» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 141 страница 160 из 208

141

Сантьяго жестом остановил извинения Саймона, приложив палец к губам Льюиса. Качнув головой в предупреждении, Рафаэль снова его поцеловал его и отстранился, чтобы за мгновение дойти с вампирской скоростью до куртки Саймона, найти там смазку и вернуться. С той же скоростью он вновь оказался на спине с Саймоном на своих бедрах. Открыв баночку Рафаэль набрал пальцами немного смазки и растер ее между пальцами, чтобы она была теплее, хотя бы слегка. Учитывая, что они  с Саймоном не были особо холодны и голодны, тем более после того, что между ними только что произошло, Сантьяго подумал, что это все же лучше, чем холодная. Отложив баночку в сторону, мексиканец притянул Саймона свободной рукой, чтобы поцеловать его. Затем переместил ладонь ему на бедро, слегка его сжимая пальцами, тем самым отвлекая Льюиса о того, что пальцами второй руки он уже слегка проникал между ягодицами молодого вампира, чтобы подготовить его к себе.
- Обещаю, потом ты следующий, - тихо прошептал Рафаэль между поцелуями, массируя бедро и бок Саймона. В конце концов, Льюис успел постигнуть легкое наслаждение от проникновения в кого-то ранее. Сантьяго считал, что имеет право быть первым.

+2

142

Когда Рафаэль унесся на вампирской скорости, Саймону не составило большого труда понять куда именно. И только один вопрос интересовал его: кто в активе? К счастью, долго мучиться этим вопросом ему не прошлось и уже спустя мгновения он сидел на бедрах любимого, достаточно четко осознавая ситуацию. Сомневаться в том, что Рафаэль захочет быть активно было бы глупо, учитывая то, как тот предъявлял на него свои права на глазах у всех. Да, Рафаэль Сантьяго любил доминировать.
От прикосновения пальцев к, не совсем предназначенного природой для секса, отверстию Саймон инстинктивно попытался увернуться, но все остальные ласки Рафаэля помогали расслабиться и принять это как данность. Из тех самых форумов и статей Саймон знал, что дискомфорт может быть, а то и есть всегда, когда это происходит первые разы и все же, ему хотелось исчезнуть, скрыться с глаз Рафаэля, таким нелепым он сейчас себе казался. И, пожалуй, это больше всего мешало ему расслабиться и Саймон еще активнее сам целовал своего парня, чтобы не думать обо всем, что его смущало, удивляло в собственном теле или еще как-то отвлекало от того, что у него происходит самая полная и искренняя близость с любимым. Что, черт возьми, сейчас он лишается девственности.
И все же, лучше всего ситуацию исправили слова Рафаэля.
- Я.. Спасибо. - Выдохнул, увлекаемый ощущениями и не слишком способный сейчас к разговором, Льюис на обещание. Он не считал, что быть в позиции того в кого проникают хуже, чем в позиции того кто, и все же, мысль, что Рафаэль согласен отдать ему эту роль возбуждала и помогала расслабиться сейчас так, как то было нужно.

+2

143

Рафаэль уже не мог ощущать. Его охватил азарт от осознания того, что его добыча перед ним, готовая отдаться. Еще немного поводив пальцами между ягодицами Саймона, Сантьяго отстранился, удерживая его за бедра. Не сводя своего хищного взгляда с глаз Льюиса, Рафаэль приподнял его и переместил ближе к себе, уже упираясь членом меж его ягодиц. Давая Саймону собраться, мексиканец стал медленно проталкиваться внутрь, заставляя себя, практически принуждая не торопиться, чтобы птенцу не было больно. Насколько вообще вампиру может быть больно в такой ситуации? Сможет ли сам Рафаэль, привыкший к боли, терпеть это же? Он следил за лицом Саймона и прислушивался к его телу, к тому как оно откликается, чтобы потом самому быть готовым.
В последний момент, оставив одну ладонь на пояснице Льюиса, Рафаэль обхватил второй его член, мягко лаская его пальцами, чтобы Саймон не совсем уж концентрировался от боли, когда сам Сантьяго тяжело дышал уже просто от того, что находился внутри мальчишки, наслаждаясь ощущениями. На миг они просто замерли, давая друг другу привыкнуть к положению. Сантьяго прикрыл глаза, не дыша, пока не сделал глубокий вдох через рот, облизывая губы.
- Ты можешь двигаться? - Прошептал он, все еще не открыв глаза, но снова начиная ласкать член Саймона.

+2

144

Сейчас Саймон не мог смотреть на Рафаэля, смущаясь тем, что происходило. А потому, он делал все с закрытыми глазами, оттого еще острее ощущая каждое действие любимого. Он чувствовал, как пальцы скользят по его телу, как между ягодиц упирается член, как он медленно и настойчиво проникает в него.
Саймон ждал, что будет больно, но то ли вампирская физиология приглушала любые болевые ощущения, то ли чудодейственная сила любви помогала, Саймон правда полностью склонялся к первому, но это было не комфортно, странно, но не больно. НЕ так больно, как должно было быть в самый первый раз, если верить интернету. Все это смущало парня, но он ни за что бы теперь не отступил. Они достигли той точки, которой так стремились достичь с Рафаэлем, разве могут теперь быть какие-то смущения в близости?
Саймон ощущал эрекцию Рафаэля изнутри в полной мере, сам же он, хоть и реагировал сейчас на любое прикосновение так, словно его касались током, эрекции не имел, слишком сильны были остальные ощущения. И все же, прикосновения любимого к его члену заставили Саймона простонать еще громче, когда мурашки прошлись по всему телу от промежности.
- Да.. - Выдохнул юный вампир и чуть наклонился, открывая глаза и рассматривая любимого. Чтобы не испытывал он сам, но он хотел видеть лицо Рафаэля, когда тот получит это удовольствие. Медленные движения, чтобы привыкнуть к происходящему, были идеальным началом. Саймон накрыл руку Рафаэля, ласкающую его, своей, задавая нужный ритм, наслаждаясь этими прикосновениями.

+2

145

Рафаэль облегченно выдохнул, когда Саймон смог двигаться. Сантьяго прикусил губу до крови, заставляя себя не торопить птенца, давая ему привыкнуть к себе. Но каждое новое движение, новое погружение внутрь Саймона только больше подстегивало его. Сантьяго буквально до побеления пальцев вцепился в его бедро, концентрируя свое внимание на том, чтобы доставить удовольствие Льюису на его члене. Какая-то часть мозга Рафаэля отключилась и работала лишь та, которая твердила, что нужно удовлетворить парня, а уже потом самого себя. Сантьяго водил ладонью, направляемый самим Льюисом, пытаясь возбудить его снова, и когда ощутил отклик, сам не смог долго оставаться без внимания.
Рафаэль переложил ладонь на второе бедро Саймона и стал помогать ему насаживаться на себя быстрее, ускоряя ритм и глубину, потому что...  ну потому что он жадный и жестокий вампир. И секс у него в первый раз. И вообще... Неважно. Сантьяго изогнулся в спине, облизнувшись, чтобы убрать кровь со рта, наблюдая за Льюисом, понимая что тому не так уж и больно. Поэтому и ускорение не должно было причинить ему вреда, а сам Сантьяго только начал получать определенное удовольствие, уже не сдерживая стоны.
Кончил он тоже достаточно скоро, но продержался дольше, чем было до этого. Ощутив дрожь по телу после излияния, Рафаэль медленно выдохнул и огладил бедра Саймона, рассматривая его. Подтянувшись и приняв сидячее положение, мексиканец поцеловал его в шею, помогая ему кончить своими ласками.

+2

146

Запах крови Рафаэля будил не нужные сейчас желания. Но не слишком сильно, чтобы помешать происходящему, скорее наоборот, дополняя, заставляя хотеть еще большего. Быть может он такой и есть, секс вампиров, когда хочется не только близости в том плане, в каком она бывает у людей или кто-то еще, но и погрузиться полностью друг в друга, наполняясь кровью партнера? Звучало одновременно ужасно и волнующе. Клыки выскочили из десны и были явно видны, когда Саймон открывал рот, чтобы сделать очередной глубокий вдох.
А вдохи становились все чаще и все глубже. Он даже начал получать своеобразное удовольствие. Странное, неожиданное, дополненное тем, что Саймон продолжал удовлетворять сам себя, даже когда Рафаэль убрал руку, требуя большей скорости. Добиться той же отменной эрекции не получалось, но оно и не требовалось, Саймон понимал, что он скоро кончит и без этого, и в этом было что-то странное, но разве это так важно, когда хорошо им обоим.
Секс не был долгим, но Саймон сейчас был даже рад этому, ведь для него такое проникновение было впервые и тело еще не было готово к тому, что будет.
Кончил Саймон не бурно. Просто излился в руку любимого, снова ласкающую его. Но вот поцелуй он потребовал страстный, поднимая лицо любимого к себе. Клыки так и не скрылись и теперь царапали губы Рафаэля, заставляя поцелуй быть кровавым.
- Ты.. - Саймон говорил прямо в губы, чуть прерывая поцелуй, - Ты.. рад?

+2

147

Рафаэль поддался поцелую Саймона, давая ему слизывать кровь со своей кровоточащей губы. Наверное, будь это секс с человеком, с не больной психикой, тот бы сбежал, но они вампиры, и кровь - составляющая их жизни. Они наслаждались тем, что она была частью этого процесса.
- Ты еще спрашиваешь? - Сантьяго усмехнулся и покачал головой, утыкаясь лбом в плечо Льюиса. - Такое наслаждение ни с чем не сравнить.
Да, даже с убийством или потреблением крови. А учитывая, что потребление крови иногда прилагалось к сексу, то... Мексиканец снова поцеловал своего птенца, оглаживая ладонями его спину и бока.
- Жаждишь своей очереди? - прошептал он, оставляя дорожку поцелуев на линии его челюсти под подбородком и на шее.

+2

148

Организм вампира способен восстановиться куда быстрее, чем у человека. А если это организм подростка, то в вопросах потенции и вовсе не может быть сомнений. Саймону даже казалось, что он сможет повторить что-то подобное еще раз десять за этот день и скорее проголодается, чем устанет или перестанет хотеть Рафаэля. Но это были только предположения и был лишь один способ узнать так ли это - проверить.
Рафаэль отвечал ему полной взаимностью. Он больше не сдерживался и не претворялся крутым и независимым. И Саймона радовало не то, что он видит любимого не таким, а скорее то, что он видит его и таким, каким тот уже давно ни кому не показывался, если показывался кому либо, когда либо вообще - искренним.
Юный вампир перекатился на спину, меняя их позицию на такую же, но уже с ним снизу. Теперь Рафаэль сидел на нем и это было прекрасно. Саймон даже не удержался от того, чтобы пройтись руками по его торсу, поглаживая его собственнически.
- Да, теперь я хочу чтобы ты ответил мне тем же. - Он нащупал баночку, валяющуюся на кровати и вдавил из нее себе на пальцы смазку. И сейчас Саймон был даже рад, что делал это не первым, ведь теперь он уже достаточно увяз в ощущениях и желаниях, чтобы смущаться и как-то иначе мешать себе получать и доставлять удовольствие.
Он приподнялся, хватая ягодицы Рафаэлья и скользя пальцем со смазкой между ними, медленно, но настойчиво проникая сперва, а после и двумя пальцами внутрь.

+2

149

Оказавшись сверху, Рафаэль немного не ожидал того, что будет чувствовать себя более беззащитным, чем до этого. Если бы это было возможным, то по его телу пробежались мурашки, но он слишком был напряжен и пытался привыкнуть к своему положению, чувствуя спиной, как Льюис вновь возбудился. Сантьяго сильно сжал челюсти, пытаясь отбросить ощущения своей открытости. На миг он даже осмотрелся по сторонам, чтобы убедиться, что они с Саймоном точно одни. В отличии от птенца, Рафаэль почему-то продолжал слушать свой разум, когда спала первая доза эйфории.
Сантьяго закрыл глаза, вцепившись пальцами в плечи Саймона, до боли сжимая их, когда тот проник в него пальцами, чтобы смазать проход смазкой. Не разжимая челюстей, которые свело - с такой силой он их сжимал, Рафаэль замер, подобно ледяному изваянию. Он понимал, что должен был выдержать это, потому что это сделал для него Льюис. А еще он должен был расслабиться и не делать ему больно, но пальцы на плечах сжимались только сильнее при каждом новом движении пальцев мальчишки. Гордыня все еще была сильнее чувств к Саймону, и сейчас Саньяго нужно было перебороть ее. Наверное, это и значит любить на самом деле.
Нужно было сделать это самому.
Не стерпев, Рафаэль сам отдернулся от Саймона, решив, что для него это достаточно. Его ждал следующий этап, и он хотел поскорее с этим покончить. Спустив руки с его плеч, Сантьяго обхватил бока Льюиса, и не глядя на него стал сам насаживаться сверху, все еще сжимая свои челюсти. Рафаэль не дышал, когда сел до конца, насколько это было возможно, и кажется не собирался дышать до тех пор, пока это не закончится. Взглянув на Саймона своим потемневшим взглядом, Рафаэль стал двигаться, не разгоняясь постепенно, а начиная сразу же с резких и быстрых движений.

Отредактировано Raphael Santiago (08-01-2017 21:51:44)

+2

150

Каким нежным РАфаэль был несколько мгновений назад и каким он был грубым сейчас. Саймон не мог понять причину, но точно знал, что ему не нравится то, что происходит. Он не хотел заставлять Рафаэля ничего дела. Он хотел взаимности и если Сантьяго не способен ему ее дать, то уж точно Саймон не хочет, чтобы тот себя заставлял. Он не сразу опомнился, так все было быстро. К тому же, ощущения от секса мешали думать, задурманивая разум. Но все же Саймон смог выделить среди всех мыслей и чувств то, которое не давало ему наслаждаться происходящим и резко поднявшись, он положил руку на грудь любимого.
- Стой. - Подавляя стоны, достаточно громко и четко произнес Саймон. В голосе звучали обида и злость и на действия. - Я не хочу чтобы это было так. Если ты не готов, то я не буду принуждать тебя. Обойдусь и без. Но я не хочу чувствовать себя насильником.
Саймон дышал, как обычно дышал, когда был возмущен. Он хмурился и поджимал губы. Все в нем выдавало не желание предаваться любви вот так. Это даже на как таковую любовь и похоже-то не было, хотя умом Саймон улавливал, что без нее Рафаэль этого и делать то не стал бы. Но он хотел, чтобы все было добровольно. Чтобы каждый из них давал то, на что готов.

+2

151

Рафаэль резко выдохнул, когда Саймон остановил его, и также резко слез с него, отстраняясь, вообще слезая с постели, подхватывая плед с кресла, чтобы укутаться в него. Опираясь ладонью о спинку кресла, Сантьяго попытался собраться, потому что сейчас у него были слишком расшатаны нервны и мысли. Он почему-то не мог совладать со своим телом, все еще ощущая присутствие Саймона в себе. Сантьяго нервно провел рукой по волосам.
- Прости... - выдохнул он. Он извинялся? Определенно. - Я... я не могу.
Сантьяго было... стыдно? Все эти эмоции были непривычны. Привалившись боком к креслу, он провел рукой по лицу. Вот было наслаждение и любовь и вот их уже нет.
- Саймон... - тело Сантьяго тронула новая волна дрожи, словно ему было холодно. Нет, он не мог ничего больше сказать. Он уже сделал все, чтобы сделать это самым отвратительным воспоминанием для них обоих.
Рафаэль с вампирской скоростью скинул с себя плед и оделся, останавливаясь около двери, уже когда застегивал пуговицы на рубашке.
- Мне нужно уйти, - без объяснений сказал он, становясь тем самым Рафаэлем Сантьяго - лидером клана вампиров, а не влюбленным цепным псом.
И он ушел. Но не вернулся на следующую ночь, закрывшись в отеле ото всех, веля никого не впускать к себе.
Даже птенца.
Особенно его.

Отредактировано Raphael Santiago (08-01-2017 23:05:22)

+2

152

Что говорить, что делать Саймон не знал. Стоит ли вообще что-то говорить и делать. Он хотел подойти и обнять, но боялся тем самым сделать Рафаэлю еще хуже. И только сидел и смотрел на любимого, ощущая растерянность, потерянность. Все что угодно, кроме того, что хотел ощущать в ночь первой близости. Он винил себя. Ведь он же знал Рафаэля и должен был понять, что это слишком для него, но все равно продолжил.
- Все.. - Взгляд Саймон метался за фигурой Сантьяго. Он не мог сказать, что все в порядке или что все хорошо. Так не было. Он только хотел сказать, что готов простить и забыть все, что произошло и продолжить с момента незадолго до, но ведь все равно это уже не реально. Сегодня это не реально.
Когда Рафаэль ушел, Саймон отдернул штору, убеждаясь, что уже наступила ночь и тому ничего не будет за столь неразумный поступок. Он не собирался кидаться вслед, вообще не представляя что ему делать.
Вернувшись домой, обняв маму и повидавшись с сестрой, прихватив остатки животной крови, он вернулся в квартиру. Но Рафаэля не было. Не было и на следующую и через ночь тоже. Его не было всю неделю, которую Саймон ждал его.
Это начинало беспокоить и злить. Он хотел поговорить, успокоить или извиниться, если проблема была в этом. Он просто хотел увидеть его. Но Рафаэль не спешил объявляться.
Как бы Саймон не относился к клану, все же это было наиболее вероятное место для поисков и он отправился туда.
Уже на входе его попытались развернуть, сообщая, что лидера нет на месте, а если светоч хочет войти внутрь, то только как полноценный член клана.
Юного вампира это не устроило и он просто остался сторожить двери отеля днем, следующим вечером и после.

+2

153

Прошла неделя. Рафаэль упивался своим одиночеством, уверенный, что после той ночи ему не стоит общаться с Саймоном. Льюис был его слабостью. А лидер клана жестоких убийц не должен быть слабым. Вампиры не должны любить. Что делала любовь Рафаэль видел много раз. И он поддался, как глупый мальчишка.
Он позволил себе эту роскошь хоть раз... и совершил ошибку.
Сантьяго топил себя в крови, позволяя себе отвратительную вещь - флегматичное настроение и отсутствие какой-либо деятельности, тем самым предоставляя прекрасную возможность себя свергнуть. Но, наверное, все были уверены, что их босс вернулся, наигравшись с мальчишкой, потому что стоило кому-то пообщаться с Сантьяго, то сразу же нарывались на его скверный характер.
Естественно, он велел следить за Саймоном, и если у того будут проблемы - сообщить.
У Саймона не было проблем. Кроме Рафаэля, которого он искал.
И, конечно, его не трудно было найти. Только никто светоча внутрь не впустил. Однако Рафаэлю стали жаловаться, что он не уходит, и это нервирует всех остальных. Сантьяго это тоже нервировало. Он больше не был тем флегматиком, который только что пил кровь из бокала, подобно аристократу, развалившись на диване в белоснежной рубашке и брюках. Теперь он места себе не находил, изредка косясь в сторону окна и проверяя ушел ли Саймон.
Нет. Он и не уйдет. Что за глупости. Рафаэлю нужно было встретиться со своей проблемой лицом к лицу.
Какой он лидер, если не может этого сделать.
Сантьяго вышел на балкон, встречаясь взглядом с Саймоном.
- Что ты здесь делаешь?
Отличное начало разговора с тем, кого ты любишь.

+2

154

Ну конечно, Рафаэль был в отеле. Где еще ему быть? Клан был тем, ради чего жил Сантьяго, во всяком случае он любил так говорить. А значит когда ему нужно найти что-то, в чем он уверен, он будет искать это в клане.
Саймон поднялся с асфальта у входа и посмотрел наверх. Рафаэль был недоволен именно на столько, на сколько его и ожидал увидеть недовольным Саймон.
- Да вот отмостка у вас тут удобная. Решил, что бомжевать тут буду. А твои это не нравится почему-то. А по мне так хорошее место. Вот найду картонку, напишу на ней что пожалостливее, да и буду тут жить.
Даже за всей язвительностью Саймон не мог скрыть обиду. Он переминался с ноги на ногу, не зная с чего бы ему начать, чтобы Рафаэль все же перестал дурить и пустил его внутрь. Обсуждать что-то вот так - не самое приятное и разумное действие. Не будет же он говорить при всех о причине их размолвки, уверяя, что между ними это ничего не изменит и Рафаэль не стал от этого каким-то другим. Не лучшая тем для разговора при подчиненных, что их лидер вообще подставлял свою жопу какому-то парню, даже если бы каждый из членов клана делал это и не по разу.
- Я не хочу говорить с тобой вот так. Или ты спустишься или впустишь меня. Или я осуществлю здесь свой план с картонкой. - Плохо было только, что звучало это не грозно, а обиженно. Саймон чувствовал себя каким-то фиговым рыцарем, вызволяющим принцессу из замка, только драконом была сама принцесса по совместительству.

+2

155

Рафаэль не сменился в лице. Постарался. Хотя внутри все сжалось, когда он увидел Саймона, пытающегося общаться как обычно. Сантьяго покачал головой, заставляя себя оставаться собой. Тем кем он был до того, как в его жизни появился Льюис. Его птенец и его создание. Его слабость. Сантьяго хотелось злиться на него сейчас, но вместо этого он просто смотрел за тем, как мальчишка паясничает. Рафаэль надеялся, что он обидится достаточно, чтобы не искать его. Но кажется он забыл, что птенец был слишком упертым и настырным. Своим непосредственным характером он добивался слишком многого.
Рафаэль снисходительно взглянул на Саймона. Он обижался, а Сантьяго должен был это игнорировать, чтобы оттолкнуть его от себя. Снова. Отбить все желание появляться перед глазами лидера клана. Рафаэль спокойно мог это обыграть. Мог загородить свое сердце новой стеной, пропитанной ненавистью коя была у всего клана к светочу. И ведь так Льюису будет безопаснее. Пусть лучше остается под опекой нефелимов.
- Проваливай, Саймон, - произнес Сантьяго холодно, глядя на парнишку потемневшим взглядом. До этого Рафаэль только и делал, что питался магической кровью, полученной с доброй руки Магнуса, не буквально. Саймону несказанно повезло, что сейчас Рафаэль был в себе, а не витал где-то в облаках. - Кажется я в последний раз ясно показал, что у нас ничего не выйдет.
Mierda.
Рафаэлю приходилось приложить все усилия, чтобы показать, как он не хочет видеть птенца и пытается его оттолкнуть от себя. Потому что на самом деле он страдал также и знал, что виноват перед ним.

+2

156

Что опять нашло на Рафаэля? Что происходит в этой упрямой башке пятнадцатилетнего старика? Саймон так хотел это понять, заглянуть в нее и, наконец, найти такие пути подхода к нему, чтобы больше не биться снова и снова и стену его невозмутимости. Он же знал, что Рафаэль сейчас врет. При том так хорошо и спокойно, но хотелось выть.
Но юный вампир не собирался сдаваться. Не в этот раз. Слишком много теперь Рафаэль для него значил, чтобы вот так просто сдаться. Но раз любимый не хочет говорить наедине, то пусть все узнают, то, что Саймон хотел сказать наедине. Саймон выдохнул, чуть размялся и снова уставился на фигуру на балконе.
- Так значит ты получил от меня все, что хотел? Наигрался и выбросил. Прекрасно, это я понять могу. Ты - у нас, гордый лидер, сильный и независимый, берущий то, что вздумается. В это я, пожалуй, наверное, поверю. Только скажи мне, Рафаэль. Если это был твой план, то зачем ты пытался дать мне то, что хотел я? Если ты такой независимый, то зачем забота обо мне? Потому что я - светоч? Или есть что-то еще, чего я не знаю?
Льюис злился и эмоционально размахивал руками, пытаясь достучаться до Рафаэля. Запасы крови, что он с собой взял закончились еще днем. Скорее даже испортились, все же переносного холодильника у него с собой не было. И этот маленький факт добавлял вампиру нервозности. Но как бы он ни проголодался, он не собирался уходить отсюда, пока не узнает все, что Рафаэль думает или хочет. Ответ или голод. Только так. Может это и было не похоже на обычного Саймона, но те, кто был не безразличен ему в жизни могли бы сказать, что это был все тот же Саймон, та самая сторона, что борется за любимых.

+2

157

Конечно, он не ушел. А пошел в наступление. Рафаэль усмехнулся, недовольно скривив лицо, пряча за ним свои страдания и боль. И бил он своими словами туда, куда нужно. Сантьяго впился в него взглядом, желая, чтобы он исчез, испарился, не давил на больное, словно вонзал кинжал раз за разом в старую рану. Это было неудобно. А когда Рафаэлю было неудобно, то он избавлялся от неудобства.
К сожалению, так, как он избавлялся от всего, он не мог также избавиться от Саймона.
- Ты - проблема, Саймон, - злобно отозвался Сантьяго. - Моя проблема.
Кажется, он повторялся. Когда-то это было уже произнесено.
- Любовь к тебе - слабость. - Вот оно. Суть всей проблемы. - Я не смогу быть хорошим лидером, когда из-за тебя я могу подвергнуть весь клан уничтожению.
Война говорила об этом. Война, в которой они выжили, а другие нет.
- Из-за тебя я могу уничтожить мир, - Сантьяго вцепился пальцами в перила балкона, чуть ли не свешиваясь вниз в порыве гневной речи. - Из-за тебя я могу погибнуть. Из-за тебя я изменился.

+2

158

Как необычно. Сколько раз и от скольких людей он это слышал? Да, Саймон - извечная проблема, но уж простите, он не собирается исчезать. Вот теперь просто из вредности. А она у него была, хоть и совсем чуть-чуть. Обычно она проявлялась в том, что он язвил.
- А из-за тебя, и мои изменения куда серьезнее, между прочим! Рафаэль, мне надоело орать об всем этом на глазах всего клана! Не веди себя, как обиженный ребенок!
Впервые Саймон заметил это в Рафаэле. То, что он и правда был младше него внешне, особенно, когда был обижен, расстроен или что он там еще скрывал за своей маской "невозмутимости". Да, когда он был холоден или зол, то выглядел постарше, но не сейчас.
- Или я пойду напролом, чтобы поговорить с тобой нормально и только после этого решать уходить мне или нет. Раз уж наши с тобой отношения теперь - развлечения для всего твоего клана.
Публичные персоны, что уж. Папарацци не хватает со вспышками фотокамер, для полного абсурда. Когда это только все так успело измениться и Саймон из тихони превратился вот в это, то, что орет под балконом любимого, чтобы тот впустил его.

+2

159

Обиженный ребенок. Как верно.
Рафаэля будто бы облили холодной водой, сбивая всю спесь. Он отшатнулся назад, словно в него выстрелили. Глядя на гневного Саймона, а затем проверяя его слова на правдивость публичности, Сантьяго сделал недовольное лицо. Потому что ему было плевать, кто его слышит, а кто нет. Все равно все уже поняли, что лидер у них хуевый.
- Давно бы уже научился взбираться по стенам, - с легким недовольством и напускным презрением кинул Сантьяго. - Впустите его, - наконец, решил он, потому что Льюис не уйдет.
Рафаэль вернулся в комнату и подхватил бокал с кровью мага со стола. Подняв бокал перед собой, он думал над глотком. Он хотел выпить, чтобы не помнить этого разговора и чтобы говорить было легче в принципе.
Но думал он слишком долго.

+2

160

Потребовалось совсем не много времени, чтобы влететь на вампирской скорости в отель и добраться до комнату Рафаэля, тормозя тому руками в грудь и толкая того. Саймон продолжал смотреть обиженно, тяжело дыша при этом, но не от усталости или бега, а по привычке примитивного, которая у него осталась для таких вот случаев. Но злиться больше он не мог, только обижаться и хотеть обнять Рафаэля.
- Так думаешь, что лидер отказавшийся от того, что считает для себя нужным - хороший? Тот кто убегает от трудностей - хороший? - Это больше не звучало грозно, как только что с улицы. Юный вампир чуть ли не ныл эти вопросы. ОН хотел, чтобы все это прекратилось и он спокойно смог подойти и поцеловать того, кого любил, обнять и не отпускать. Но он должен доказать Рафаэлю, что это нужно и ему, раз уж тот так упрям и ни за что не хочет признавать таких очевидных вещей. - Для чего тебе вечность, если до меня у тебя ни кого не было и ни кого и не было бы еще долго, без меня? Одно и то же каждый день, кровь, разборки, и одинаково бессмысленные вещи!
Саймон практически упал на стоявший рядом неприлично дорогой стул, на котором он смотрелся совсем не уместным. Даже будучи вампиром, он был собой, в плане одежды, в плане движений, жестов. Он опустил голову на руки.
- Ты правда хочешь чтобы я ушел? Ты хочешь этого?

+1


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart