наконец-то, эта семья вместе. Не стоит помогать Валентину и ссориться между собой.

- Послушай себя, сестренка. Ты зовешь отца Валентином, и я в этом поддерживаю тебя. Так думаешь, что мать лучше? Нет, она такая же, как и он. Эгоистичная и мерзкая дрянь! - Губы Себастьяна кривились в презрении к обоим родителям. - У меня есть только ты, а у тебя я. Они создали нас, создали такими, какие мы теперь есть и пусть за это поплатятся.

Джослин в ужасе видела, что все, что она думала о сыне - правда. Даже если кровь демона не изъела его изнутри, а это было там, воспитание Валентина уничтожило те отголоски добра, что были в нем. Это было чудовище.
- Прошу тебя, сестренка, перестань обманывать себя. Мы должны жить сами по себе.

- Нет, - убежденно мотнула головой Кларисса, упрямо глядя на брата, - Этого бы хотел Валентин - разобщить нас, перессорить между собой, чтобы мы не представляли для него угрозы.
Она перевела взгляд на мать и невольно тяжело вздохнула. Многое девушка хотела бы сказать ей... наедине, потому что ругать собственную маму на глазах у брата было крайне неправильно - он итак не испытывал к ней теплых чувств. Но и врать она не могла. А потому не сразу, но Клэри заговорила, обращаясь скорее к Себастьяну, чем к маме.
- Да, мама... она поступала эгоистично. Когда сбежала, когда врала мне, стирала мою память... - девушка на мгновение взглянула в глаза Джоселин. - Но она любит меня. И она любила бы и тебя, если бы Валентин все не испортил.
Было сложно быть миротворцем между ними двумя, но Клэри старалась, понимая, что не выдержит снова потерять оказаться без семьи. Только-только все начало налаживаться.
- Мама, ты не знаешь Себастьяна... да, это его имя. Он захотел, чтобы его называли так, а не именем, данным родителями. Но не думаю, что за это его можно винить. К тому же это право любого сумеречного охотника - выбрать свое имя. - она мотнула головой, - Но речь сейчас не об этом... Ты видела его младенцем, но ты не знаешь его. Себастьян пришел в Институт сам, он помог нам, когда на нас напали демоны... Я понимаю, что это выглядит подозрительно... Но мы проверили его слова - он не врал нам. -она усмехнулась, надеясь хоть как-то смягчить ситуацию и саркастически добавляя, - И если бы он был шпионом Валентина, он мог уже много раз убить нас всех. Если бы этого хотел.

"Я спасала тебя." - Еще раз могла бы повторить Джослин. Но в этом бы не было смысла. Дочь даже не считала ее поступок достойным хотя бы осмысления. А потому, она просто молчала, желая только уйти и одновременно остаться и вырвать дочь из всего этого безумия.
- Валентин хотел объединить нас. Тебя и меня. И забрать себе свою женщину, чтобы она рожала ему еще детей. То, что я хочу быть с тобой.. на одной стороне, ему было бы только на руку, не будь я против него, - нервно отвечал Себастьян.

- Шпионы, Валентин, убийства… - право слово, тренировочный зал не лучшее место для столь животрепещущих тем. Здесь же даже не было чайника и блюда с плюшками. Семье Фейрчайлдов следовало бы уважать некоторые традиции, если они и впрямь намерены стать семьей.
- У вас частная вечеринка? Видимо, табличку «Зарезервировано» забыли повесить, - Джейс даже не стал делать вид, что может тотчас же удалиться, и, не останавливаясь у двери, прошел вглубь зала. Помещение-то и впрямь было общим, а для всего частного есть комнаты.
- К слову говоря, рад видеть, что вы в добром здравии, Джослин. Восстанавливаете боевые навыки? – судя по тому, что все были целы, никто из участников переговоров пока не пересекал красную черту. Хотя того и гляди воздух над головой начнет потрескивать от напряжения.

- Джейс... - вздохнула Кларисса, почти улыбнувшись.
Появление еще одного действующего лица было неожиданным облегчением.
Хотя это и был парень, которого Валентин называл своим сыном и которого он тайно воспитывал... но рядом с ним Клэри чувствовала себя увереннее и спокойнее.
- Мама, это Джейс. Я... рассказывала тебе о нем, ты должна помнить. - это было даже немного неловко.
Когда исповедуешься матери в коме о влюбленности в парня, о первых поцелуях и о том, что он неожиданно оказался твоим братом, надеешься что этот разговор останется односторонним. И не выяснится, что она все слышала.

- Помню. Здравствуй Джейс. - Джослин кивнула, но смотрела она только на своих детей. Какое-то время, когда обнаружилось, что "сыновей" у Валентина оказалось двое она задумывалась, чей же все таки Джейс на самом деле сын, но сейчас ей не было до него ни какого дела.

Появление Джейса взбесило Себастьяна. Он с трудом держал себя в руках в этой компании. Тренировочный меч отлетел в сторону, ломаясь от столкновения со стеной.
- Иди к демонам, Джейс. Если тебе хочется почесать языком, то я оставлю вас тут. А мне здесь делать нечего. Когда я понадоблюсь тебе, сестра, - Моргенштерн специально выделил единственное значащее для него слово среди семейных связей, - ты сможешь меня найти. А с этой женщиной я не хочу иметь ничего общего. Я сгорел для нее еще до рождения.

- Себастьян, пожалуйста, не надо. - в голосе Клэри была не просьба, скорее желание требовать от брата хоть этой малой уступки. - Это наша мама и у нее просто не было шанса тебя узнать. Ты дал мне этот шанс, так дай и ей!

Себастьян ухмыльнулся.
- А ты даешь ей шансы? Нет, Клэри. Все, что она делает - это "ошибки" и ты сама это знаешь.

Джослин ощущала себя так же, как и в том чертовом сне. Она не понимала что происходит и не могла ничего сказать. Они все ненавидели ее.
- Клэри, ты должна дать ему время просто привыкнуть к мысли, что я существую. Он не обязат любить меня. И даже терпеть. - Примиряюще выдавила из себя Джос, надеясь поговорить с дочерью и рассказать ей о Джонатане все известную ей правду без лишних свидетелей.

- Я даю ей шанс. - твердо отозвалась Клэри, - Потому что знаю, что все, что она делала - она делала ради защиты, защиты от Валентина. И ты очень хорошо его знаешь, чтобы не понимать угрозы.
Была ли Клэри уверена в том, что говорила? Было ли это искренне? Определено. Но слишком сумбурно. Она должна была поговорить с матерью наедине, сказать ей все обстоятельно и последовательно, объяснить все то, что чувствует... но приходилось говорить так.
Мама и брат сейчас казались кошкой с собакой, а она тем глупцом, который хочет примерить двоих, говорящих на разных языках, и отказывающихся понимать друг друга. Девушка с надеждой оглянулась на Джейса - но парень разминался в другом конце зала, тактично не вмешиваясь в их семейную беседу.
- И я прошу тебя, - она вновь посмотрела на брата, - Дать ей шанс.

- Нет, Клэри. Моей любви хватит только на тебя одну. Другой семьи у меня никогда не было и ни когда не будет. Только ты. - Себастьян коснулся ее щеки ладонью, провел по ней большим пальцем и ушел. Это большее, на что он сейчас способен. И пусть радуются, что он не убил этих двоих, занимающих место в ее сердце.

То, как вел себя с Клэри Джонатан было.. странно. Он говорил с Клэри так же, как когда-то с ней самой говорил Валентин. Это смущало разум Джос еще сильнее. Или может быть, так казалось из-за того, что они так похожи. Только от Джонатана исходило не только безумие, которое исходило от Валентина последние годы их брака, но и зло. Чистое зло. Джос видела это в глазах и знало откуда оно.
- Клэри, ты не должна ему доверять, - Беспокойство было сложно скрыть. - Он чистое зло. Валентин создал из него именно то, чего он хотел. Что бы он ни говорил - это ложь.

Кларисса не успела отдернуться от жеста брата... не потому, что ей были неприятны его жесты, но потому что ей не нравился этот разговор. Если бы Себастьян не упрямился так, если бы не отказывался быть хоть чуточку терпимее... но и мама и не думала менять своего мнения.
- Нет, не ложь. - отрезала уверенно Клэри. - Мы проверили его слова - руной, которую я нарисовала. Тот, на кого ее нанести не может лгать, мы поверяли. Джейс, скажи ей! - девушка обернулась к блондину в поиске поддержки, - Ты был там, когда он сказал, что мой брат, когда признался, что сбежал от Валентина и хочет быть на стороне Конклава.

- Он не сказал, что хочет быть на стороне Конклава, - не отрываясь от методичного избиения боксерской груши, ровным голосом отозвался Джейс. – Он сказал, если не ошибаюсь, что хочет делать то, что дозволит Совет. А еще он сказал, что не хочет быть на стороне Валентина, но… - цепочка, удерживающая грушу, оборвалась, и мешок с глухим звуком свалился на пол.
- Это вовсе не значит, что он будет на нашей стороне. Ему нужна ты – это же очевидно, -юноша нагнулся, поднимая упавший снаряд.

- Ему нужна семья! - поправила юношу Клэри, - Нормальная семья.

- Нормальной семьи не получится, милая. - Спокойно, едва ли не холодно, заметила Джослин. - Пока в нем кровь демона он не будет для тебя нормальным братом.

"Милая" из маминых уст звучало сейчас почти... странно и неправильно. Но это не было самым главным в ее словах.
- Кровь... демона?.. - непонимающе переспросила Клэри, - Но как она могла... он же нефилим, у него есть руны и...

- И папа, помешанный на усовершенствовании своей расы, - Джейс незаметно оказался поблизости, поэтому даже тихий его ответ был хорошо услышан присутствующими.
- Вы уверены? – разумеется, этот вопрос относился только к Джослин. И, разумеется, Вейланду хотелось бы услышать «нет», поскольку утвердительный ответ будет означать, что… Юноша мотнул головой. Не время паниковать и хвататься за оружие. Слишком многое было неясно.

- Да. Я в этом полностью уверена. Я читала дневники мужа. Он поил меня кровью демона, когда я была беременна. Мой организм не воспринял ее так, как.. Как воспринял организм Джонатана. Его глаза были такими с рождения. Черными и злыми. Не думаю, что он мог измениться нося в себе тьму, да еще и рядом с Валентином.
Джослин смотрела на Джейса и отвечала ему.

- Немыслимо… Даже для… - да, начал говорить Джейс, пребывая в шоке. Однако что-то не позволило ему договорить до конца всю фразу.
Немыслимо для кого? Для Валентина? Человека, готового ради своих личных амбиций истребить своих собратьев по оружию? На смену шоку и недоверию пришла кривая ухмылка.
- Доказательства. Они нужны. Вы же понимаете, что у всех, кто не знал Валентина так как мы, эта новость не вызовет доверия.
«Так как мы… А ведь ты, мальчик, тоже его воспитанник. И ты во многом похож на Себастьяна», - Вейланд почувствовал, как замерзает все внутри.

- Ходячее доказательство ходит по этому Институту. Тебе мало его глаз? - Джос вспылила, но тут же взяла себя в руки. - Я не знаю, сохранились ли дневники. Скорее всего нет, ведь они были в доме моих родителей. Но Джонатан жив.

- Тогда о чем вы здесь беседовали? - сумрачно осведомился Джейс. - Почему не рассказали сразу же Лидии Бранвелл?

- Я не могу повидать свою дочь спустя почти три месяца? Даже я не на столько отвратительная мать, мальчик. Где Лайтвуды?

- Старшие - в Аликанте. Младшие - должны быть здесь, - повидать дочь, значит? А заодно пообщаться с ней и ее братцем-полудемоном? 
"А ты сам? Лучше? Ой ли... Ну да, глазки не того цвета, а внутри? Что за кровь течет по твоим венам, Джейс Вейланд? Или как там тебя на самом деле?"
- В его дневниках был описан только один опыт?

Валентин травил свою беременную жену кровью демонов... это... было просто немыслимо. Клэри даже не была уверена, что такое вообще возможно. Разве мама не должна была отравиться ей сразу или ангельская кровь не должна была отторгать влияние демонической?
Не говоря уже о том, что, кажется, впервые девушка начала осознавать всю степень безумия своего биологического отца. Это было совершенно непостижимо, ужасно и объясняло почему мама так отчаянно искала от него спасения и мечтала спрятаться.
Осознание всего этого обрушилось на девушку, и она не сразу поняла в какую сторону внезапно свернула беседа. Но вот к чему клонит Джейс она поняла сразу и слишком хорошо, чтобы дать матери хотя бы вставить слово.
- Даже не думай. - уверенно заявила она, крепко взяв блондина за плечо и пристально глядя в его лицо, - В тебе нет ничего демонического, твои глаза не черные. Они золотые и это ангельский цвет, а не демонический. Ты - не такой как он.
Сомнений в словах не было, Клэри была убеждена в том, что говорит... но испуг за то, что мог сейчас надумать себе Джейс заставлял ее звучать слишком взволнованно.

- Я не знаю, Джейс. - Спокойно ответил Джослин. - Его записей было слишком много и, вероятно, он вел их далеко не в одном дневнике. Признаюсь, но меня интересовал только тот, который касался меня и моего не рожденного ребенка. Его лаборатории были наполнены частями тел разных существ, так что, я могу предположить, что он мог устраивать и куда более жуткие эксперименты, чем тот, частью которого отказалась я. Что он мог делать со своим воспитанником, я даже представлять не хочу.

- Вот как... - что ж, видимо, не заслужил он того, чтобы узнать всю правду сразу. Ах, Валентин, Валентин, паскудная ты личность... Ничего, когда свидимся - говорить ты будешь долго. Заодно узнаешь, каково это - когда на тебе ставят эксперименты.
- Отойди, Клэри. И не спорь. В тебе говорят эмоции, - а сейчас надо было слушать совсем не их, а, например, свой собственный разум. А еще лучше было бы послушать Себастьяна, если он, конечно, до сих пор здесь. Только вряд ли он будет сговорчивым.
- Если вы не ошибаетесь, то Моргенштерна-младшего придется задержать, - легко сказать... Один на один он одолеет любого, даже его, Джейса. - Нам нужна Лидия, помощь опытных нефилимов и Инквизитор.

- Я не ошибаюсь. Я узнала бы его как угодно и когда угодно. Поверь, я помню лицо своего мужа лучше, чем что либо в этом мире и Джонатан точная его копия. Но главное, это то, что я чувствую его, так же, как чувствовала, когда носила в себе это зло. И раз уж теперь здесь управляет Лидия, то я бы хотела поговорить с ней.

- Нужно собрать всех. Теперь, когда он раскрыт, Себастьян может оказаться не таким... миролюбивым, - и ходить по одиночечке было опасно. Поздравляю тебя, Институт Большого Яблока. В тебе завелся большой такой червь. Даже два. Черч, ну ты-то куда смотрел?
- Идем к Лидии. Немедля.

Кларисса слишком хорошо знала, что Джейс бывает достаточно упрям, когда в чем-то уверен. И сейчас ей оставалось лишь надеяться, что он не дошел до уверенности в том, что тоже стал объектом экспериментов Валентина. Это сейчас волновало ее куда больше, чем иллюзорная угроза от того, кто до сих пор лишь помогал им и не пытался навредить ни коим образом.
Но спорить с ним и матерью сейчас было бесполезно.
Каким-то невероятным образом они нашли общий язык так быстро... быть может, дело было в пресловутой клятве сумеречного охотника, в том что они оба выросли в этом мире - пусть и в разное время - и жили по единым правилам, руководствовались едиными принципами. И только она все еще выпадает из этой реальности, как ни пытается ей соответствовать.
Клэри так ничего и не сказала на счет подозрений. Только кивнув.
- Я планировала вас представить, когда... мы поговорим. - отозвалась она. - Видимо, самое время.

+3

3

Совместно с Jocelyn Fairchild,
Clarissa Fairchild, Jace Wayland

Бранвелл во второй раз спрашивала у Индриса, где потерялись старшие Лайтвуды, а в ответ получала партизанское молчание. Ее отправляли сюда как временного главу. И, само собой, она предполага, что это может превратиться в более постоянную должность, но выглядело это сейчас крайне смазанно. Тем более, она теперь банально этого не хотела. Девочка сломалась очень быстро и готова были засунуть свои амбиции куда подальше и довольствоваться помощником главы где-нибудь в Лос-Анджелесе. Но конклав молчал. По этому вопросу. А по вопросу того, что с магами тут все идет через то же место, где у Лидии сейчас амбиции они успели поругаться от души. Бранвелл даже успела пожалеть, что сообщила им о том, что белая книга была найдена и уже отдана. И потом сама на себя успела расстроиться, что даже подумала о том, что молчать сейчас было хорошей идеей. Она и так уже достаточно безумных вещей скрывает, еще немного это войдет в привычку, которая ни к чему хорошему не приведет.
Демоны не желали проявлять особу активность в городе, а значит никаких серьезных мер пока принимать не надо было. И Бранвелл сделала свою работу на сегодня, так что она просто прибиралась на столе, перед тем, как все оставить на сегодня и может пойти отдохнуть.

- Лидия… - вопреки своему обыкновению, Вейланд на сей раз не последовал своей привычке соблюдать некоторую субординацию и вошел в кабине без стука, да еще и в компании старшей и младшей Фейрчайлд. Выглядел возглавлявший процессию нефилим при этом так, словно умерли разом если не все, то большая часть тех, кого он знал.
- У нас проблемы. Да, снова, - на всякий случай сыграл на опережение Джейс и шагнул в сторону, давая возможность оказаться на авансцене матери и дочери. – Джослин способна пролить свет на то, что Валентин делал со своими воспитанниками.

- Добрый день. - Вежливость и все такое. - Джослин.. Пожалуй, хватит и имени. Я хотела бы задать Вам, Лидия, несколько вопросов и думаю, что это полностью взаимно.

Бранвелл просто сдержанно вздохнула, никак особо остро не реагируя на появления Вейланда и вместе с ним проблем. Действительно, чего это она расслабилась, подумала отдохнуть. Не на этой должности. Она приветственно кивнула Джейсу, Клариссе, а... не так спешила кивать в сторону, как абсолютно логично было предположить, Джослин Фейрчайлд.
- Безмерно очаровательно что у вас есть какие-то вопросы, но сначала вам надо дать очень много ответов. -Удивленно вскинула бровь Бранвелл, складывая руки перед собой в замке. - Что за проблемы? - Она показательно обратилась к Джейсу, потому что вряд ли бы они пришли просто так, из-за большого желания поговорить, а сразу же услуживаться перед отступницей и женщиной, что тут вообще первый день она не будет.

- По словам Джослин в Себастьяне есть кровь демона. Или демонов, - кратко сообщил основную мысль их доклада Джейс, предоставив, однако, Джослин самой рассказывать подробности.

Джослин даже слегка поперхнулась от того, как именно подал информацию Джейс.

- Что-то не так? - оглянулся на мать Клэри Вейланд. - У нас мало времени.

У Лидии ушло пару секунд на осознание сказанного, начиная от вспоминания кто такой Себастьян заканчивая тем, что тут еще как-то замешана кровь демонов. Шикарно. А она думала, что день когда узнала, что Кларисса может создавать руны был тяжелым для понимания.
- Как такое возможно? - Она попеременно смотрела на Джейса и на Джослин, ожидая, что хотя бы один из них все объяснит более подробно.

Замечательно. В день, когда она вернулась в мир нефилимов ее допрашивают дети в числе которых ее собственная дочь и воспитанник ее мужа. Замечательный день. Самый лучший.
- Мой муж поил меня кровью демонов, когда я была беременна. Точной инструкции не знаю, это лучше спросить у него самого.

Лидия сдержанно вздохнула, сжимая руки в замке сильнее.
- И вы просто пили кровь демона и ничего не заметили?

- А Вы бы заметили, если бы Ваш любимый муж давал Вам лекарство, что в ней кровь демона?

- Может хватит?! - резко поинтересовалась Клэри, перебегая взглядом с Лидии на маму и обратно. - Лидия, я знаю, что подвела тебя по всем статьям, что я никчемный нефилим и все такое прочее, но не надо обвинять во всех смертных грехах и мою мать!
Это переходило все границы... и, быть может, у Клариссы сегодня просто был не самый удачный день.
- И вообще! То, что Валентин ставил эксперименты на сыне не означает, что он нам враг! - попыталась она вразумить готовых вязать Себастьяна и отдавать под суд, - Он столько времени с нами и ни кому не причинил вреда!

Лидия чуть отвел взгляд, поджав губы после упоминания любимого мужа. Не было у нее любимого мужа, а все вокург почему-то все больше и больше кишило об этом напоминанием. Но, благо всплеск Клариссы отвлек ее от мысли о том, что Джон мог бы... Не важно. Сейчас надо было думать о Себастьяне.
- Вы пришли сказать мне, что есть нефилим с кровью демона. Это сложно просто проигнорировать, - кивнула она в сторону Клариссы, которая, кажется, сразу же пыталась работать адвокатом Моргенштерну. - А еще сложнее в это поверить. - Короткий взгляд на Джейса и Джослин. Бранвелл скрестила руки на груди, прокручивая в голове все, что она знает про сумеречный мир, ангелов и демонов.
- Ангельская кровь должна воспротивится демонической. Такой ребенок не может родится живим. Так что еще раз: как такое возможно? У вас есть доказательства? Любые, кроме слов отступницы и жены террориста.

- Вам мало живого доказательства? Его сила, его глаза, его.. Нет. Других доказательств у меня нет. И мне все равно, что вы собираетесь с ним делать, все, чего я хочу - это оградить мою дочь от него. Я расскажу все, что знаю об эксперименте. Все, что знаю о том, что говорил мне Валентин. Но это все, чем я могу помочь.

- Его глаза? - назмурилась Лидия. Потому что последний раз, когда она его видела, глаза были обычные, зеленые, что служило доказательством в связях с демонами только для испанской инквизиции пол тысячелетия назад.

- Морок. Конечно. Клэри, Джейс? Вы тоже ничего не видели?

Кларисса на мгновение замялась, прежде чем ответить, тщательно подбирая слова.
- Я видела. - нехотя проговорила она, понимая, что сейчас будет очередная волна гнева от Лидии, - Он показал мне вчера, но сказал, что не знает причин этого отличия... только, что знает, что это причина из-за которой мать бросила его и боялась.

- То есть, он может и не знать? - усомнился Джейс, но на самом деле сказать он должен был иное. А именно...
- Два нефилима с кровью демона. Я тоже... вероятно.

- Нет, Джейс! - возмущенно воскликнула Клэри, чувствуя, что худшие ее опасения сбываются. - В тебе нет никаких признаков демонической крови.

- А тебе известны признаки пребывания в организме нефилима демонической крови? - скептически взглянул на девушку Вейланд. - Едва ли. Как видишь, это считается невероятным. Но ты же не станешь отрицать, что кое в чем мы с ним похожи?

- Только в том, что вас воспитывал Валентин. - уверенно отозвалась девушка, - Ты рассказывал мне историю про сокола... и Себастьян тоже, Валентин преподавал этот урок и ему. Но закончились истории по-разному. Ты не такой как он, Джейс. - Кларисса говорила почти спокойно, но так уверенно словно сейчас в ней была уверенность за двоих, -  И в твоих глазах нет ничего демонического.

С тем, что в глазах Джейса не было демонического Джос спорить не могла, сколько не приглядывалась.
- Так что вы собрались делать?

Лидия нахмурилась, сильнее сжимая руки на предплечиях и просто слушая разборки, останавливая себя от порыва просто накричать на них. У них сейчас было больше понимания происходящего, или хотябы веры в то, что они понимают.
- Сейчас это все пустые слова, что про Себастьяна, что про тебя, - она посмотрела на Джейса, сдержанно вздыхая. Для неё так какую-то бесовщину творила Кларисса, а не эти двое. Но оставлять все просто так она не собиралась. - Это надо проверить, а потом что-то делать.

- Как можно проверить состав крови нефилима? - саркастически уточнила девушка, - Такой тест не сделают в больнице...

- Сообщить в Аликанте, - иного Джейс предложить не мог. Заниматься самодеятельностью он был готов в тех случаях, когда на кону была его жизнь, а теперь в опасности были все. - И надо, наконец, найти Себастьяна и остальных. Возможно, Моргенштерн не пойдет на обострение, - чем, кстати, чрезвычайно удивил бы Вейланда. Но это было бы слишком хорошо, чтобы полагаться на это. - Это упростило бы задачу.

- Сообщить?.. - Клэри не верила, что слышит это именно от Джейса, - Ты уже сидел под замком в Городе Молчания. Ты думаешь в Аликанте будут разбираться? Они просто кинут вас в темницу и все.

- Они кинут в темницу вас всех. И меня за одно,  - строго отрезала Бранвелл. Отступница с ее разной степени общности детьми с Ванлентином, вместе с начальницой Института, которая скрывает, что какая-то девица тут может создавать руны. - Им будет поверить еще сложнее, чем мне. Так что сначала нужно доказательво. Это может проверить и маг. Вы же теперь такие хорошие друзья с магами, - прошипела Лидия, одарив Джослин и Клариссу недовольным взглядом. Потому что это они отдали магам Белую Книгу.

- У кого ни будь есть идеи что именно мы можем отдать в плату в этот раз?

- Я против, - Джейс нахмурился. - Маги и без того чересчур осведомлены о наших проблемах. И на сей раз проблема не из разряда тех, о которых можно умалчивать, - темница так темница. В конце-концов, не все члены Конклава непроодимые тупицы. Найдутся среди них и любопытные.
- Кроме того, мы делим несозревший апельсин. Себастьян в данную минуту находится неизвестно где. И неизвестно чем занят. Кого вы собираетесь предъявлять Магнусу - речь ведь шла о нем? Образец моей крови у него имеется.

Самоотверженность Джейса была почти похвальной. Вот только Кларисса сомневалась, что хоть кому то принесет пользу если один из лучших нефилимов окажется за решеткой вместо того, чтобы помогать бороться против Валентина.
- Что?.. - удивленно охнула девушка, больше всего потрясенная последними словами Джейса, - Как давно? Откуда? Зачем?..

- Ему было любопытно, я дал ему несколько капель, - пожал плечами блондин. Магнус порядком его бесил, но сдавать его нефилим не собирался. Он же обещал.

- Не важно, - махнула рукой Лидия, потому что то, что кровь Вейланда как-то оказалась у Магнуса сейчас казалось не такой большой проблемой. - Хорошо, я сообщу в Аликанте. Всё. - Пристальный взгляд на Клариссу, о способностях которой Лидия в таком случае не собиралась умалчивать. - Ты, - Бранвелл указала на Джейса, - можешь следить за Себастьяном хоть круглые сутки, если так волнуешься. И мне нужна будет кровь вас всех. Если это так, ее потребуют для проверки в первую очередь.
Перевела взгляд на старшую Фейрчайлд.
- С вами мне надо будет поговорить отдельно.

Все происходящее было театром абсурда. За последнее время случилось множество безумных вещей, которые Джос пришлось принять, как факт. Она не могла на них влиять, она не могла даже выяснить причину их появления, сперва не было возможности, теперь времени.
Джос понимала, что особенные способности Кларисы едва ли появились сами по себе. И все же, принять то, что ее дочь, так же, как и ее сын - носитель крови демонов, она не могла. В Клэри не было этого. Она была ангелом в любом смысле. И даже сейчас, когда ее дочь ее едва ли не ненавидела, Джос не видела в ней зла.
- Я не позволю запереть мою дочь в застенки Идриса. Она лишь недавно узнала о сумеречном мире. В нет зла Валентина. Я соглашусь рассказать все о нем, только если мою дочь оставят в покое. Если дочь пострадает мне не будет дела до того, что происходит с остальными.

- Это не вам решать, - скомандовала Лидия. - Я не буду тут выбирать любимчиков. Если вы так уверены, что есть один ребенок с кровью демона, то могут быть и другие. - Хотя, у Лидии до сих пор в голове не укладывалось, насколько это возможно. Даже просто говорить это было сложно. - И Кларриса явно проявляет необычные способности. - Аккуратно напомнила Бранвелл, больше глядя непосредственно на Клариссу и на Джейса, потому что это они принимали участие во всей этой истории, а не Джослин, которая для Лидии вообще из неоткуда буквально пять минут назад.

- Способности Клариссы не могут быть следствием влияние крови демонов. Я знаю свою дочь и знаю своего мужа. Он мог вести два эксперимента с мальчиками, но не стал бы повторять его еще раз, когда тот завершен. К тому же, - Джослин задумалась, чтобы удостовериться в том, что ее воспоминания верны. - Он не мог знать, что я беременна и проводить еще один сознательный чудовищный эксперимент.

- Он опаивал вас кровью демона и вы не замечали, так что, возможно, вы не знаете своего мужа так хорошо. Или знаете и догадывались, и тогда вашей вины в таких эксперементов не меньше, чем его. В любом случае, ваше слово никто не может подтвердить и сейчас у него нет веса. - Смеряя взглядом старшую Фейрчайлд, давая вонять, что больше таких препираний на эту тему не потерпит, проговорила Бранвелл.

Происходящее становилось все абсурднее и запутаннее. Если раньше Клэри искренне думала, что когда мама очнется, все станет проще и жизнь в сумеречном мире будет для нее легче, то теперь стало очевидно, что все лишь запуталось еще сильнее.
И, кажется, она зря так сильно переживала за то, чтобы Джейс перестал считать себя экспериментом Валентина. У нее самой было куда больше шансов оказаться частью его «гениального плана». И тому были даже доказательства, о которых так вовремя вспомнила Лидия.
- Мама, хватит. - проговорила Клэри, неожиданно спокойно и уверенно. - Ты не будешь защищать меня ценой свободы и жизни Джейса или кого-то еще. - девушка не смотрела на мать, только на руководительницу Института, - Если необходимо, я отправлюсь в Идрис, я предстану перед Советом или Инквизитором.
Это было странно просто и легко пришедшее решение. Наверное, просто потому, что другого выхода теперь не было. По крайней мере, Кларисса не видела ни единого шанса как иначе исправить все, как иначе завоевать доверие Лидии, Конклава и как навсегда покончить с клеймом «дочери Валентина». Если, конечно, не выяснится, что она - как раз и есть самый удачный его эксперимент.
Но так или иначе… пора было начать действовать и жить по правилам. По Закону.

- Хватит спорить, - ух, какие здесь все самоотверженные. Просто на слезу прошибает. - Когда Конклав примет решение, тогда и посмотрим, кто и куда отправится. Сейчас куда важнее найти Себастьяна. Не забывайте, что в Институте есть и те, кто до сих пор ничего не подозревают.
И это не говоря о том, что сын Валентина запросто мог притаиться где-нибудь поблизости и все услышать. То-то, наверное, повеселился.
- Если он все еще здесь и пойдет нам на встречу, то до решения Совета мы с ним побудем в изоляции.

- Не Вам меня судить, Лидия. - Джослин не успела договорить, когда дочь и этот ее воздыхатель решили, что без их решений не обойдется. - Юноша прав, но мое условие Конклаву остается прежним. Информация о Валентине за безопасность дочери.

- Я сказала: иди нянчи его, если боишься. Вам троим ни ноги из Института без моего разрешения - вся ваша изоляция. Конец. - Лидия махнула рукой. - Вы двое свободны. Джослин, с вами я буду гооврить отдельно.

- Бояться нужно всем, Лидия. Любому из вас он отвернет голову на раз-два, - все-таки Джейс начал закипать. - Так что я-то его понянчу, как ты выразилась. Но это не повод для остальных расслабляться.

- Я поняла тебя, - прошипела Лидия, едва повышая голос и уже очень недовольно глядя на Вейланда, потому что он сейчас звучал как заезженная пластинка. - Выметайся.

- О, как угодно, - пожал плечами нефилим, недобрым взглядом оикнувший фигуру исполняющей обязанности главы Института. - Не переступите черту, мисс Бранвелл. Удачи в сглаживании углов, - фыркнув, Джейс проследовал к выходу из кабинета.

- Клэри, тебе тоже стоит уйти. - Все было очень плохо. Слишком плохо. И все, что сейчас нужно было сделать - это решить вопросы с Лидией, а после уже налаживать отношения с дочерью, на что особенно надеяться не стоило. - Надеюсь, что ты еще хоть иногда можешь меня послушаться?

- Я слушаюсь Лидию. - отозвалась девушка, не глядя на мать. - Джейс? Я пойду с тобой… Себастьян не причинит мне вреда, так что… лучше я буду рядом.
Кларисса больше не проронила ни слова, последовав за Вэйландом из кабинета.
«Слушаться мать» у нее не было никакого желания, но вот злить лишний раз и без того недовольную Лидию она точно не хотела. А потому действительно следовала ее приказам.

+2

4

Написано совместно с Lydia Branwell

- Что же. Теперь мы можем задать друг другу все вопросы, которые нас интересуют. И я бы хотела начать с того, почему Лайтвудов так долго нет? - Джослин понимала, что этот вопрос едва ли расположит девушку к ней, пусть даже они и были дальними родственниками, это ни как не решало того, что они явно настроены друг против друга. Но для Джослин этот вопрос был важен. А испортить их отношения еще больше было бы довольно сложно и она не стала увиливать.

- Я не знаю, - спокойно и, на удивление, абсолютно честно ответила Бранвелл. У Совета было еще одна золотая возможность все объясниться и уже Лидия будет им недовольна, а не наорброт, совет ею за то, что что-то там скрывает.
Она одернула свой пиджак, расправляя складки на одеде и снова вствая с прямой спиной, после чего опустилась в свое кресло.
- Их сейчас нет. И отвечаете вы передо мной.

Джослин улыбнулась тому, как девушка старалась показать себя. Похвально. Вот только это бесполезно.
- Я беглая преступница и жена самого опасного преступника, лидера террористической организации. Я пришла сюда добровольно. Не думаю, что Ваш тон меня испугает. Но я хочу того же, чего и Вы. Мира, порядка и смерти Валентину. Так может перестанем играть в серьезный тон и поговорим действительно серьезно?

Лидия снова сложила руки в замок, оставляя их на столе и немного закатила глаза. Конечно же, если двое ее детей заливались речами по случаю и без, логично предположить, что и она будет.
- Что вы знаете о Валентине? Где он может быть? Что он планирует сделать? - Вместо того обсуждать, кто тут серьезнее, Лидия просто сразу же перешла к делу.

- Где гарантия безопасности моей дочери? - То ли с памятью у девушки было плохо, то ли упрямства много.

Лидия скривила губы, очень недовольно. Опять та же шарманка. Что эта женщина не готова продать за дочь?
- Если ваша информация окажется полезной, я утружусь сообщить совету, что вы и Кларисса всячески сотрудничали.

Джослин покачала головой.
- Нет. Так у нас диалог не пойдет. Я посвятила свою жизнь ее защите не для того, чтобы ее заперли в темницах. А мы с тобой хорошо представляем что из себя представляет пристальное внимание Конклава. Клэри милая девочка, и в ней точно нет крови демонов, но могу ли я это доказать? Теперь уж точно нет, даже если у меня есть догадки. Конклав не интересуют догадки.

Лидия кивнула. Хотя бы это женщина улавливала правильно.
- Вы можете сейчас молчать, не вести со мной диалог. И тогда для вас и для Клариссы никаких поблажек не будет вовсе. Или можете сказать то, что знаете и то, что мы в итоге сможем проверить, доказать свою лояльность и вашим словам вообще можно верить. Джослин,  - Лидия кивнула на кресло напротив стола, предлагая той все же сесть. - Я не желаю зла ни Клариссе, ни вам. Но закон, есть закон.

- Закон. - Как много Джослин знала о нем, Лидия и представить не может. Все достоинства и недостатки Закона и его применения Валентин рассказывал ей годы их отношений. И даже сейчас она знала и понимала, что мотивы у него изначально были верные, но неверными от и до были методы. И верным было то, что в законе, а особенно его исполнении, было слишком много дыр. Смертельно опасных дыр. - Едва ли она попадает хоть под один закон. Я не предполагаю, я знаю, что с ней сделают, что бы ты не сказала Конклаву.

- Значит, вам просто надо убедить меня и всех, что она не попадает и чтобы он действительно не попадла. Извините, но никто и никогда не предоставит такой иммунитет для Разиэль знает откуда появившейся девчонки из-за условия отступницы, надеюсь, вы понимаете, как это выглядит.

- Именно потому, что понимаю, я и хочу ее защитить. Клэри не понимает куда попала, но я знаю. Вы думаете, что я сбежала Из Идриса потому, что мне хотелось быть отступницей? Нет. Я сбежала потому, что знала, что они не смогут защитить мою дочь от Валентина, и от самих себя. Я скрывала ее и сумеречный мир от нее, чтобы хотя бы эти тайны помогли ей жить, а не выживать или вовсе погибнуть еще в младенчестве. Теперь она выросла, она сильная, но одна против всех она не выстоит, а из меня защитница не выйдет. Я расскажу все, что знаю о Валентина, обо всем, что он делал прежде, обо всем, что он делал пока я была у него. Обо всем, что может быть полезно. Я буду сотрудничать так, как если бы мне не угрожала смертная казнь за измену, но только если Клэри не будет грозить опасность оказаться под пытками Инквизитора. Даже если тебе придется для этого врать о ее способностях.
Самым сложным в этом "плане" было заставить Клэри саму о них врать.

Бранвелл могла понять, почему Кларисса так волновалась, что Лидия не общается со своей матерью. Сложно было даже представить, чтобы та говорила что-то похожее.
- Я никогда не буду врать конклаву, - произнесла Лидия, но не так строго, как ей хотелось бы. В какой-то степени она уже... И от этого легче не становилось. - Но я верю, что в некоторых ситуациях Конклаву не обязательно знать все сразу же. И... Правильная подача может их вразумить. Так что... Я не склонна докладывать о способностях Клариссы, пока ситуация не разрешится и пока того не требуют объястоятельства, - Попробовала успокоить Бранвелл.

Вот теперь слова Лидии звучали как то, на чем можно было строить диалог.
- Если того потребуют обстоятельства, Клэри сама справится с тем, чтобы все обо всем узнали. Но она ребенок, как бы нас не уверяли, что по законам она уже взрослая. И моя обязанность ее защищать. Я буду сотрудничать, если ты будешь придерживаться данного обещания не рассказывать о ее способностях ни кому, кроме тех, кто уже знает.
Джослин, наконец села. Выдохнула и начала.
- Я не знаю где сейчас Валентин и чем он занят. Но, судя по всему, его сын спутал ему карты своим побегом, так как прямо сейчас, а может быть и раньше, в Идрисе должны происходить какие-то глобальные события, которых нет.

- Какого рода глобальные события? - Хотя, был очевидный вариант. Но Лидия все равно должна была уточнить, потому что никто не может отвечат за то, что знает как думают психопаты.

- Этого я не знаю. Все, что я знаю, основывается на том, что он говорил мне, пока думал, что я его не слышу. А может и не думал. Судя по тому, что больше изливал мне свои негаснущие чувства, - отвращение скрыть не удалось, как Джослин не старалась и она лишь судорожно сжала один кулак в другом, - а не рассказывал подробно о своих планах. Могу лишь предположить, что он придумал, как может напасть на Идрис и победить.

Лидия моментально немного нахмурилась, сжимая руку в руке сильнее. Победить Идрис. Звучит почти невозможно. Почти, но не абсолютно. И сейчас точно не лучшие времена для Идриса. 
- Вы уверены, что он говорил хоть что-то? Что это не был сон под заклинанием?

- Я полностью уверена в том, что слышала. - Спокойно, четко и немного холодно отозвалась Джослин.

- И при этом не слышали никакие обрывки его плана?

Это уже начинало быть абсурдным. Джослин наклонила голову, упираясь лбом в ладонь.
- Если у Вас, мисс Бранвелл больше ни каких вопросов нет, то я пойду. У меня достаточно дел накопилось с тех пор, как я "выпала из мира".

- Вы никуда не пойдете, особенно едва рассказав что-то, - спокойно отрезала Лидия. Офигенная ситуация: Здравствуйте, Валентин плохой и готовит что-то плохое. Будьте предупреждены. В ответ на это не трогайте мою дочку.
- Из всех здесь  вы, наверное, знаете Валентина лучше всего. Вы должны рассказать все. Что он делал, что он хотел сделать, что он может сделать, как вы сбежали, почему. Это едва ли сотрудничество, если вы сбегаете по своим делам моментально.

- Расскажу. Когда буду уверена, что Вы ничего не доложите в Идрис о моей дочери. Я буду сотрудничать с ними. Не с Вами лично.

- Ох, ангел, -  выдохнул Лидия, очень раздраженно. - Вы говорите с конклавом через меня. Я его официальный представитель здесь и сейчас. Так что если отказываетесь говорить мне, я так и должу Совету. Этого вы добиваетесь? Разбираться во всем самостоятельно?

- Рано или поздно, но мне придется с ними говорить. До свидания, Лидия. Когда за моей дочерью не придут люди Инквизитора, я расскажу все, что знаю.
Джослин встала и направилась к выходу. Как бы это ни было ей противно, но быть стервой - это сейчас единственный способ для нее защищать дочь.

Отредактировано Jocelyn Fairchild (21-01-2017 19:57:28)

+2

5

С Себастьяном

Идиотка.
Конечно, все же здесь такие сильные и независимые, никакое начальство слушаться не будут. Зачем только Лидия пытается? Хотя, пытаться она точно не перестанет. И даже сразу же поняла, что будет делать дальше, при условии, как сильно Джослин заботит ее дочь... которая пока у Лидии под командыванием или, как минимум, под надзором. Но сначала все же надо было сообщить в Идрис все, что она и так сегодня узнала, чтобы занялись вопросом типа Моргенштерна с типа демонической кровью, если тут все так горели желанием. И при этом еще как-то не упоминать про способности  Клариссы. Работа становилась все лучше и лучше.

Слушать разговоры сестры, матери, а так же всех остальных, было интересно. Пришлось немного пропустить в самом начале, пока он уединялся, и немного в конце, когда стало ясно, что разговор Лидии и Джослин не заладился. К счастью, и то и другое не заняло много времени. Местные жители и не представляют сколько укромных уголков есть у них под носом, а когда нет еще и пушистой следящей системы под боком, то все и вовсе прекрасно.
Когда Джослин покинула кабинет, Себастьян тихо проскользнул в него.
- Привет Лидия. У меня есть небольшой разговор.

Бранвелл только на секунду посмотрела на того, кто зашел к ней в кабинет, после чего вернулась к писанине.
- Я догадываюсь о чем, - хмыкнула девушка, после чего показала Джон... Себастьяну сесть напротив.

Себастьян подошел вплотную к столу девушки и облокотился об него.  Ему нужно быть как можно ближе. Как можно.
- О чем же? - Почти с интимной нежностью спросил девушку.

- О том, что я твоя мать очевидно выбрала любимчиков, - все так же мало обращая внимания на Моргенштерна, хмыкнула Лидия. Даже пытаться не будет тешить себя надеждами, что они пошли рассказывать о таком сразу Лидии. Что там, Джослин сама очевидно ничего не хотела говорить ей вообще, спасибо детишкам.

- Нет, это меня не волнует. Ее дело. Куда интереснее то, что думаешь об этом ты.
Себастьян обошел стол, становясь рядом с девушкой и снова на него облокачиваясь, таким образом оказываясь практически рядом с девушкой.

У Лидии была очень четкая черта личного пространства где-то размером с письменный стол, за пределами которой она могла игнорировать кого угодно, занимаясь делами. Но с того расстояния, на котором он встал, не обратить на него внимания было сложно, особенно при условии как он над ней нависал. Она и так была меньше, сильно меньше, а так она еще сидела. Бранвелл нахмурилась, невольно отклоняясь в сторону и поднимая взгляд на Моргенштерна.
- Я не склонна сразу верить небылицам от отступниц, - достаточно честно. И достаточно обрастрактно. Хотя, насколько это небылицы. Лидия чуть прищурилась, после чего поднялась из своего кресла, чтобы немного сравняться с Себастьяном, заглядыаая в его глаза. - Они говорили о твоих глазах...

- А что с ними? - Себастьян мило улыбался и заглядывал в лицо девушке. - Небольшой дефект в расцветке. Не более того. Но если ты хочешь, то я покажу все, как есть. Скрывать теперь уже все равно не получится, раз сестренка решила, что это не портит моего лица. Прости, придется немного повозиться, для морока у меня подаренная одним магом штучка.
Ну или так можно было бы объяснить его магию, не уточняя, что она его. Он достал из кармана безделушку и прикладывая к ней палец. Ловкость рук и ни какого мошенничества.
- Надеюсь, ты не станешь визжать от испуга.

Лидия немного нахмурилась. Хотя бы потому что все были склонны кажется, много об этом поговорить, а она еще не понимала, о чем вообще речь.
- Каким может быть дефект, что он может быть аргументом что в тебе демоничпская кровь? - ыопросительно вскинула бровь Бранвелл, просто игнорируя фразу про испуг. Потому что это было просто оскорбительно для люблю охотника. - И у всех в вашей семье есть знакомые маги? - Она чуть нахмурила нос.

- Видимо да. Хотя этого убил мой отец, так что, у меня их уже скорее всего нет. - Морок спал, показывая черноту. - Нравится? Отец так и не захотел рассказывать как же у него это получилось.

Лидия начала что-то говорить, но потом заметила глаза. И замолчала. Не вскрикнула, вообще никак особо не отрегировала, просто смотрела, почти сразу же просто сомкнув рот. И только через какое-то время все же глубоко вздохнула, внутренне мучаясь, насколько это вообще прилично так разглядывать чьи-то глаза. Но ей было интересно. И она точно была удивлена.
- Аргумент, - коротко кивнула Бранвелл, выдыхая. не самый убедительный, но... выразительный. - Ты... - Она начала была что-то спрашивать, но никак не могла определиться, с чего ей вообще начать. И поэтому начала с того, что ей просто любопытно, пока она просто пытается все переварить. - Как ты видишь?

- Теперь еще больше хочешь отправить меня на плаху? - Спокойно, словно бы это был будничный разговор.
Но все, что сейчас хотел Себастьян - это коснуться головы Лидии. И просто ждал удобного момента.

Лидия чуть опустила взгляд. Ненадолго, потому что все еще хотелось изучить глаза Моргенштерна.
- Судя по словам Джослин, то, что ты сбежал Валентина спасло Идрис. На какое-то время. Так что... Плахи пока не заслужил.

- Именно этого я и хотел. Кроме того, чтобы увидеть сестру. - В голосе искренность, словно бы ему не пофиг. - Так что я рад этому. Быть может, мать все же поймет, что ее мнение обо мне крайне предвзятое.
Себастьян поднял руку.
- У тебя прическа растрепалась. Слишком много нервничаешь. - Наглый, но ничего не значащий знак и вот уже рука Себастьяна касается головы Лидии. Магия соскользнула с пальцев парня, окутывая девушку и показывая ей то, чего нет. Как он уходит, а она связывается с Идрисом и получает ответ "ничего не предпринимать. В случае подозрений запереть любого из них под стражу до появления Инквизитора". Напоследок Себастьян делает небольшой порез на пальце Лидии, оставляя на ноже кровавый след, а после убирая нож в ножны за голенищем.

Лидия в какой-то момент прсото обнаружила себя в своем кабинете, смирно стоя рядом со столом. Несколько раз моргнула и мотнула головой, чувствуя какую-то потерянность и нахмурилась, пытаясь вспнмить чего она тут стоит. голова казалась немного тяжелой, просто было общее чувство чего-то не так. Бранвелл коротко посомтрела на часы, еще немного приходя в себя, а потом просто пытаясь смахнуть все дурные чувства. Наверное, она просто заработалась.

+2


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Глава I. » You don’t choose your family