» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 161 страница 180 из 208

161

Что делать с кровью неосознанно решил за Рафаэля Саймон, толкнувший его в грудь. Бокал выскользнул из пальцев Сантьяго, да и он не особо пытался его удержать. Стекло разлетелось вдребезги на несколько острых осколков, окрашивая кровью дорогой ковер. Рафаэль смотрел за этим зрелищем будто бы в замедленной съемке. Ему бы хватило времени, чтобы подхватить бокал, но он даже не попытался, оставляя все как есть, рассматривая картину представления своего настоящего и будущего, если он продолжит так себя вести с птенцом.
Сантьяго молча взглянула на Саймона, который бросался в него словами и обидами, попадая точно в цель, пусть и выглядело будто бы он бился об стенку. Перед ними была лужа крови, завораживающей своим ароматом, но вампир не чувствовал и не видел ничего и никого, кроме Льюиса, который захватил все его внимание и естество. Своим присутствием он делал больно, но без него было еще хуже. Казалось без его этих эмоций, ненужного дыхания, недовольства, упрямства, смущения и всего того, что присуще людям, Рафаэль больше не сможет нормально существовать, как спокойно себе жил до этого.
Лидер клана вампиров продолжал стоять на месте, подобно скульптурному изваянию, выполненному самым лучшим архитектором двадцатого столетия. Его взгляд не сходил с лица мальчишки, но он молчал. Потому что он действительно не хотел, чтобы птенец ушел. Но и не мог произнести этого вслух, потому что это очередная непозволительная слабость.

+2

162

Это было невыносимо. Совершенно абсурдная ситуация, словно бы и не с ним происходящая. Дорогая мебель, кровь, сводящая своим запахом, разлитая по ковру, блестящие осколки и любимый, стоящий передним. Лидер огромного клана злобных кровожадных тварей, которые готовы растерзать его, и которые прислушиваются сейчас ко всему, что происходит здесь, выжидают, сквозь кое как закрытые двери. И он, Саймон Льюис, совершенно обычный парень еще чуть больше месяца назад, а теперь тот, кто разрушал одним своим присутствием спокойное течение жизни в этом месте. Жизни ли?
Саймон поднял взгляд к Рафаэлю, пытаясь понять, что скрывается за его непроницаемым выражением лица. Он знал, он чувствовал, что все не так просто. Что если бы Рафаэлю было так все равно, как он пытался уверить, то он давно бы уже натравил бы на Саймона других вампиров. Но он смотрел, и ничего не делал.
- Ты же понимаешь, что даже если я уйду, то из города ни куда не денусь? А так, как я - вампир, то и терпеть тебе меня придется о-о-о-очень долго. Но.. Я бы хотел, чтобы все было не так.
Юный вампир стал с места и резко подлетел к Рафаэлю, хватая его лицо руками и прижимаясь своими губами к его. Это было рискованно, зная Рафаэля, Саймон мог предположить, что подобное обращением с ним может закончится тем, что гордый Сантьяго взбрыкнет и на этом все закончится. Но точно так же, он мог и признать, что настойчивость Саймона заслуживает того, чтобы перестать изображать из себя оскорбленную невинность.
- Я не стану требовать от тебя того, чего ты не хочешь, если ты согласишься дать мне то, чего хотим мы оба. Твой авторитет, твои амбиции - все это важно для меня, потому, что важно для тебя. Но ты уверен, что тебе не нужен я?
Целовать Рафаэля было еще рискованнее, но теперь уже было слишком поздно отступать, да и Саймон слишком сильно и давно отошел от своей осторожности, или точнее сказать, трусости. Жаль, что это касалось только Рафаэля, но, вдруг, он так натренируется не бояться и змеи с клоунами будут не страшнее прилюдного признания в чувствах?

+2

163

Конечно, он понимал, что Саймон никуда не пропадет, пока сам не захочет пропасть или если с ним что-то произойдет. Но для первого варианта Льюис был очень уперт, а второго не допустит сам Сантьяго. Он загонял сам себя в тупик. Ему нужно было что-то сказать. Как-то оттолкнуть от себя мальчишку, показать, что он тот самый Рафаэль, который был жестоким по отношению к нему.
Но именно то и притянуло Саймона к Рафаэлю.
Сантьяго вздрогнул, когда губы Льюиса коснулись его собственных. Первым порывом было схватить парня и оттолкнуть от себя, но все что он смог, это схватить его за локти и сжать пальцами, причиняя боль и кусая его губы клыками, тем самым отстраняя от себя.
Он оживил его.
Рафаэль ненавидел себя за это.
Вампир слишком сильно сжимал локти птенца, но опомнился и медленно выпустил Саймона, отступая на шаг, глядя прямо в его глаза, пытаясь осмыслить его слова. Поцелуй напомнил Сантьяго, что он действительно останется страдать в одиночестве вечность и жалеть об этом, если скажет, что Льюис ему не нужен, когда только в начале его превращения твердил обратное.
Переступи свою гордость или останься один навеки.
- ¿Qué desea? - Слабо спросил Рафаэль, глядя на Льюиса печальным взглядом, выглядя совсем по-детски на все шестнадцать лет, которые навеки были с ним. То, что он перешел на свой родной язык говорило о том, что он действительно устал и потерялся, а также был открыт - бери и терзай его изнутри. Лишь Магнус видел его в таком состоянии.

+2

164

Саймон не жил в клане, он не знал всей глубины их подковерной игры, их отношений, их постоянной внутренней войну, он мог только догадываться обо всем этом. Он мог только надеяться, что понимает Рафаэля достаточно хорошо, чтобы делать какие-то выводы. Но он не мог оставить все, как есть. Его тянуло к этом парню. Тянуло так, что он забыл многое из своей прошлой жизни, он изменился безвозвратно и понимал это. Он отказался от себя и ни чуть не жалел об этом. Быть может со стороны казалось, что он остался прежним, но сам Саймон понимал, что это уже совсем не так. Что по прежнему уже никогда не будет. И у него осталось не так уж много выбора - или идти до конца, делая больно и себе и Рафаэлю, добиваясь того, что они будут вместе, или сделать еще больнее обоим, но позволить Рафаэлю восстановить его прежнюю жизнь.
И Саймон понимал, что сейчас он может действовать только как эгоист, продолжая добиваться собственного счастья, а с ним, если повезет, то и счастья Рафаэля.
Его взгляд, его голос, все говорило о том, как тяжело сейчас Сантьяго, но Саймон должен был продолжать или же вовсе уйти и оставить. И он продолжал, стараясь вспомнить, что значат слова, которые принес Рафаэль. Он уже говорил их.
- Что.. я хочу? - Перевел, как смог для себя Саймон, даже не уверенный в правильности. - Я хочу быть с тобой рядом, любить тебя, не скрываясь ни от кого, просто потому, что это правда. Хочу, чтобы ты любил меня в ответ, не боясь, что это принесет тебе вред. Потому, что знаю, что твой клан будет только еще больше бояться тебя, если на твоей стороне будет светоч. Твой собственный, преданный тебе и любящий.
Льюис вдруг почувствовал себя куда более взрослым, чем Рафаэль, но это не уменьшило значимости того, а напротив, показало, что все происходящее правда, что Рафаэль тоже, пусть и не совсем по-человечески, но живой. Способный чувствовать что-то кроме жажды крови.
- Рафаэль, ты можешь искусать меня всего, если тебе станет от этого легче, но я так просто отсюда не уйду. Больше не уйду.

+2

165

Сантьяго, отрешенный и уставший, покачал головой, прижав ладонь к глазу, чтобы тот не щипало от проступивших кровавых слез. Злясь на самого себя, вампир оскалился, кусая собственные губы до боли, чтобы сбить это глупое желание показать свои слезы тому, который и так делал тебя слабым. Сантьяго прижал другую ладонь и ко второму глазу. Проводя ими под глазами, вампир растер слезы, оставляя алые следы, подобно боевому раскрасу. Что он еще мог? Чувство несчастья и безысходности оставались с ним и не желали покидать, пока Саймон смотрел на него. Рафаэль боролся с ним, боролся с собой и нещадно проигрывал.
- Даже если это место тебе ненавистно? - смог невесело усмехнуться Рафаэль, наконец, подняв взгляд на Саймона. - Даже если я все тот же кровожадный убийца, который убивает зверушек в лесу, вливая в тебя человеческую кровь литрами? Даже если я все тот же гордый эгоист, который не может спокойно отдаться тебе, а желает иметь только тебя до боли в позвоночнике? Даже если я все то же чудовище, которое убивает ради жажды крови? Я никогда не был хорошим, Саймон. И никогда не захочу таким быть. Ты готов с этим смириться?
Рафаэль снова не шевелился, пристально глядя на Льюиса как раньше, когда он только начинал быть его создателем.

+2

166

Обычно Саймону говорят, что он выглядит милым. А теперь мило выглядел не он. Это было странно, но даже немного приятно. Проведя по своему большому пальцу языком, он стер следы слез с лица Рафаэля. Пока для него это выглядело не только мило, но и жутковато, а потому, он решил, что выражения лица Рафаэля более чем хватит для образа.
- Вот сейчас мне немного кажется, что это все было очень сложным и коварным планом по затаскиванию меня в клан, но даже ты не настолько крут. Прости, что уменьшаю твою крутость, я не специально. - Юный вампир смотрел на любимого изучающе, обдумывая все, что тот говорит, и подбирая свой ответ. Это было не так уж просто, ведь все это все было не просто. Но все та же уверенность, что это ему самому нужно, не давала ему развернуться и плюнуть на все. Он так просто не сдастся. - Отдаваться мне не нужно, достаточно того, что мне будет хорошо в постели, а может и не только в ней, главное, чтобы с тобой. Я давно смирился с ролью того, кому никогда и ни как не доминировать в отношениях. Что же до того, что ты кровожадный монстр, то с этим нам придется что-то делать. Может быть я буду все время бегать рядом с холодильником с кровью, чтобы ты на кого постороннего не бросился. Придется мне быть хорошим за тебя.
Саймон пытался быть серьезным, но дурацкая привычка отшучиваться по поводу и без все равно давали о себе знать и губы настойчиво кривились в улыбку.

+2

167

Рафаэль уже проиграл, когда разрешил Саймону войти. У него было все так легко, он принимал любой каприз Сантьяго. Кажется, где-то за пределами этого отеля это было неправильно.
- У тебя стокгольмский синдром, - заявил Рафаэль, будто бы упрекая его в этом, но на его губах все же заиграла слабая улыбка. Все было решено уже давно, а вампиру семидесяти лет просто нужно было пережить этот кризис.
Он сделал шаг навстречу к Льюису и обнял его, прикрыв глаза.
- Прости меня, - тихо прошептал он так, чтобы слышал только его птенчик, и обнял его крепче, ощущая облегчение от того, что вновь может его касаться и чувствовать.

+2

168

- Ты же не станешь настаивать из-за этого на психотерапевте?
Саймон не стал спорить тогда с Рафаэлем, только отшутился. И без того все было очень сложно и то, что Рафаэль сдался, что он, наконец, перестал сопротивляться отношениям, Саймону и всему, что между ними было, было уже хорошо. Как же сложно быть влюбленным в эгоистичного парня с манией величия. Особенно, если тебе самому на эти его качества пофиг, зато ценны другие. Если ты знаешь, что при всей его маниакальности, при всем его равнодушии к жизням других, даже по сути к жизням каждого члена собственного клана, но твоя собственная жизнь для него ценнее всего. Льюис знал, что единственная причина по которой Рафаэль возглавлял клан - это не забота о клане, а потому, что хотел правит. Так ему самому было удобнее. Единственная причина, почему он заботился о членах клана - это стабильность. Пока они живы - он правит. Пока они в безопасности - он правит. С ним, с Саймоном, все было иначе. Обратил ли он его, потому, что влюбился? Или влюбился уже после того, как обратил. Это было не важно, важно было то, что с того момента они стали частью друг друга.
Иногда Саймону казалось, что он выпил тот коктейль только потому, что задумался, засмотрелся на этого чертовски привлекательного вампира, а после уже и укусил его. Это было даже забавно - Саймон первым укусил Рафаэля.
И вот теперь, юный вампир жил в отеле. Не совсем в нем, место его обитания не было одной из комнат отеля, он решил обустроить для себя давно заброшенный флигель на крыше. И все же, он был на их территории. Почти что, переехал жить к своему мужику. Иногда от этих мыслей его передергивало. От того, что в их паре он был по всем пунктам не самым мужественным, но это того стоило. Рафаэль того стоил. Во всяком случае для Саймона.
Флигель требовал ремонта, но кровать стояла, шкаф для его многочисленных футболок тоже, а большего ему и не нужно было. Кровью животных стая его обеспечивать и дальше отказалась. "Живешь со своим упырем, вот и питайся с ним. Или из него", издевательски посмеявшись, послали они его куда подальше. А значит, придется есть то, что даст Рафаэль.
- Такой гордый, что готов жить на улице, но только не с нами? - Шипели на Саймона вампиры, стоя в дверях флигеля и наблюдая, как тот осваивается. - Или в постели у Рафаэля слишком тесно?
- Я просто люблю свежий воздух и солнечный свет. - Лучезарно улыбаясь ответил им Саймон, за что был прижат к стене за горло одним из шипящих на него вампиров.
- Солнечный свет, значит? Может ты и костра будет не против? Можем устроить.

+2

169

Устой поменялся. Рафаэль видел, как начал реагировать на него клан. Все они видели его помешательство на каком-то мальчишке, которому даже полсотни нет. Сантьяго видел их взгляды. Большинство перестало смотреть на него как на лидера. Стали ходить слухи, что его хотят свергнуть. От этого параноидальность Рафаэля только возросла. Учитывая ошибку Камиллы, он пытался уследить за всем и сразу, и не доверял никому, кроме Саймона, потому что Саймону даром не далась его власть и его место. Ему просто достаточно было находиться рядом.
Но Сантьяго не нравилось, какое расстояние и место он для этого выбрал. Флигель на крыше? Отвратительно. Парень лидера и его птенец не должен жить в таких условиях, когда в комнате рядом или в комнате того же Рафаэля было намного комфортнее и уютнее. На худой конец, не хотя, но Сантьяго был согласен на то, чтобы Льюис жил в их квартире, о которой никто не знает.
И например, угрожающие голоса и отшучивающийся тон Саймона говорили о том, что мысли вампира были весьма обоснованными. Сантьяго остановился чуть поодаль, наблюдая за тем, как стервятники столпились вокруг его добычи, нападая и кусая словами, пока один из них не прижал Льюиса к стене за горло. Непозволительное хамство.
- Конечно, можем, - холодно оповестил о своем присутствии Сантьяго. Это заставило парочку вампиров разойтись в стороны. Все же некоторые все еще боялись его. А вот со страхом остальных придется поработать. Рафаэль лишь на миг встретился взглядом с Саймоном, давая тому осознать какой плохой идеей было поселиться здесь.
- Отпусти пташку и иди займись своими делами, - велел Сантьяго вампиру, который удерживал Льюиса над землей.
- А то что? - Прошипел тот. Рафаэль лишь молча посмотрел на него взглядом, который не предвещал ничего хорошего. - Ты не сможешь перебить на всех!
- А всех и не нужно. Только тех, кто мне неверен и думает, что причинять вред моему "родственнику" это умная мысль. Как думаешь, я выберу тебя или светоча, который может быть полезен днем, в отличии от тебя?
Мыслительный процесс не затянулся надолго. Саймона медленно спустили на землю и отпустили. Вампиры стали потихоньку расходиться, весьма настороженно, словно боялись, что Рафаэль словами не обойдется. Но лидер не шевелился, ожидая, пока каждый пройдет мимо него. Смотрел он при этом только на Саймона. И даже когда обидчик Льюиса, который был выше Рафаэля на добротных двадцать сантиметров, приблизился к вампиру вплотную, чтобы таким способом, наверное, напугать, Сантьяго смерил его лишь холодным взглядом. Не сработало. Ублюдок пошел прочь ни с чем.
Но вы же не думали, что Рафаэль отпустит его просто так?
Хватило всего несколько мгновений, чтобы мексиканец разбил стул, взял ножку, которая была достаточно острой на конце и всадил ее между лопаток верзиле. Тот упал на колени, давясь собственной кровью, что накопилась в глотке. Рафаэль дождался пока наступит окончательная смерть, глядя перед собой невидящим взглядом, после чего выпустил "кол" из пальцам, давая телу рухнуть лицом вниз.
- Уберите здесь, - сказал он остальным, поворачиваясь обратно к Саймону. - Предлагаю поговорить в другом месте.

+2

170

Саймон хотел было возразить, что разобрался бы со всем сам, что не надо беспокоится о нем каждый секунду, когда все начали расходиться, но Рафаэль предпочел действовать, доказывая.. Свою крутость?
Когда ножка табуретки вошла в тело обидчика Саймон едва не блеванул. Одно дело, когда ты убиваешь какого-то огромного странного монстра, демона, который даже и на зверя-то не похож. Но вампиры выглядели как люди. Они даже были когда-то людьми. И для Саймона то, что произошло, было слишком близко к обычному убийству. Ноги подкосились и он просто рухнул на пол. Сдерживая рвотные порывы, он сидел возле и смотрел вперед, туда, где умирал один из клана. Он не был ему дорог, он не был ему даже симпатичен. Но только что он был жив. На сколько вообще может быть жив вампир. И все же..
Когда он поднял взгляд на Рафаэля, то все, что было в его собственно взгляде - это страх. Он кивнул и встал, собираясь идти туда, куда поведет его Рафаэль и делать все, что тот скажет. Теперь он мог бы куда яснее представить себе, что из себя представляет его любимый, но пока шок перекрывал все.

+2

171

Саймон выглядел плоховато, и Рафаэль понимал почему. Он не показал никак, что заботится о Льюисе, пока они вдвоем не отошли достаточно далеко, а точнее до комнаты Сантьяго, которая выглядела совсем пустынно, даже если была украшена так богато. Также, как его квартира. Но в квартире были совсем другие ощущения, потому что там было место только для него и Саймона.
- Ну, тшш... - Рафаэль притянул к себе птенца и крепко обнял, прижимая к себе, хотя был уверен, что Саймон его оттолкнет. Поэтому объятия стали лишь крепче, когда Сантьяго запустил пальцы ему в волосы, успокаивающе перебирая пряди. - Это была необходимость. Ты ведь понимаешь это.
Даже если он понимал, Саймон все еще был чертовым пацифистом, даже если он самолично убивал когда-то демонов. Он до сих пор не мог привыкнуть к тому, что мир вампиров жесток.
- Ты уверен, что все еще хочешь жить на крыше? Один. Хорошо, днем тебе там ничего не грозит, но ночью, Саймон. Ты должен переехать в мою комнату, - Рафаэль обхватил его лицо ладонями, заглядывая в глаза.

+2

172

Это была комната Рафаэля. Но в ней все было так же безлико, как и в любой другой точке Отеля. Хотя вампиры и жили в нем веками, но что-то в них менялось, при обращении. Они больше не привносили в окружающий их мир "жизни", словно пытались доказать самим себе, что они больше не люди. Этого Саймону было не понять. Как можно отказаться от всего, как можно стать просто живым трупом сознательно?
Но сейчас это даже радовала юного вампира. Все окружающее было так же жестоко и обезличенно, как и убийство на крыше. И только руки Рафаэля хоть как-то напоминали о том, что он еще сам не так уж и мертв. И его голос. Заботливый и нежный, каким он был во время их близости, физической и не только. Но именно это сильнее всего испугало Саймона. Он попытался вырваться, сбежать и спрятаться, но не мог сопротивляться и только трепыхался в руках Сантьяго.
Понимал ли он необходимость произошедшего? Да, он понимал почему Рафаэль это сделал, но не понимал почему нельзя жить иначе. Для него мир не был наполнен насилием и необходимостью что-то доказывать. Даже тогда, когда он сам пытался доказать всем, что чего-то стоит, он старался сделать это с наименьшими проблемами для всех.
- Я.. Они ненавидят меня, где бы я ни жил. Я просто хотел показать, что не боюсь их. Что я не тво.. Что я с тобой  по собственной воле и не.. Что я сам решаю где мне жить. Если я буду жить в твоей комнате, то они решат, что я не более, чем твоя игрушка. Это хорошо скажется на твоей репутации, но у меня тоже есть гордость, хоть ее и не видно почти никогда. А теперь ты защищая меня убил, - Саймон тяжело сглотнул, стараясь подавить то ощущение ужаса, что было от произошедшего, - одного из своих..

+2

173

Рафаэль в очередной раз спрашивал себя, как его угораздило влюбиться в... пацифиста? В мальчишку, который не так жесток, как он сам? Почему именно он? Где-то кто-то над ним громко смеялся, решив всадить ему в висок стрелу Купидона, когда этот мальчишка появился перед ним.
Сантьяго заглядывал в глаза Саймона, не выпуская до тех пор, пока тот не перестал трепыхаться. И даже после он все еще держал его, гипнотизируя своим темным взглядом, который стал карим, только когда они вдвоем остались один на один.
Объяснения Льюиса заставили тело Рафаэля ощутить дрожь от того, что так заботился о нем. За столько времени мексиканец до сих пор не мог привыкнуть к тому, что кому-то на него на столько не наплевать.
- Его жизнь ничто не стоит по сравнению с твоей, - проговорил тише Сантьяго, оглаживая его щеку большим пальцем. - Если он настолько низко пал, чтобы угрожать тебе только за то, что ты просто можешь находиться на солнце. Каким бы ты не был... пацифистом и хорошим мальчиком, который помогает сумеречным охотникам, ты все еще вампир. Кровь от моей крови, Саймон. Ты для меня важнее любого из них, понимаешь? Теперь каждый будет знать, что с ними произойдет, если они хоть как-то причинят тебе вред.
Сантьяго поцеловал Льюиса в лоб и снова взглянул ему в глаза.
- Конечно, ты волен сам выбирать, где жить... - проговорил он немного расстроено, потому что птенец не хотел жить в его комнате. - Но может тогда, хотя бы вернешься в квартиру?.. Чтобы мне было спокойнее.

+2

174

Рафаэль снова говорил, что у него есть выбор. Но выбора у Саймона не было.
- Если я буду жить там, то либо я буду слишком редко видеть тебя, либо мешать тебе управлять кланом, если буду видеть часто. Ведь именно это и произошло. Они стали.. делать то, - Саймон снова подавил рвотный рефлекс, вспоминая произошедшее, - что делать нельзя. Я не хочу, чтобы твоя репутация страдала из-за меня.
Саймон отвел взгляд, прижимаясь к любимому и не желая его ни куда от себя отпускать, каким бы чудовищем он ни был. Быть может, своим влиянием он все же сможет.. изменить некоторые привычки Рафаэля.
- К тому же, я же притащу тогда сюда приставку. И не только ее. И все свои шкафы с комиксами. И твоя комната перестанет выглядеть комнатой лидера жутких вампиров.

+2

175

- Dios mio, - выдохнул Сантьяго, обнимая Саймона, когда тот прижался к нему после очередного рвотного порыва. Ситуация была сложная, и Рафаэля раздражала эта неопредленность. Его вообще много что раздражало, но когда это касалось его птенца, то раздражение выходило за рамки обыденности. Только представить, что мальчишка обставит всю его комнату так, будто бы Сантьяго не семь десятков, а всего шестнадцать лет.
- Никаких комиксов и приставок, - спокойно запретил он, и снова отстранился, чтобы посмотреть мальчишке в глаза. - Ты должен научиться давать отпор, Саймон. Показать, что ты не такой слабак, как они думают. Я знаю, что это разнится с твоей натурой, но ты ведь можешь не использовать насилия. Тебе нужно завоевать их уважение и авторитет. Я младше большинства в клане, но я их лидер, и они прислушиваются ко мне. Понимаешь, о чем я говорю? Мне нужно, чтобы ты был рядом, - прошептал Сантьяго, заглядывая в его глаза. - Мне нужно, чтобы ты стоял рядом со мной наравне. Если ты продолжишь шутить и улыбаться им в лицо, то только больше будешь злить их.
Рафаэль осторожно поцеловал Саймона и отстранился.
- Их не изменить. И ты тоже не обязан меняться. Если тебе это не подходит, то скажи об этом сразу, чтобы у нас не было проблем, и мы будем встречаться в квартире.

+2

176

Саймон старался крепиться. Все равно, рано или поздно, а скорее всего в самый неподходящий момент, ему придется еще не раз столкнуться со всеми ужасами повседневной жизни любимого. И отшучиваться ему казалось все так же самым естественным.
- А чувство юмора тоже смертельно для вампиров? Те, у кого оно есть погибают первыми? - Не лучшая шутка, с нервными нотками в голосе, но хотя бы больше не тянет блевать. - В квартиру я все равно приставку перетащу. Даже если там не буду жить. И комиксы и плакаты и все свои диски с видеоиграми и настольные игры тоже. А еще коллекционные фигурки и свою басгитару, и диски с аниме и... Рафаэль, мне семнадцать. Правда семнадцать. И я не хочу делать вид, что я суровый древний вампир, которому интересно только грызться с другими быть пафосным. И хотя тебя я люблю таким, сам я таким не буду. Вот тебе и отпор. Но я хотел жить рядом. С тобой. А не так, чтобы ты, суровый лидер, бегал иногда переспать со своим мальчиком. Может мне и будет так проще, но тогда я почти не буду видеть тебя.

+2

177

Саймон был прав. Во всем прав. Но Рафаэль не мог разорваться между ним и своим лидерством. Он не мог защитить его, когда птенец был в окружении тех, кто хотел его убить.
- Саймон, я не... - слова о том, что Льюис всего лишь его любовник на то время, когда Рафаэль должен отдыхать от солнца, были неприятны, потому что это было не так. Была бы возможность, Сантьяго постоянно оставлял Саймона рядом с собой, но он слишком не доверял своему клану, когда дело касалось светоча, которого они все хотели прикончить. Вампир шумно выдохнул, подавляя свое недовольство.
- Ты не мой "мальчик", - огрызнулся Рафаэль. - И ты в любом случае не будешь видеть меня днем, а ночью я все равно больше уделяю времени клану, который становится таким же детским садом, сколько бы сотен лет здесь не было самому старому вампиру.
Глядя мальчишке в глаза, Сантьяго тихо цыкнул и покачал головой. Он же упертый. Если он решил, то Рафаэлю никогда не переубедить его. Вампир выпустил своего птенца, не сводя пристального темного взгляда с его глаз.
- Значит ты все решил? Превратишь свое жилье в комикс-галерею с развлечением? Что скажет твоя мама? Ты рассказал ей, что теперь живешь со своим парнем?

+2

178

- Вот именно поэтому я и хотел жить как можно ближе к тебе, Рафаэль! Потому, что я знаю, что клан требует твоего времени. Я знаю, что ты должен спать днем, или хотя бы прятаться. Я знаю все это. Но даже я хоть иногда эгоист. И мой эгоизм требует, чтобы мой любимый проводил со мной не те крупицы времени, что были раньше, когда ты прибегал ко мне, вырвашись из цепких лап клана! Я хочу быть с тобой! Я!
Саймон все же дернулся назад, на расстояние шага, чтобы Рафаэль видел его лицо, когда Саймон произносил свою речь. Он от злости стукнул кулаком в грудь Сантьяго, а после схватился за лацкан его пиджака. Он хотел, чтобы Рафаэль услышал все еще доводы за и против, и принял правильное решение, потому что сам Саймон принять его не мог. Он не знал ,что будет лучше и правильнее.
Но вопрос любимого остановил пламенную речь. Рафаэль спрашивал совершенно верную вещь.
- Мама? Нет. Она вообще ничего о тебе не знает. Она даже не знает, что я гей, что я вампир, где я пропадаю. она вообще ничего не знает. И.. Я не знаю, как я скажу ей все это. Без уточнений про вампира, конечно. Никогда не думал, что мне придется говорить маме что то вроде "мама, я тут переезжаю к своему парню, ему под сотню, но у него свой большой дом и он будет меня обеспечивать, так что ни о чем не беспокойся, я тебя люблю, буду забегать на праздники".

+2

179

- Вот видишь, - мягко произнес Рафаэль, перехватывая руку Саймона, чтобы успокоить его. - Для начала тебе нужно поговорить со своей мамой. Для начала нужно хотя бы рассказать ей, что ты теперь не гоняешься за девушками. А то ее удар хватит, что ты переехал к подростку за семьдесят. Про мой возраст мы промолчим, конечно.
Сантьяго невесело усмехнулся.
- Я говорю это не потому что хочу, чтобы она стала как-то против или чтобы уговорила тебя не переезжать, потому что это действительно нам не нужно, а потому что для каждого madre - священный человек. Моя была для меня таковой. И надеюсь твоя для тебя тоже. Пока у вас есть время, вы должны поддерживать связь. Ты должен.
Рафаэль поднес руку Саймона к своим губам и поцеловал его пальцы, заглядывая ему в глаза.
- Мы можем сходить к ней завтра вечером, если хочешь.

+2

180

- Теперь я не гоняюсь вообще ни за кем, кроме одного очень опасного и эгоистичного вапира. - Буркнул Саймон, обдумывая все, что говорил Рафаэль. Он был прав, рассказать маме хоть что-то надо. Хотя бы просто появиться спустя столько времени. Если она еще не обзвонила все морги - то это уже хорошо, хоть Саймон и говорил ей, что ему нужно время, чтобы помочь группе преодолеть творческий кризис и он будет пропадать неделями у каждого из участников.
- Моя мама для меня действительно - священный человек. Особенно после того, как папа умер. Но как я могу.. Это же разобьет ей сердце. Она же порядочная еврейская женщина. Она надеялась, что я женюсь на такой же порядочной еврейской девушке, ну или хотя бы на своей подруге, но уж точно не стану по мальчиком.Тем более, что ты выглядишь еще младше меня. Как я объясню ей, что переезжаю к тебе. И.. прости, Рафаэль, я очень, очень, очень, люблю тебя.. Но.. я не хочу, чтобы ты... Понимаешь, ты вампир.. а она моя мама. Давай, я попроую решить это сам. Или.. не будем решать эту тему совсем, а я потом просто придумаю что нибудь, что объяснит для нее все. Я.. правда не хочу расстраивать ее.

+2


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart