» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 121 страница 140 из 208

121

- Я бы тоже не принял, если бы не Бейн, но у меня это вышло быстрее, чем у тебя. Наверное, потому что я уже был монстром... - тихо ответил Рафаэль, рассматривая лицо Саймона. Сантьяго уже заранее принял то, что он был чудовищем, потому что он убил своих друзей. Хуже упасть уже было некуда. Можно было только подняться, и Магнус попытался ему в этом помочь. Рафаэль же пытался удержать своего птенца на той вершине, что он стоял. Проба человеческой крови лишь спустит его на одну ногу ниже, но это ничто по сравнению с тем, где стоял сам Рафаэль.
Сантьяго видел, что Саймону очень хочется пить. Старший вампир чуть склонил голову на бок, рассматривая Льюиса, у которого клыки так и просились наружу. Старший вампир втянул носом воздух, но запаха крови, свежей крови или не засохшей через пластик не было. Он понимал, что голод Саймона был настолько велик, и противится предложению было просто глупо.
Рафаэль аккуратно коснулся щеки птенца и провел пальцами по его скуле, успокаивая своим прикосновением.
- Обещаю, я удержу тебя от убийства. Ты никого не убьешь из-за голода. Хотя я уверен, что ты сдержишься, потому что ты - лучший вампир, которого я когда-либо знал.
Сантьяго провел пальцами вниз, чтобы положить ладонь ему на плечо и протянул пакет Саймону в руки.

+2

122

Слова поддержки, которые сказал Рафаэль были более чем ожидаемы, и все же, они невероятно много значили для Саймона. Он поднял взгляд от пакета и, не сдержавшись, поцеловал Рафаэля, быстрым, страстным поцелуем, а после сжал пакет в руках, стараясь делать это не слишком сильно, чтобы не повредить. Тяжелое дыхание, необходимо больше по привычке, помогало взять себя в руки.
А ведь и правда, от сдачи этой крови ни кто не умер. Ни кто даже не пострадал, напротив, люди получили это деньги. А значит все нормально, он просто ест. Не более того. Он ни кому не причиняет вреда.
Саймон положил в рот уголок пакета и прокусил его кончиком клыка. Понадобилось всего мгновение, чтобы запах достиг его, и еще одно мгновение, чтобы взгляд Саймона зажегся, а клыки вылезли на полную длину. Больше он не отдавал себе отчета, направив струю крови себе в горло и только делал редкие глотки, когда крови скапливалось слишком много. Пакет кончился так быстро, что Саймон даже не понял, когда это произошло. Он опустил его и ошалело огляделся в поисках следующего. Пришлось зажмурить глаза и "отключиться" от ощущений, чтобы вернуть себе способность мыслить и не носиться как полоумный в поисках.
- Я.. Мне стало лучше. - Легкая эйфория, смешаная с приглушенным голодом, разливалась по телу. Организм просил еще, но Саймон не хотел торопиться. Он не хотел есть как животное. Если он на это решился, то все долго быть в рамках его сознания, все должно быть его собственным решением.

+2

123

Рафаэль внимательно следил за птенчиком. Саймон питался жадно, как настоящий вампир. Сантьяго, который успел утолить свой голод, лишь сильнее сжал плечо Льюиса, когда тот стал осматриваться в поисках добавки. Они оба знали, где лежит эта добавка, и Рафаэль считал, что Саймон заслужил хотя бы еще один пакет. Однако Сантьяго, к сожалению или к счастью, знал, что для парнишки один этот пакет человеческой крови уже подвиг.
- Ты можешь выпить еще, - осторожно произнес старший вампир. - Я смогу остановить тебя в любой момент. Уверен, что одного достаточно?
Саймон явно колебался. Рафаэль отобрал у него пустой пакет, отбрасывая его на пол. Ладонь с плеча снова сместилась на шею, чтобы притянуть Саймона ближе и поцеловать - нежно, аккуратно, успокаивающе. Отбирая последние капли крови с его губ, царапаясь об его клыки. Сантьяго провел кончиком языка по его небу, давая выбор - наслаждаться им или же кровью, пока не наступит очередная ночь.

+2

124

Потребовались силы, чтобы сорваться с места и не стоять у холодильника опустошая пакеты. Но Это должно быть не так. Когда и если придется время опустошить еще один, то он сделает это осознанно. Если уж вступать на этот путь, а рядом с Рафаэлем, рано или поздно, но ему придется это сделать, то делать это осознанно.
- Уверен. Сейчас мне достаточно. - Произнес Саймон с небольшой заминкой, оценивая свои силы.
Поцелуй любимого, теперь, когда он не был так сильно голоден и делал все осознанно был во много раз приятнее. Да, это был поцелуй именно любимого. Теперь Саймон не боялся этого слова, поздно было бояться чего-то подобного. Кто не видел их вместе, тот уж точно слышал о том, что светоч сосался с лидером клана вампиров Нью Йорка посреди поля трупов. Весьма любопытная со всех сторон ситуация. Но какая им сейчас разница? До ночи уж точно.
- Ты передумал? - Саймон отстранился и усмехнулся. Сам он хотел Рафаэля уже по иному, в этом не было жадности, но все еще хотел. Правда теперь беспокойство: "а как оно будет?", "а что надо делать?", "а понравится ли Рафаэлю? Не закосячит ли он?". Но разве нужно сегодня доходить до конца? А там может и в интернете что-то нароет, советы какие. В конце концов, уж Саймон-то современный парень. А пока можно целовать и..
Он потянул Сантьяго обратно на кровать, чтобы продолжить начатое на ней. Не плохо было бы ополоснуться, но кровать все равно уже уделана.

+2

125

- Может быть слегка, - улыбнулся Рафаэль, ложась следом за Саймоном на постель, притянув его ближе к себе в объятия, не собираясь выпускать весь день. Они разговаривали, смеялись, целовались и ласкали друг друга прикосновениями, изучая, чтобы в следующий раз не было слишком сильного напряжения или недопонимания. По крайней мере Сантьяго делал это именно для этого. Чтобы Саймон вдруг не передумал или не передумал он сам. 
Этот день был самым приятным из тех, что у него были, но все же даже вампирам нужен сон. Они проспали в обнимку от силы всего пару-тройку часов. После этого вместе сходили в душ, также не заходя за рамки того, что было днем, потому что Сантьяго хотел оставаться трезв умом и не расслаблен телом. Им предстояло важное событие. И еще кое-что весьма неприятное - внимание со стороны.
Весь вид Рафаэля говорил о том, что он не собирается это ни с кем обсуждать. То, что произошло на поле касалось только его и Саймона. И то, что они изредка касаются друг друга, будто бы напоминая, что каждый из них рядом с другим и поддерживает его, тоже касалось только лидера клана и его птенца. Любая попытка заговорить с Сантьяго об этом оканчивалась весьма плачевной. Для вампиров. Что до других, то им старший вампир сделать ничего не мог, но его хищный взгляд был намного красноречивее. Если Саймону было неуютно отвечать, то Рафаэль тут же оказывался рядом, чтобы приструнить любопытствующего. Это, конечно, никак не играло в пользу спокойного принятия Соглашения, но кто виноват, что у кого-то не хватает тактичности, чтобы не лезть в личную жизнь лидера клана вампиров и его птенца.
Не прошло и года и все было решено, и Рафаэль с облегчением направлялся домой вместе с Саймоном в полном молчании. Он явно был вымотан негативными эмоциями на окружающих, поэтому не просто держал Льюиса за руку, чтобы не посметь даже сказать ему что-то плохое, потому что Сантьяго мог.

+2

126

Ночь проведенная в ласках, в знакомстве с телами друг друга, пусть и не таким уж откровенным, была бы прекрасней, не вспоминай Саймон о том, что предшествовало ей. Но руки и губы Рафаэля помогали справиться с этими мыслями, а порой и вовсе прогоняли их прочь. И Льюис бы с радостью провел так еще не один день, ночь, а может и неделю. Но политика не ждет, Рафаэль представитель своего клана, а для соглашения нужно мнение каждого лидера. Да и сам Саймон был, к его великому сожалению, не такой уж незаметной фигурой, и каждый норовил заполучить его. Чаще всего для опытов.
И только эти мысли о необходимости помогли Саймону не пялиться во время принятия душа, а заниматься делом. Было так странно рассматривать другого парня вот так. Прежде он не раз переодевался в другими парнями и.. Саймон не мог дать на это правильного ответа, было ли ему интересно, приятно или что-то еще. Но сейчас рассматривать ему было точно приятно. И все же, он старался не смотреть.
И снова испытание его духа, ожидало его уже на Саммите. И молодой вампир не знал, что напрягает его больше: то, как каждый норовит с дурацкими вопросами и вниманием, или то, как Рафаэль защищает его, словно бы он собственность Рафаэля. И только тогда, когда лидеры удалились на обсуждение и подписание, Саймон смог, наконец, уделить время Клэри и прочим. Насмешливые взгляды Джейса и Алека, обеспокоеный взгляд Клэри, удивленный Изабель. Каждый из был не мало удивлен произошедшим, и больше всего не полом избранника, а.. его статусом. И принадлежностью к вампирам. Но что Саймон мог ответить, кроме того, что он и сам удивлен, но ничего не может, да и не хочет поделать. Что Рафаэль не такое чудовище, а если и такое, то он, Саймон, на него хорошо влияет и рад этому. И еще больше его смутили взгляды нефилимов, когда Сантьяго еще более собственническим жестом утащил его. Но вот сейчас Саймон точно не решился бы спорить, даже будь у него повод. Просто потому, что не хотел видеть Рафаэля еще больше взбешенным и похожим на чудовище.

+2

127

Только в квартире Рафаэль смог спокойно выдохнуть и насладиться присутствием одиночества, скрашенного тем, что Саймон был с ним. Его взгляд стал намного спокойнее, фигура больше не несла в себе напряжения, а негативные мысли покинули голову. Сейчас в его голове была пустота, которая заполнялась постепенно запахом Льюиса, его обеспокоенными взглядами и движениями. Сантьяго вел себя не так, как стоит себя вести лидеру клана вампира. Он должен был быть спокойнее, хладнокровнее и не реагировать на остальных. Из-за этого страдала его репутация и его авторитет. А также страдал Саймон. Но мексиканец с самого начала предстал перед своим птенцом как собственник, и это въелось в его подкорку, стало частью его характера с тех пор, как Рафаэль оказался в клане.
Он продолжал молчать, пока не насытился кровью, что сделало его состояние намного лучше, а также успокоило. Сантьяго стал мыслить ясно. Саймону он пить не предлагал - если птенчик захочет, то возьмет сам, зная, что Рафаэль не даст ему сделать глупостей, если Льюис сам не сможет удержаться. Внимательно осмотрев квартиру, чтобы приметить, что все на своих местах, вампир сел в кресло и посмотрел на любимого.
- Прости за сегодняшнее, - он не знал за что конкретно извиняется, но чувствовал, что должен был это сделать. Скорее всего за свое поведение, которое, может быть, неприятно Саймону.

+2

128

Ночь была не простой и долгой. Куда дольше предыдущей. Из всего, что сейчас чувствовал Льюис, самыми явными были ощущения, что он вымотан и что он хочет чтобы Рафаэль успокоился. Нервозность любимого передавалась и ему, будоража чувство голода, которого бы не было, не будь оно у Сантьяго. Но сейчас Саймон не хотел есть, надеясь, что когда насытится Рафаэль, то все будет проще. Но он чувствовал, что кое-что менялось в нем. Он больше не отворачивался, при виде того, как любимый пьет кровь, напротив, в этот раз он следил за ним. За каждым действием, которое делал Рафаэль, выжидая когда настроение того будет хоть немного восстановлено.
- Уже простил. Для нас обоих все это не так уж просто.
Саймон вообще не любил злиться или обижаться, во всяком случае долго, успокаиваясь сразу после того, как первая злость проходила, в почти любой ситуации. Да и он не считал, что в этот раз у Рафаэля было за что извиняться, ведь ситуация и правда была не такой уж простой, а характер старшего вампира явно не был легким.
Стоять дальше не было ни смысла ни желания и Льюим подошел к кресле, на котором сидел Рафаэль, усаживаясь на его подлокотник, в надежде, что тот достаточно спокоен, чтобы воспринимать его действия правильно.
- Ты - молодец. Убедить не только свой клан, но и другие принять условия и выдвигать свои в разумном количестве - это очень сильно. Я горжусь тобой, Рафаэль.

+2

129

Слова птенца успокаивали, как и его присутствие. Рафаэль слабо улыбнулся, когда Саймон присел на подлокотник его кресла, говоря о том, что гордится им.
- Кто из нас еще кем должен гордиться, птенчик, - тихо хмыкнул Сантьяго, беря его за руку, чтобы переплести их пальцы вместе. Так было еще лучше. Мексиканец почувствовал, что полностью восстановился, потому что здесь не было тех проблем, что были снаружи. С тех пор, как Саймон стал вампиром эта квартира повидала достаточно. Она стала их местом, которое не раскроет их секретов, потому что стены умеют молчать.
Воспоминания вчерашнего дня накрыли с головой, заставляя Сантьяго взглянуть на Льюиса менее спокойно. Вчера его останавливала лишь жажда крови и адреналин Саймона. Сейчас они оба были спокойны и мыслили радикально. Теперь Рафаэлю ничто не мешало поцеловать птенца так, как ему хотелось уже очень давно. Вампир притянул свое любимое создание за руку к себе, заставляя наклониться, чтобы мягко, а затем все более требовательно поцеловать его, лаская пальцами заднюю сторону его шеи, слегка пробираясь за ворот одежды. На миг оторвавшись, Рафаэль поднялся с кресла, поднимая за собой Саймона, чтобы оттеснить его к постели, пока сам снимал пиджак.

Отредактировано Raphael Santiago (27-12-2016 22:21:17)

+2

130

- У меня есть имя, - с шутливым вызовом отозвался Саймон, прежде, чем Рафаэль притянул его и поцеловал. Этот поцелуй явно говорил, что будет дальше. То, чего ждали и хотели они оба. Но сегодня Саймону было немного страшно. Будет ли все так хорошо, как он себе фантазировал? Не решит ли Рафаэль, что это было совсем не то, что ему нужно, получив секс? Но отступать было поздно, теперь идти можно было только вперед и Саймон шел. Он ответил на поцелуй и послушно встал, когда Рафаэль решил, что пора сменить место дислокации. Он даже сам, так же поспешно, как и его любимый, снимал с себя взятый для саммита перед выходом, пиджак. Ходить в нем было странно, но выбора не было, ведь своей одежду у Саймона, пока, здесь не было. Но было нечто невероятно пикантное в том, чтобы носить то, что касалось кожи Рафаэля, к счастью рост и размер у них был один.
К тому моменту, когда ноги коснулись кровати и под напором Рафаэля, Саймон упал на кровать, он уже выкинул куда то на диван пиджак и теперь расстегивал рубашку.
- Вот за это я люблю футболки, чтобы их снять не нужно много времени.

+2

131

- Ты ничего не понимаешь в растягивании момента и процесса, Саймон, - снисходительно отозвался Рафаэль, слега улыбаясь и отбирая у Льюиса возможность расстегивать пуговицы. Рафаэль сам занялся его рубашкой, делая это намного медленнее, будто бы дразнил мальчишку. Но при этом он все равно склонился, чтобы поймать губы Льюиса своими и поцеловать его. А когда рубашка полностью открыла грудь Саймона, Рафаэль стянул ее с его тела, оставляя пару поцелуев на его плечах.
- Ты готов? - Сантьяго остановился, заглядывая птенцу в глаза. Потому что сам Рафаэль не очень был уверен в том, что им это действительно нужно. Он беспокоился о том, что будет после. Изменит ли это их отношение друг к другу? Каково это будет? Им явно нужно было что-то еще. Почему Рафаэль не додумался поговорить с Магнусом? Желание, бьющееся в его груди и о ребра, твердило, что отступать поздно, что бояться нечего, потому что птенец принадлежит ему, и Рафаэль принадлежит Саймону. Если будут какие-то неудобства они сразу скажут это друг другу. Ведь так? Сантьяго прижался носом к шее Саймона, прикрыв глаза и коснувшись ее губами, заставляя себя успокоиться насколько это было вообще возможно, когда ты находишься в предвкушении момента. Рафаэль никогда еще так не волновался, но об этом он не скажет. Они уже видели друг друга без одежды. Они уже касались друг друга, и казалось знают все друг о друге. Что может пойти не так.
Сантьяго перекатился на спину, позволяя Саймону оказаться сверху. Удерживая его за бедра, мексиканец стал расстегивать ремень на его штанах, пока Льюис расстегивал ему рубашку.

+2

132

- Мне все еще семнадцать, не только внешне. - Фыркнул Саймон. Но он знал, что если они протянут и дальше, то он точно испугается. Так сильно, что может попросту сбежать, и последствия этого были не менее пугающими, чем последствия того, чего они так желали.
- Да, я готов. - Большего Саймон из себя выдавить не смог. Но он точно знал, что не отступится.
Прикосновения Рафаэля к паху волновали, пусть и были они лишь через штаны. Еще немного и этой преграды уже не будет.
Рука Саймона скользили от одной пуговицы ку другой, а когда с ними было покончено, то по обнаженной коже, более теплой от выпитой крови, чем у него самого. Все было до странного естественным. Льюис и не думал, что будет вот так сидеть на парне, сгорая от нетерпения и ощущая как сильно они оба возбуждены.

+2

133

Сантьяго скользнул взглядом вниз, но лишь на миг, чтобы понять, что Саймон возбужден, как и он сам. Самому Рафаэлю было тесно в своих брюках и этим он делился с Льюисом, прижимая его за бедра плотнее к себе.
- У тебя же было с девушками? - Спросил Рафаэль, хотя знал ответ. И спрашивал он не из-за ревности, а из-за того, что Льюис был опытнее в этом вопросе. Ну надо же, семнадцатилетний парень был опытнее старого деда. - Ты... брал их сзади?
Сантьяго смотрел в глаза Саймона, стягивая с него штаны. Рафаэль видел многое, что может делать человеческое тело, если дело доходит до секса, но также вампир знал, что человеческое тело ограничено, а особенно мужское тело, в том, где и как можно доставить удовольствие.
Сантьяго не торопил Саймона, как и совсем оголять его тоже. Его ладони скользили по бокам птенца, оглаживая пальцами линии ребер. Затем он завел ладони назад, чтобы очертить лопатки Льюиса. Он также делал и вчера, но сегодня это было по иному. Настолько, что вампиру даже приходилось дышать, шумно и глубоко вдыхая воздух через нос.

+2

134

- Сзади? - Саймон сперва не понял о чем речь. Потребовалось некоторое время, прежде, чем Саймон догадался, что речь шла не о позе, а скорее о месте проникновения. - Нет! У меня была всего одна девушка и все это очень-очень традиционно... Она сама все сделала..
Саймон ощущал, что звучит как неудачник и слабак, раз все и всегда за него решают. Даже вот сейчас Рафаэль полностью направлял его, решая что и когда будет.
- Но я читал и смотрел в интернете.. Даже, - Слово "смазка", было слишком извращенским, по мнению Саймона, когда дело касалось не шуток или чего-то подобного, а самого настоящего применения в отношение него самого. - купил.. В куртке лежит, зашел в аптеку как раз перед тем как попасть в Аликанте. Но в остальном мы на равных.
Теперь Саймон был без штанов, открытый, возбужденный, почти беззащитный. Но он хотел, чтобы в этом они были на равных и он приняслся за пряжку ремня любимого, за его ширинку.

+2

135

Было как-то странно слушать, что за Саймона все сделала девушка. Или нет. Учитывая то, каким был Льюис до того, как стал вампиром и каким он был до того, как они с Рафаэлем признались друг другу в чувствах, не было ничего удивительного в том, что произошло между ним и той девушкой. Вообще удивительно, что она согласилась. Сантьяго не хотел спрашивать почему, потому что сам Саймон вряд ли знает ответ. Но тем не менее он был смышленым малым. Рафаэль одобрительно улыбнулся, когда птенец сообщил о том, что озаботился о том, чтобы им было легче друг с другом.
- Хорошо, - тихо проговорил вампир, давая Саймону стянуть с себя штаны, чтобы затем снова притянуть его к себе, отдавая жадный поцелуй. Проведя одной ладонью к шее, оставляя ее там, чтобы обласкать кожу Льюиса, Сантьяго шумно вдохнул воздуха, ощущая запах Саймона, когда его вторая ладонь скользнула к животу птенца, оглаживая его торс, а затем скользя ниже к линии боксеров. Рафаэль не знал, кого больше отвлекал от происходящего  - себя или Саймона, - но его ладонь уже была в трусах птенца и осторожно касалась пальцами возбужденного члена. Сантьяго отстранился ненадолго, глядя в глаза Льюиса, обхватывая его член совсем легко. И это казалось Рафаэлю таким естественным, что не осталось сомнений о том, что он делает все правильно. Выпустив шею парня, Сантьяго спустил боксеры с его бедер, чтобы было легче действовать. Он увереннее стал ласкать Льюиса, не отрывая взгляда от его лица.

+2

136

Прикосновения Рафаэля были правильными, и куда более волнующими, чем Саймон ожидал. Саймон надеялся, что удовольствие на его лице не выглядит дебильным, но уделять внимание контролю он не хотел, честно показывая все, что ощущал от прикосновений, а ведь это было только начало. Все, чего он сейчас хотел, чтобы руки Рафаэля действовали как можно увереннее, уж другой парень-то точно должен знать что делать с членом. Пока еще едва слышные, стоны срывались с губ Саймона, и понадобилось время, чтобы он собрался с мыслями и протянул руку для ответной ласки, оттягивая трусы Рафаэля и обхватывая его член.
Он изучал Рафаэля взглядом так же, как и Рафаэль изучал его. Он хотел знать все, что испытывает сейчас его любимый, как он выглядит. Только его взгляд был полон всего, что он чувствовал сам, ведь в отличае от старшего вампира не умел, да и не любил хорошо врать. Он хотел быть максимально честным, особенно сейчас, в момент близости. Саймон хотел, чтобы и Рафаэль был с ним открытым, но не стал бы этого требовать, ведь быть открытым можно только желая сам. И Саймон был готов ждать, когда Рафаэль придет к этому.
Он наклонился к любимому, прижимаясь всем телом, зажимая их руки, ласкающие друг друга, и поцеловал, жадно, страстно, желая получить от Рафаэля все, что тот мог дать в близости.

+2

137

Рафаэль... надо же, он вздрогнул, когда Саймон стал касаться его не просто около паха. Шумно втянув воздух в легкие, Сантьяго ощутил волну удовольствия, заставляя его тело дрожать некоторое время, пока вампир не справился с этим. Ему было не по себе, что Льюис видит его таким - открытым, беззащитным, а в итоге слабым. Он попытался успокоить себя тем, что птенец и сам перед ним был таким. Причем всегда. И Рафаэль должен был ответить ему тем же хотя бы так, даже если придется делать через силу. Мексиканец заставил себя расслабиться, позабыть обо всем, отключиться, и сконцентрироваться лишь на Саймоне и его теле, его ласковых пальцах и поцелуях.
Прижимая свободную ладонь к его спине, плотнее прижимая к себе, Сантьяго ненадолго выпустил член Льюиса, но лишь для того, чтобы прижать его к своему и обхватить их ладонью, сплетая ее с ладонью птенца. Теперь они оба старались доставить удовольствие друг другу, отдаваясь и наслаждаясь. Рафаэль зачем-то задышал чаще, когда они оба ускорили ритм. Скользнув губами в сторону, оставляя смазанный поцелуй на щеке Саймона, Сантьяго заставил его опрокинуться на спину, а сам склонился сверху, плотно прижимаясь и отираясь своими бедрами о его. Его губы уже были на шее Саймона, но и клыки пошли в ход, нежно проходя по его коже, скорее чтобы добавить пикантности, чем действительно прикусить ее и пустить кровь. Рафаэль уже не думал ни о чем, кроме того, что сейчас происходило между ними. Он любил Саймона и это делало его другим. Это заставляло его быть счастливым. И это же его ломало. Сантьяго застонал, изогнувшись в спине, ощущая, что он избрал правильную тактику, потому что рука Льюиса, которая собственнически обхватывала его член была лучшим способом, чтобы разрядиться.

+2

138

Мысли уходили на второй, а то и третий и четвертый план, заставляя думать только о том, на сколько приятно было происходящее. Как волна удовольствия проходила от каждого движения ладоней вдоль двух, прижатых друг к другу членов. Как ему хотелось стонать и он это делал, когда слышал стоны любимого. Как мурашки бежали от прикосновения клыков Рафаэля. Но ему не было страшно. Возможно, он не испугался бы сейчас, даже если бы Рафаэль прокусил ему горло, потому, что сейчас ему было хорошо. Он чувствовал, что все между ними не просто так. Что, что бы не делал Рафаэль, он делал это только для того, чтобы сделать хорошо. И хорошо было, чертовски хорошо.
Саймон выгибался, прижимаясь к любимому, запуская пальцы свободной руки в волосы, у самой шее и перебирая их. Слишком короткие, чтобы можно было ухватиться, но ведь и не этого хотел Саймон, он хотел только касаться любимого, каждую секунду их близости. Касаться как можно больше и чаще.
Вот только неопытность не играла ему на пользу и от силы ощущений этой близости он кончил слишком рано. Он полностью отдался ощущениям.
Удовольствие и счастье, постепенно сменились смущением и Саймон отвернулся, желая скрыться, но не решаясь этого сделать.

+2

139

Рафаэль не думал, что все будет... так быстро? Да, он был вампиром. И все, что было быстро в его жизни это он сам и его сородичи. Остальное же было для него слишком медленным, продолжительным. Вечность тянулась отвратительно, словно была хромой и полумертвой кобылой, которой оставалось всего пару минут. Но она еще боролась, и от того раздражала.
Сантьяго, удивленный от того, что Саймон кончил так быстро и он сразу же следом, некоторое время завис, просто склоняясь сверху, все еще сжимая ладонь на их членах. Ему пришлось как-то осознать, что все кончилось, хотя тело все еще находилось под эйфорией. А потом Сантьяго не мог понять чего смущается Саймон. Выпустив его, Рафаэль обхватил пальцами его подбородок, поворачивая его лицо к себе, чтобы снова поцеловать, но нежнее, чем было до этого. Стертые губы болели, но вампир был слишком увлечен, чтобы вернуть птенца к себе, чтобы замечать боль. Оторвавшись, он посмотрел в глаза Льюиса, чтобы убедиться и убедить его, что все в порядке.
- Еще? - осторожно спросил он, потому что этого явно было недостаточно для тех, кто делал это в первый раз. Или почти в первый раз.

Отредактировано Raphael Santiago (30-12-2016 00:30:45)

+2

140

Рафаэль был нежен? Да, он был куда нежнее, чем обычно. Словно пытался утешить. Или что-то еще? Но так или иначе, Саймон ответил на поцелуй, стараясь отогнать все, что уже успел себе надумать. Он не мог упустить возможность почувствовать нежность от Рафаэля, ведь она была именно тем, чего ему временами не хватало в отношениях.
- Прости, я.. - Начал было оправдываться Саймон, но не знал, как это сделать так, чтобы не выглядеть еще более жалким. Он опозорился перед тем, кого любил, перед тем, кто сам был еще девственником, но кончил позже. Саймон хотел показать себя лучше, доказать, что Рафаэль не должен ни о чем жалеть. Но все это было так глупо, и сама ситуация, и все эти мысли и желания. Кроме одного.
- Да, еще. - Не так уверенно, как стоило бы, ответил Саймон и потянулся к губам любимого. В этот раз он сможет удовлетворить его, во всяком случае, решимости у Льюиса было еще больше, чем раньше.

+2


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart