» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 101 страница 120 из 208

101

Рафаэля больше ничего не волновало, кроме мальчишки, который жадно отвечал ему на поцелуй, давая им насытиться друг другом. Сантьяго даже был разочарован, когда поцелуй был разорван. Вампир не хотел открывать глаза, чтобы увидеть своих сородичей, которые видели все это.
- Я имею права ничего не объяснять. Я все уже показал, - заявил Рафаэль, выпуская Саймона, который лег на спину рядом. Сантьяго зачем-то тяжело задышал, чувствуя, как адреналин медленно сходит на нет. Они справились. Битва окончена, и они оба живы, а теперь еще и раскрыты. Рафаэль ощутил, что за очень долгое время ему вдруг стало легко.
- Пойдем домой? - Тихо попросил Сантьяго, переведя взгляд на Льюиса. Он имел ввиду свою квартиру. Там было полно крови и там никто им не помешает. - Пожалуйста? - Добавил умоляюще мексиканец на всякий случай, слегка приподнимаясь и от того корча лицо в гримасе боли. Ему нужно было всего лишь осмотреть свои потери, позволить остаткам клана отдохнуть, потому что близился рассвет и доложиться, наверное, подружке Саймона, что он его забирает. Или это Саймон забирает Рафаэля...

+2

102

- Домой? В нашу квартиру? - "Нашу", Саймон даже выделил это слово, примеряясь к нему. Он прекрасно понимал, что будет в "их" квартире, как только Рафаэль регенерирует. Кровь прильнула к коже, перебивая вампирскую бледность. К счастью, сейчас была ночь и этого было не видно. И все же, Рафаэль был прав. Там будет спокойно, там есть кровь. Там есть все, что им нужно сейчас после битвы. Вот только отпустят ли их сейчас? Люк и прочие говорили, что нужно будет держать совет и обсуждать будущие всех видов. Что сейчас должно решиться новое, правильное соглашение. Но ведь Рафаэль ранен, может быть возможно оставить кого-то другого, в качестве представителя, кому Рафаэль смог бы доверить такое важное дело, как переговоры с нефилимами, оборотнями, магами и фейри. Хотя первые два представляли большие сложности для вампиров, как обычно. Но Саймона все это касалось мало, он думал об этом лишь как о важной части жизней близких ему людей, но не его самого. Его самого сейчас волновало только как найти Магнуса и заставить его поставить им портал домой, а после доставить туда Рафаэля. И если повезет, то по дороге сказать Клэри, что они уходят.
Вот только Клэри сама искала его.
- Саймон! - Кинулась она к другу.
- Я не ранен. Но мне нужен Магнус, - вскакивая на ноги, Саймон сразу перевел разговор в нужное русло, - Я должен доставить Рафаэля домой. Я не позволю ему умереть. Помоги мне найти Магнуса.

Это оказалось не сложно. Саймон не знал, что объединяет этих двоих, но Магнус сделал портал для Рафаэля. В квартиру. Попрощавшись с подругой, Саймон подхватил все еще истекающего кровью любимого и шагнул в портал.

+2

103

Рафаэль вымученно улыбнулся на "нашу квартиру". Ну надо же. Кто-то стал считать, что все настолько серьезно... Неужели мальчишка все-таки сломается и будет жить в квартире с Сантьяго? Неужели он окончательно присоединится к клану? Рафаэлю мало в это верилось, но все это был хоть какой-то сдвиг.
Оставлять кого-то вместо себя Сантьяго не хотел. Условия соглашения должны были быть рассмотрены им лично. Никак иначе. Поэтому он попросил всего день на свое восстановление, пообещав, что будет ночью. Ловя на себе чужие взгляды, Сантьяго делал вид, что ничего особенного не произошло. В конце концов, то, что у одного из нефилимов был парень маг всех устраивало, так что ничего удивительного в том, что два вампира на глазах у всех поцеловались, когда один из них чуть не умер.
Конечно, это было удивительно. Все привыкли, что Рафаэль не проявляет таких эмоций, а мальчишка был по девочкам. Но в тихом омуте... Рафаэлю было плевать о чем они все думают. Он просто хотел уйти вместе с Саймоном.

Когда благодаря Бейну они оказались в квартире, Рафаэль выпустил Льюиса, чтобы самостоятельно добраться до холодильника.
- Сегодня ты тоже не будешь пить то, что я предложу? - Ведь птенчик до сих пор был вегетарианцем в каком-то смысле. Себе же Рафаэль ни в чем не отказывал, уничтожая запасы, которые хранились тут достаточно долго, будто бы дожидаясь своего часа. Организм постепенно начала приходить в норму. Отойдя от холодильника, не потрудившись его закрыть, Сантьяго подошел к зеркалу, расстегивая порванную рубашку, чтобы рассмотреть длинный все еще красный шрам, начинающийся на груди и заканчивающийся на животе, который появился вместо раны. В зеркале Рафаэль нашел взгляд Саймона и замер.
- Спасибо, что спас меня.
Сантьяго не знал, что сказать, но он должен был прервать это неловкое молчание. Или не должен был, но момент был нарушен.

+2

104

Саймон молча смотрел на Рафаэля, на то, как тот поел, как осмотрел себя. Это было так удивительно. Еще несколько минут назад они были в битве, а после Рафаэль истекал кровью и мог умереть, опоздай Саймон хотя бы немного. А теперь спокойно, как нечто само собой разумеющееся рассматривал исчезающий шрам. Скорее всего, скоро не будет даже и шрама. И для Рафаэля все это было само собой. Но для Саймона все было иначе. Сегодня он пережил самую страшную ночь в своей жизни. Он не мог так просто залезть в холодильник и влить в себя кровь. Не сейчас.
Саймон смотрел на Рафаэля и не знал чего он хочет больше, выместить на нем все свои ощущения усталости, ужаса, растерянности и счастья, что тот жив, злостью или же страстью.
- Не за что. Я не мог иначе.
Саймон хмуро прижимался к стене, находя в ней опору, сжимая плотно зубы. Пока он не хотел думать о том, что будет дальше, но точно мог сказать, что ничего скрывать и отрицать он уже не будет. Как и не будет присоединяться к клану. Ему нужен только Рафаэль, и не потому, что он вампир, а вопреки.

+2

105

Рафаэль усмехается.
- Мог. Ведь это я сделал тебя таким... - Сантьяго оценивающе осмотрел его отражение. Чудовищем. Они оба были испачканы в крови и оба были на взводе. Но ни один, ни второй не пытался сделать первый шаг к тому, чего им хотелось больше всего - к друг другу. Надо же, Сантьяго чувствовал себя неловко, но вел себя как обычно. А вот Саймон... Казалось птенец вырос и возмужал. С признанием своих чувств он стал иным. Мужчиной. Рафаэль видел в нем не просто мальчишку, а того за кем он может пойти в огонь и в воду, уверенный, что получит тоже самое в ответ.
- Если ты устал, то можешь остаться, - Сантьяго отвернулся, поворачиваясь спиной к Саймону, отходя к постели, которая не использовалась уже очень давно. Конечно, Саймон мог остаться, просто потому что это и его квартира с некоторых пор, но вампир решил ему напомнить, если парень вдруг вздумает уйти. Сам Сантьяго уже стаскивал с себя пиджак и рубашку, бросая их на пол - все равно уже бесполезны. Немного подумав, Рафаэль прошелся мимо окон, чтобы прикрыть их занавесками, прежде, чем первые лучи солнца выйдут за горизонт. Только после этого Сантьяго приблизился к Льюису, беря его за руку, чтобы оставить поцелуй на внутренней стороне ладони просто потому что ему этого хотелось. В конце концов, теперь он имел на это всецельное право, данное ему Саймоном, когда тот признал свои чувства.

Отредактировано Raphael Santiago (21-12-2016 23:48:20)

+2

106

Становление вампиром сейчас было невероятно далеким. Словно бы его и не было, а Саймон всегда был таким, как сейчас. Скорее всего, это было ощущение именно этого момента и когда все успокоится, то он и сам подумает, что мог и именно из-за этого. Но сейчас это было нереально. Он действительно не смог бы иначе и был счастлив видеть Рафаэля живым. На столько, на сколько это возможно в отношении вампира. Он принял это решение и оно было верным.
- Я останусь. Сегодня мне больше некуда пойти, - все так же мрачно наблюдая за Рафаэлем, заметил юный вампир. Это было правдой, ему некуда было пойти. Кроме этой квартиры и дома матери у был только гараж Эрика. Ни в дом матери ни в гараж он не мог бы заявиться из-за того, как он выглядел сейчас: грязный от крови демонов, и тех, на чьей стороне он был сам, ведь ни кто не задумывался над тем, чтобы разбрызгивать ее аккуратно, отрывая кому бы то ни было конечности, разрывая горла, вспарывая внутренности. Его одежда была разодрана, а волосы стояли отнюдь не привычными мягкими кудряшками, так же слипшиеся от крови. Но пойти домой он не смог бы просто потому, что тихий и уютный дом сейчас казался чем-то далеким и потусторонним прямо сейчас. Он просто не смог бы смотреть в глаза всем этим простым людям сразу после того, что он испытал. И совсем иначе все было с Рафаэлем. Он был с ним там, он чуть не умер.
И Рафаэль мог дать то, чего сейчас хотел Саймон, еще больше подгоняемый голодом. Саймон отлепился от стены и резким движением прижал к ней Рафаэля, целуя его, царапая, торчащими от голода, клыками его губы. Может быть это был не правильный способ избавиться от всего, что сейчас Саймон испытывал, но прямо сейчас этот способ у него был и он его использовал.

+2

107

Рафаэль почувствовал, как лопатки больно царапнули стену, когда Саймон прижал его спиной к стене, впиваясь своими губами и клыками в рот Сантьяго. Тяжело вдохнув запах его адреналина и желания, мексиканец жадно ответил на поцелуй Саймона, прижимаясь к нему вплотную. Желание прошлось волной по телу вампира, передаваясь от птенца. Рафаэль, поднабравшийся сил, с сверхчеловеческой скоростью переместился с Льюисом к постели и повалил его, склоняясь сверху. Оскалившись, Сантьяго слизнул кровь со своей губы, которую разодрал Саймон своими клыками. Мальчишка все еще был голоден, и именно голод и то, что он пережил на поле боя подталкивали его к необдуманным действиям. Сантьяго нахмурился, хватая запястья птенца, чтобы прижать их к постели, не давая свободу действий.
- Посмотри на меня, - велит Рафаэль, ловя взгляд мальчишки. Саймон взводе и из-за него начинает заводиться Сантьяго. Но у старшего вампира больше выдержки, чтобы противостоять этому. Он не спал ни с кем 70 лет. Он может потерпеть еще немного.
- Мы не сделаем это сегодня. Не тогда, когда ты себя не контролируешь. Твоя жажда крови и борьбы, которые тебе не свойственны, сейчас может сыграть с нами злую шутку, и на завтра ты может пожалеешь об этом. Я этого не хочу.
Сантьяго аккуратно выпускает одну руку Льюиса и осторожно касается его щеки, чтобы успокоить его, а второй ладонью переплетает пальцы с пальцами Саймона. Да, когда они в таком положении, это не очень помогает, но Рафаэль уже вряд ли даст сделать птенцу необдуманные действия.

+2

108

Рафаэль был сильнее и быстрее. В очередной раз Саймон почувствовал это, когда тот остановил его. Саймон дернулся, все еще заведенный, даже наоборот, из-за позы заводящийся еще больше. И только здравомыслие пробивающееся через голод и возбуждение дали ему прислушаться к словам Рафаэля. Тяжело простонав, он откинулся на кровать, расслабляя руки. Возбуждение ни куда не делось, а вот желание продолжать исчезло.
- А если не пожалею? Если я понимаю, что делаю? Ну или догадываюсь, ведь парня у меня не было, да еще и вампира.
Сопротивление было скорее по инерции, а вот разрядка была нужна по-настоящему. Хоть какая нибудь, и Саймон просто искал способы с этим справиться, не делая того, о чем он, по словам Рафаэля, может пожалеть. Поговорить - не худший вариант. Правда тема была не сильно помогающая.

+2

109

Рафаэль улыбнулся, забираясь пальцами в растрепанные волосы Саймона, чтобы расчесать их. Покачав головой, Рафаэль коснулся губами лба Льюиса, а затем нежно поцеловал его в губы, ложась рядом на бок, чтобы видеть птенца перед собой.
- Это "если" меня и напрягает. Даже если ты понимаешь, что делаешь, то это не значит, что ты не будешь жалеть. Ты опьянен. Как если бы был опьянен алкоголем, а на утро вспомнил, что переспал с кем-то не тем. Я хочу, чтобы мы оба были трезвы и осознавали до конца, что делаем.
Сантьяго высвободил руку из его волос и коснулся ею шеи Саймона, заставляя посмотреть себе в глаза.
- Потому что у меня никого и никогда не было, Саймон. - По тону Сантьяго было ясно, что он очень хочет донести это до птенца. Что он снова будет первым. Первым, потому что Рафаэль сделать его первым.

+2

110

Саймон не спал с кем-то-не-тем под алкогольным опьянением. Хотя что-то аналогичное было с той единственной девушкой, с которой у него было. Только тогда он был опьянен.. кровью Рафаэля. И не стал сопротивляться своей фанатке. И да, тогда он скорее все же пожалел на утро. Так что о чем говорил Рафаэль Саймон не плохо понял. Вот только в этот раз он точно ни о чем жалеть не собирался.
И даже хотел это и ответить, но прикосновения Рафаэля сбивали с мысли. А еще его глаза, цепкие и требовательные. Скорее всего в этом были виноваты десятилетия жизни вампиром, но все же, оторвать взгляда не получалось, да и не было желания. "Никогда и никого", - донеслось до Саймона и он не сразу понял смысла. Он моргнул, пытаясь переварить.
Он всегда думал, что уж у вампиров, таких красивых с точки зрения людей, было все, что они захотят, тем более, когда убедился, что эрекция у вампиров очень даже есть. А уж Рафаэль не были молодым вампиром. Вот только..
- Сколько лет тебе было, когда тебя обратили? - Саймон даже приподнялся на локте от любопытства. - Я ведь почти ничего о тебе не знаю. Даже твоей фамилии. Если и слышал, то это было давно и я не придал тогда значения.

+2

111

Рафаэль не очень понимал, как связан возраст его обращения и то, что он ни с кем не имел половых связей. Выпустив руки Льюиса, Сантьяго подпер рукой голову, глядя на любопытствующего птенца.
- На сколько я по твоему выгляжу? - Выглядел Рафаэль старше своих вечных пятнадцати лет. Было интересно на сколько он выглядит в глазах птенца. - Моя фамилия Сантьяго. - Улыбнулся он, решив, что ему все же удалось отвлечь мальчишку от своих демонов. Тем более, раз они открылись друг перед другом, и старший вампир знал большую часть о младшем, то младший имел права знать о старшем. Сантьяго знал, что так будет честно, пусть он и не любил говорить о прошлом. Но самое страшное о нем Саймон уже знал.
- Я эмигрировал из Мексики в США вместе со своей семьей. Я был самым старшим ребенком и по сути главой семьи, потому что отец мой был еще тем ублюдком. Меня обратили, когда мне было пятнадцать. - Рафаэль сделал паузу, взглянув на Саймона. - Что было дальше, ты знаешь.

+2

112

А действительно, на сколько он выглядит? Саймон на столько привык, что вампиры далеки от обычной человеческой жизни, что даже не задумывался на сколько каждый из них на самом деле выглядит, не то, чтобы Саймон много общался с кем-то из вампиров, кроме Рафаэля. И все же..
- Я думал, что ты мой ровесник. Ну в смысле, что тебе было столько же, сколько и мне, лет семнадцать.
Узнать хоть что-то о том, с кем ты уже не просто встречаешься, а заводишь самые настоящие отношения, и собираешься отстаивать их перед всеми - весьма полезно. Хотя бы просто чтобы не было потом неприятных сюрпризов, когда заявится кто-то с не добрыми намерениями и куда большими знаниями.
- Просто мне казалось, что я единственный парень в современном мире, который к семнадцати годам еще остался девственником. - Саймон обдумывал что бы еще задать. - А где тот, кто обратил тебя?
Вопрос вырвался сам по себе, и Саймон даже пожелал, что произнес его, но было уже поздно. Судя по лаконичности ответов и тому, как Рафаэль был обращен, он не очень-то любил эту тему, а давить на больное хотелось не очень.

+2

113

Как быстро менялись темы у этого мальчишки... Рафаэль вздохнул, хотя по сути не нуждался в этом, и лег на спину, подложив руки себе под голову, глядя на на птенца, а в потолок. Сантьяго чувствовал своими биологическими часами, что солнце уже на подходе. За окнами начинали петь утренние пташки, но вампиру казалось, что они сегодня с Саймоном вряд ли заснут. Воспоминания стучали в висках, заставляя мексиканца погрузиться в прошлое.
- Я убил его, - с неким удовлетворением в голосе произнес Рафаэль, все еще не глядя на птенца. Ему не нравилось, что Льюис слышит удовольствие в голосе своего создателя от убийства создателя. Но в конце концов, у Рафаэля была веская причина.
- Потом меня нашел Магнус по просьбе моей матери, спас и приютил себя, обучив всему, что должен знать вампир о сумеречном мире. Только когда я научился себя контролировать, я вернулся в семью, а затем попал в клан к Камилле. - На этом приятная часть закончилась. Рафаэль перевел взгляд на Саймона.
- Дальше я думал лишь о том, чтобы занять ее место.

+2

114

Саймон ожидал услышать что-то подобное, и все же, то как Рафаэль произнес это "убил", было для Саймона дико. И не потому, что он не мог бы сейчас и подумать о том, чтобы убить того, кто сделал его вампиром, но и вообще он мог представить что кто-то может так радоваться убийству. Это в очередной раз показало ту пропасть ,что отделяла их с Рафаэлем в восприятии мира, в том, как они относились к своему.. к своей нынешней жизни.
- Твоя мама знала, что ты вампир? - Саймон едва ли не вскочил, осознав, что без этого, его мать едва ли стала бы обращаться к магу за такой необычной просьбой. Ему даже любопытно стало какой была эта удивительная женщина, если она знала о реальности вампиров, магов и всего прочего, но он понимал, что наверняка, для Рафаэля говорить об этом было бы неприятно, а он и так пристал с дурацкими вопросами.
Льюис пристально смотрел на Рафаэля, стараясь понять его, увидеть за этим грозным вапиром того мальчика-эмигранта, но получалось это с трудом. Слишком уж прилизанный и ухоженный он был сейчас. Саймону было любопытно сегда ли его взгляд был таким жестким, ведь быть главой семьи в пятнадцать - не так-то просто. Сам Саймон рос без отца, но главой семьи он все же не стал, родившись после сестры. Собственно, именно сейчас он мог бы попытаться им стать, делать это став вампиром - не очень удобно.
- Значит ты тоже жил с семьей уже после становления?

+2

115

Саймон был живым. Рафаэль рад, что не смог его изменить. Возможно, сегодняшняя ночь что-то переключила в нем, пробудив того самого зверя, который жил в любом вампире, но этого было недостаточно, тем более, что Сантьяго пытался остановить Льюиса от изменений, обращаясь с ним так, как не обращался ни с кем. Рафаэль менялся сам, и он не был к этому готов. Может быть, это одна из причин почему он остановил Саймона сегодня, а не потому что заботился о том, что мальчишка будет жалеть на утро.
- Знала. - Спокойно ответил вампир, но уже с большой неохотой, чем он рассказывал до этого. - Я заходил к ним... Как можно жить с семьей, если ты ночное существо, которое хоть и имеет над собой контроль, но все равно хищник? Я не светоч, птенчик. Я не могу также, как ты. Не мог...
Рафаэль не изменился в лице, но воспоминания о семье явно приносили ему боль. В конце концов, он любил их всех. Даже если прошло достаточно десятков лет, чтобы чувства поутихли... Саймон заставлял Сантьяго чувствовать. А мексиканец так долго разучивался от этого. Раньше он был совсем не таким, как сейчас. Возможно, останься он человеком, то он был бы таким же, каким он был сейчас с Саймоном. Но останься он человеком, он бы и не встретил своего птенца.
- Как ты думаешь, сколько мне лет на самом деле? - Вдруг спросил Рафаэль, внимательно глядя на мальчишку. У них не должно было остаться секретов, и если Льюису будет отвратно знать, что он проведет свою ночь с семидесятилетнем стариком в теле пацана, то Сантьяго поймет.

+2

116

Саймон всеми силами старался понять Рафаэля, но ему было сложно, потому, что он не мыслил для себя, как это расстаться с семьей. Во всяком случае, пока они живы. Как он будет объяснять что с ним не так Саймон не знал. Но очень хотел верить, что он придумает.
- Мне так жаль, Рафаэль. Но твоя мама очень любила тебя, раз не испугалась нового тебя. Боюсь, что ему узнает моя.. То ни за что не поверит в то, что я ее сын. Каждый раз она просит раввина повлиять на меня, чтобы я не пошел по кривой дорожке. А я.. - Саймон грустно ухмыльнулся. Тема была такой грустной, как и сам Рафаэль, ведь его манера речи менялась. Он явно не хотел об этом говорить, но говорил, потому,что Саймон спросил его. И Саймон хотел остановиться, перестать спрашивать. Но знал, что если замолчит, то вернется к тому, что Рафаэль делать не хотел сегодня. Битва еще не успокоилась в его крови и приходилось поддерживать себя в состоянии обычного Саймона. А еще сводил с ума запах запекшейся на них обоих и так и не смытой крови.
- Тридцать? Сорок? Пятьдесят? Сто? Ну уж точно ты не из таких уж давних времен. Мексиканцы не так уж давно иммигрируют в США. - Льюис очень надеялся, что это не прозвучало грубо, ведь все его не многие знакомые по школе, что были сами иммигрантами или детьми иммигрантов, не шибко радовалсь когда с ними вообще говорили на эту тему. Тем более, если сделано это было не легально. А судя по тому, что Рафаэль был из бедной и не самой благополучной семьи, то и переехали они, скорее всего, не слишком легально. Знала бы мама, что ее хороший мальчик любит на столько противоречащего ее идеалам парня. Хотя вроде маме-то он понравился. И откуда у мексиканского мальчика такие манеры? Саймон с любопытством смотрел на любимого.

+2

117

- Раввин?.. - Осторожно спросил Рафаэль, а затем вздернул брови. Ах да, еврейские корни. Надо же. Сантьяго невесело улыбнулся. - Кажется, раввин проиграл эту битву. Я знаю, что ты вряд ли захочешь прибегать к таким мерам, но ты всегда можешь очаровать свою мать... и сестру. Ты понимаешь о чем я?
Конечно, он понимал. Он был вампиром уже не первый день и должен знать как использовать энчанто, хотя сам Сантьяго его этому не обучал. Не успел. Но теперь у них было полно времени.
- Семьдесят, - с грустной улыбкой ответил вампир. - Я старше тебя на пятьдесят три года.
Сантьяго произнес это достаточно многозначительно, чтобы до Саймона дошла эта разница. Внимательно глядя в глаза мальчишки, мексиканец уловил блеск голода в них.
- Может все-таки выпьешь крови? - Осторожно спросил он, садясь на кровати. - Иначе когда я засну, ты облапаешь меня во всех местах, а я и не почувствую. Это будет большим упущением. Мне надо, чтобы ты успокоился.
За этими шутками Рафаэль прятался. Все же ему и правда не нравилось, каким уязвимым он становился с Льюисом.

+2

118

- Да, кажется понимаю. Как-то раз я случайно даже сделал это. Но я не хочу этого делать. Это было бы не честно по отношению к ним. Если узнают.. то тогда, может быть.
Это действительно казалось Саймону не честным и не правильным по отношению к родным. Ну как можно так легко принять то, что ты уже не только обманываешь их, но и применяешь жуткие штуки, которые созданы для убийств? Нет, для Саймона это было не возможно. И только если они узнают, то он решится на это, чтобы дать им возможность жить без подобного груза.
- Ну.. не так уж и много.. Если ты думал, что испугаешь меня, что я встречаюсь не с мальчиком. которому пятнадцать, а со стариком, которому под сотню, то нет. Я не испугался. И знаешь почему? Потому, что я понимаю, что ты не стал бы лидером клана, будь ты совсем молодым вампиром. Не стал бы из бедняка, едва ли не аристократом, за короткий срок. Вообще все в тебе говорит, что ты не первое десятилетие уже живешь в этом мире и он повлиял на тебя. Так что я предположил, что тебе достаточно много, но похоже мою мечту познакомиться с тем, кто расскажет мне, как жили рок-звезды прошлого из личного с ними общения, не осуществить. Если конечно, ты еще что-то от меня не скрываешь в своих привычках и интересах.
Саймон тяжело вздохнул и проследил за тем, как Рафаэль садится. Предложение поесть был хорошим и разумным, но вот то, что Рафваэль к нему добавил, Саймона возмутило и он подскочил, вставая на кровати на колени, рядом с Рафаэлем и грозно смотря на него.
- Я не извращенец! Я не стану так делать! - Он даже обиженно задышал, на столько задетый тем, что Рафаэль думал о нем подобным образом. - Если тебе станет легче, я мог бы поесть, но ведь здесь только кровь людей. А ты знаешь. что я...

+2

119

- Я пошутил, - быстро попытался успокоить мальчишку Рафаэль, касаясь его плеча. Слегка улыбнувшись, Сантьяго его сжал. - Конечно, ты не станешь так делать. И не будешь воздействовать на свою мать без веской причины, потому что ты хороший.
Хороший... Ну и угораздило тебя, Рафаэль.
- Нет ничего плохого в том, чтобы пить кровь людей. Она отдана добровольно, Саймон. Я уверяю тебя. Она поможет тебе лучше, чем кровь животных, которой у меня нет. На охоту мы уже не пойдем, почти рассвет. Оборотней, которые ее сюда доставят, тоже. Им явно сейчас не до этого.
Коснувшись ладонью щеки птенчика, Сантьяго поднялся с кровати и подошел к открытому холодильнику, забирая один пакет. Закрыв холодильник, вампир вернулся к любимому и сел напротив, пока что оставляя холодный пакет у себя.
- Я не давлю на тебя, но настоятельно рекомендую. Могу подержать тебя за руку, чтобы не было так страшно, - усмехнулся Рафаэль.

+2

120

- Я не боюсь. Точнее не так этого боюсь. По-другому. Это не как нападать на кого-то сильнее тебя или идти к стоматологу, хотя теперь мне это и не грозит. Не грозит, ведь? Это просто.. Я же говорил, что я пацифист и вегетарианец. Или был им. И теперь для меня.. Это противоречит всему, что я считал для себя полностью правильным. Если бы не ты, возможно, я бы ни когда не смог бы даже в той, что есть, степени принять себя новым. Для меня - это действительно, проклятие. Я не виню тебя, просто оговорю, как есть.
Отвести взгляд от пакета с кровью было невероятно сложно. Запаха сквозь пластик не было, но Саймон помнил вкус, запах и ощущения, которые дарила кровь в таких пакетах. А сейчас он был у него перед глазами. Клаки лезли наружу, но выдержки хватало, чтобы не дать им этого сделать. ОН был голоден и считал, что доводы, которые приводит Рафаэль верны сами по себе. Но ему нужно было еще одно подтверждение.
- Я знаю, что ее сдают добровольно. Если только кто-то не сливает ее из несчастных жертв для вам, как в каком нибудь трешовом ужастике. Но даже если добровольно.. Прошу, скажи мне, что я не стану чудовищем, которое станет убивать людей ради вот этого. Что сдержаться от этого мне будет так же легко, как сейчас, или даже легче. Я очень хочу в это поверить, хочу быть уверенным в этом, чтобы сделать хотя бы глоток.

+2


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart