» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 181 страница 200 из 208

181

Рафаэль нахмурился. Он прекрасно понимал, что Саймону сложно, но также Рафаэль считал, что просто так оставлять это нельзя.
- Я дам тебе время. Неделю. За неделю ты должен рассказать ей. Оставлять просто так, значит обманывать ее. А ты и так уже врешь ей о том, что ты человек. Договорились?
По лицу птенца было понятно, что договариваться так он не хотел, но Сантьяго не оставил ему выбора, удаляясь прочь из своей комнаты, чтобы дальше работать с кланом.
Прошла неделя, но результата  было ноль. Саймон откладывал неизбежное. И чем дольше он это делал, тем неприятнее становилось Рафаэлю. Он решил, что это обычная трусливость Льюиса, поэтому решил ему помочь своим способом, ничего не сказав птенцу. Конечно, он мог обижаться после, но главное дело будет сделано. Рафаэль взял телефон Саймона, когда тот этого не видел и пригласил его мать на ужин от его имени, сказав что ему нужно сказать нечто важное. После этого Сантьяго сам позвал Саймона... у них... это принято называть свиданием. И пока они гуляли, вампир как бы завел Льюиса в тоже кафе, что сидела мама Саймона, которая накинулась на него с объятиями после давней разлуки.

+2

182

Кодному важному решению, которое Саймон решить не мог, Рафаэль заставил его принимать еще одно. Не менее сложно и еще более неприятное. Но как можно сообщить маме в семнадцать лет, что ее хороший мальчик за короткий период времени стал совсем другим. СОВСЕМ ДРУГИМ. Все, что было прежде, теперь почти не имело значения, кроме характера самого Саймона. Но как... И Саймон не придумал. Все неделю, все то время, которое он не проводил в обятиях, в постели Рафаэля, он проводил под окнами своей матери. Не совсем под ними, но очень не далеко, так, чтобы его не заметили. Он пытался заставить себя, но так и не придумал с чего начать разговор.

Но Рафаэль делал все, чтобы помочь Саймону расслабиться и предпринять важные для него шаги. Даже вот сам на свидание пригласил, что было ну совсем уж неожиданно.
И все было прекрасно, мило, романтично, на сколько это может быть с таким хмурым типом. Пока они не зашли в кафе.-
Мамины объятья оглушили Саймона. Он стоял, смотрел и не двигался. Он даже забыл, что надо изображать, что ему больно, тяжело, все что угодно, от таких внезапных объятий. Он просто стоял и пытался понять, что произошло.
- Мама? Что ты здесь...
Осознание пришло и Саймон повернулся к Рафаэлю.
- Я просил тебя! - О чем именно Саймон уточнять не стал, продолжая хмуро и нервно смотреть на своего парня.

+2

183

Рафаэль стоял чуть позади семейной четы Льюисов, улыбаясь весьма спокойно и вежливо, как положено человеку, который впервые видит матушку своего парня. Когда же осознание пришло к Саймону о том, что это дело рук Сантьяго, тот лишь вздернул брови, делая весьма невинный вид, а затем возвращая взгляд к миссис Льюис.
- Саймон, не хочешь нас представить? -  Мягко напомнил он о вежливости, глядя женщине прямо в глаза своим выразительным темным взглядом. Сегодня он специально оделся так, чтобы выглядеть постарше или хотя бы одного возраста с Саймоном. Не дожидаясь пока птенец отомрет, вампир протянул руку женщине и взял ее теплую ладонь в свою. - Рафаэль. Приятно познакомиться.
Он наклонился, чтобы коснуться губами запястья женщины, и невольно вдыхает аромат ее кожи. Почти такой же аромат был раньше у Саймона. Рафаэль чувствует дрожь по телу, но не отводит взгляда от глаз матери Льюиса. Нет, он не пытается ее очаровать при помощи энчанто, но он знает, что она уже и так очарована. Ее приятный щебет, весьма напускной, обращен к Саймону. Рафаэль ей уже понравился, и ему остается лишь жестом пригласить ее присесть обратно, чтобы они с птенчиком сели напротив, и они пощебетали о своем, пока Саймон не соберется с духом рассказать матери о них. Сантьяго не собирался уходить, пока сам Льюис этого не сделает.

+2

184

Саймон хотел возмутиться, но уж точно не хотел устраивать скандала. А потому, он просто с самым мрачным видом наблюдал за происходящим. Если бы на месте Рафаэля был примитивный, точнее примитивная, так как Саймон даже и представить не мог, чтобы ему понравился какой-то другой парень, кроме Рафаэля, он был бы счастлив такой реакции мамы. Но Льюис боялся, что Элейн сейчас под энчанто, но старался думать о своем парне лучше и убеждал себя, что нет. И все же..
- Мама. - Наконец привлек к себе внимание Саймон. - Ты должна знать, что сейчас я живу с Рафаэлем. У Рафаэля. И он мой парень. Все, - Саймон встал, сильно нервничая. - А теперь пойдем. С мамой разговор мы продолжим потом, хорошо мам?
Саймон чувствовал себя раздавленным этим признанием, ведь сейчас он сказал маме что-то почти такое же плохое, как если бы сказал ей, что он - вампир. И был полностью уверен, что он и выглядит так же. И понимал, что потом он к маме решится прийти еще не скоро, а надо завершить разговор. И это будет мучить его, ее, Рафаэля, так как Саймон будет слишком подавлен. Но он так боялся услышать, что по этому поводу скажет мама, что мечтал сбежать, как можно скорее. А мама только растерянно молчала, смотря то на одного парня, то на другого.

+2

185

Щебета не было. Были слова Саймона и тишина. Сантьяго сначала взглянул на его мать, которая молчала и смотрела на них поочередно, пытаясь понять шутка ли это. С таким тоном и обращением Рафаэль бы сам послал Саймона куда подальше. На его лице прямо читалось, как ему неприятно, что мальчишка не может справится со своим страхом и спокойно объясниться с собственной матерью, которая была для него священна, как он говорил.
- Сядь, Саймон, -  с холодным нажимом в голосе произнес Сантьяго, глядя ему в глаза своим безжалостным взглядом. Когда Льюис не поддался, Рафаэль схватил его за край одежды и с силой притянул на место, заставляя сесть рядом, после чего схватил его ладонь в свою под столом, переводя уже более мягкий взгляд на миссис Льюис, собираясь поговорить с ней серьезно, рассказав ей немного иную историю, без участия вампиров, оборотней, демонов и так далее. Да, Рафаэль врал, превосходно врал, но врал на благо и врал не о любви к Саймону.
- Если вы не можете это принять, то успокаивайте себя мыслью о том, что мы всего лишь подростки. А подростки надолго не задерживаются в паре, - закончил невесело Сантьяго, прекрасно зная, что такие подростки как он и Саймон останутся друг с другом навеки, если, конечно, Льюис вдруг не найдет себе кого-то еще. Потому что Сантьяго казалось, что он мог любить только этого мальчишку, иначе как объяснить, что он больше никого не смог полюбить?

Отредактировано Raphael Santiago (03-02-2017 00:41:14)

+2

186

Рафаэль действовал так жестко, так.. властно. Что Саймон не смог упорствовать долго. Он послушно сел и внимательно слушал историю, которую Рафаэль рассказывал. Что-то из этого можно было бы назвать правдой. Что-то было такой непроходимой ложью, что сам Саймон ни за что бы не смог придумать это. Он сидел, зажав свободную ладонь между коленей, а второй с силой сжимая руку Рафаэля, и уставившись в стол, боясь даже поднять глаза на маму.
Элейн слушала рассказ тоже молча, но теперь она на Рафаэля не смотрела. Только на сына.
- Саймон.. - Начала было Элейн, но подбирать слова для нее было так же сложно, как и для ее сына. - Все это меня и пугает. Ведь это всего лишь подростковый бунт. Ты.. Ты же никогда не проявлял интереса к мальчикам и я была спокойна хотя бы за это. Прости Рафаэль за то, что я скажу. Но, Саймон, ведь все это не серьезно. Может он и милый юноша, но у такого мальчика, как ты, не может быть серьезных гомосексуальных отношений. Я не поверю, что между вами может быть любовь.
- Мама, я люблю Рафаэля. - Саймон встал и тяжело дыша, уставился на мать. - Я действительно его люблю и это не минутное увлечение. До него я никогда не смотрел на парней, и сейчас ни один из них меня не интересует. Скорее даже наоборот. Но.. мне нет дела до того, что Рафаэль - парень. Я просто люблю его. Я знал, что ты будешь против. Ты верующая женщина и я это уважаю, ты знаешь. Я сам верю в.. но я могу только просить его, чтобы он простил мне это. И тебя тоже. Все это всерьез. Я не обязываю тебя поддерживать наши отношения, одобрять, но прими, как факт. И то, что я полностью перееду к Рафаэлю. Так будет проще. Я буду ходить в школу, как обычно, приходить к вам по выходным. Вы с Бэки можете приходить на мои концерты с группой. Просто теперь.. Я живу с ним.
Саймон положил руку на плечо Сантьяго и чуть сжал его, сам не зная, что делать ему дальше.
Элейн пыталась осознать все сказанное, снова переводя взгляд с одного подростка на другого.

+2

187

Речь Элейн была такой, какую Рафаэль от нее ожидал. Верующие женщины, уверенные в своих сыновьях, были не способны принять их новую сущность. Если она так реагировала на ориентацию сына, то на его новую сущность отреагирует еще хуже - решит, что он рехнулся и, может быть, решит отправить его в психбольницу лечиться. Сантьяго прекрасно ее понимал, учитывая, что он сам совсем недавно (по меркам вампира) не мог никого любить и не мог поверить в то, что вдруг влюбился в мальчишку, который от чего-то отвечал ему взаимностью, хотя до этого постоянно искал внимания девушек.
Действия Саймона заставили Рафаэля сильнее сжать его руку, но он остановил свой порыв посадить Саймона обратно, когда тот заговорил со своей матерью весьма спокойным голосом. Его слова заставили старшего вампира отвести взгляд от матери и взглянуть на Льюиса с восхищением. Черт, если бы не его мать, то Рафаэль притянул мальчишку к себе, чтобы жадно поцеловать у всех на глазах. Прямо здесь. Но он мог только положить свою ладонь сверху ладони Льюиса на своем плече, чуть сжать ее и подняться.
- Простите, Элейн. Я обещаю, что с ним ничего не случится, пока он со мной. Было приятно познакомиться с вами, - искренне отозвался вампир, опуская ладонь Саймона и перехватывая ее своей, заставляя его последовать за собой наружу.
- Прости меня, птенчик, - тихо выдохнул Сантьяго, когда они отошли от кафе достаточно далеко, поглаживая его ладонь пальцем. - Но у нас был договор.

+2

188

- Саймон.. - Только и выдохнула женщина, подбирая слова, чтобы вразумить сына, но Рафаль не дал ей этого сделать, уходя сам и уводя Саймона, и вовсе не замечая подскочившую с места женщину и торопливо собирающуюся за ними. Мальчики исчезли слишком быстро.

- Я ненавижу тебя, Рафаэль. - Вот только эти слова звучали скорее как, "я люблю тебя, так сильно люблю, что прощу слишком многое". Но сейчас хотелось только заботы, чтобы спрятаться от ощущения, что сейчас он сделал маме очень и очень больно, но до сих пор не рассказал ей всего, что она имеет право знать. Он прижался к Рафаэлю, пряча лицо у того на груди, чтобы дать себе время для осмысления всего происходящего прежде, чем кто либо из знакомых увидит их. И хуже всего было бы показать эту свою слабость клану, и без того ищущему за что бы уцепиться.
Спустя какое-то время такого спокойного стояния, Саймон все же поднял взгляд.
- Спасибо. Но давай про вампирство ей рассказывать не будем? Она не поймет. Не сможет смириться с миром, где это реальность.

+2

189

Рафаэль стоял спокойно, поглаживая Саймона по спине, давая ему успокоиться, чтобы они могли вернуться обратно в спокойном состоянии. Птенчику не нужны были еще одни причины скрываться от вампиров клана, которые всегда найдут в нем слабые места.
Сантьяго прошептал еще несколько раз слова извинений, не обращая внимания на людей, проходящих мимо них с Саймоном. Сейчас ему было плевать смотрят на них или нет. Было важнее, чтобы мальчишка успокоился и не обижался на него. Даже если его слова звучали безобидно, Рафаэль был уверен, что обида затаилась где-то в глубине.
- Я не собирался заставлять тебя рассказывать про свою сущность. Это уже выбор каждого. Я понял по ее реакции на твою ориентацию, что она не поверит, если ты не покажешь. Думаю, показывать ей ты ничего не хочешь. - Сантьяго невесело усмехнулся и взглянул на Саймона, уже по привычке поправляя его волосы. Рафаэль всегда делал так, когда хотел, чтобы мальчишка выглядел презентабельнее. Сейчас это был скорее жест заботы.
- Пойдем домой, Саймон. Тебе надо отдохнуть.

+2

190

Домой. Теперь с этим понятием у Саймона было все еще хуже, чем раньше. Теперь был Отель, квартира Рафаэля и дом мамы. И ничего не принадлежало ему самому. Даже не так, ни где он не чувствовал себя дома. Лучше всего было в квартире, но для Рафаэля было невозможно быть так далеко от клана и это тяготило Саймона.

В Отеле их встретил клан. Каждый провожал их взглядом и молчал. Чего они ждали Саймон не мог даже догадываться, даже когда увидел самых активных из клана. Они дружелюбно улыбались, словно приветствуя. Уже это напрягало сильнее, чем любое открытое противостояние.
- У нас какое-то мероприятие? Может быть у кого-то день рождения? Ночь рождения. Я же новенький и еще не всех даже по именам-то запомнил, надеюсь простите мне эту мелочь. Но я с радостью поздравлю виновника торжества и подыщу ему подарок.

+2

191

Чего, а этого Рафаэль не ожидал, хотя должен был.
Когда они вернулись в отель, их ждал весь клан. Сантьяго моментально напрягся, хотя по его телу нельзя было об это сказать. Со стороны он выглядел все таким же статным лидером, хотя когда они с Саймоном одни, он выглядит намного расслабленнее. Осмотрев присутствующих, лидер увидел даже тех, кто не вылезает из своих нор. Совсем. А это означало большие проблемы.
Услышав очередные шутки от Саймона, Сантьяго лишь слегка повернул к нему голову, взглядом показывая, что сейчас совсем не до шуток. И нет, тут нет никакого торжества. У вампиров бывают торжества раз в столетие с тех пор как Сантьяго стал лидером. То есть да, торжеств не было вообще, учитывая его возраст.
- В чем дело? - Спокойно спросил Рафаэль, хотя внутри него бурлила буря. Ему приходилось подавлять свое желание схватить Льюиса за руку или закрыть его собой, хотя все же Саймон все равно стоял чуть за его плечом.
- Мы решили, что твоему птенцу нужно пройти испытание, чтобы он был принят в клан. Это решит проблему раз и навсегда, - вежливо подсказал один из вампиров, улыбаясь приторно сладко. От его голоса веяло чем-то, что настораживало Рафаэля.
- Какое еще испытание? - Сантьяго заранее знал ответ, но все равно решил уточнить.
- Кровью. Человеческой.
Лидер клана тяжело вздохнул, зная, что Саймон не сможет это сделать.
- Всего-то разок, и мы оставим его в покое... - продолжал вампир голосом, который Сантьяго чрезвычайно раздражал, но при этом это был шанс, чтобы Льюис оставался в безопасности даже в отеле, когда Рафаэля может не оказаться рядом. Вот почему они все здесь. Они хотели увидеть это зрелище. Посмотреть как мальчишка давится человеческой кровью из живой жертвы.
- Саймон, ты не обязан... - тут же предупредил Сантьяго, глядя на него. По рядам вампиров прокатились тихие смешки и шепотки.

+2

192

- Нет обязан. - Все тем же елейным голосом продолжил вампир, настаивающий на обряде. - У нас есть доброволец, так что все хорошо. К тому же, наш светоч так силен и талантлив, что конечно же, не даст ему погибнуть в своих руках. Все законно.
Саймону было не то, чтобы не по себе, он хотел сбежать отсюда и как можно скорее. Он понимал, что даже если он согласится, то они найдут способ, чтобы он убил этого добровольца, а после отдадут его на сут нефилимам. Или сами разорвут на части. И все будет законно.
Льюис больше не поясничал, он смотрел настороженно на всех собравшихся, готовясь к бою, если его отказ будет поводом для атаки.
- Да, я не обязан. Но ведь они заставят меня в любом случае. Или попытаются просто убить. И меня и тебя. А этого я не могу допустить, это ведь моя вина. - Саймон говорил только для Рафаэля, зная, что они все равно услышат, и все же, он приглушал голос. - Я люблю тебя, Рафаэль.
Это было извинением. На всякий случай.
Саймон сделал шаг вперед, оказываясь перед Рафаэлем и спокойно вдохнув, начал говорить.
- А если я откажусь? Что будет тогда? Мне кажется, но этот доброволец с радостью проживет и без моих клыков.

+2

193

Рафаэлю пришлось приложить усилия, чтобы не оскалиться и не показать, что кое-кто сейчас его весьма подбешивает. Это означало бы слабость. Еще одну, кроме очевидной, которая стояла рядом с Сантьяго. Вампир смотрел лишь на говорящего за всех, при этом он успевал замечать изменения в каждом вампире. Но когда Льюис обратился к нему, Рафаэль не удержался и перевел на него взгляд, в котором беспокойство мог прочитать только он.
- Саймон, - голос Сантьяго звучал строго, что он делал через силу, чтобы опять же не дать этим ублюдкам усомниться в нем. Но это прекрасно сделал за него Льюис. Рафаэль сжал челюсти и перевел взгляд на переговорщика, с которым общался мальчишка.
- Смерть, - также елейно произнес парламентер, кивая на Саймона, а потом переводя взгляд на Рафаэля. - Изгнание.
Сантьяго вскинул брови, глядя сначала на вампира, а затем на всех остальных.
- Вы решили изгнать лидера своего клана?
- Ты давно перестал вести себя как хороший лидер, Рафаэль. С тех пор как мальчишка задурил тебе голову. Из-за него многие погибли на войне с демонами. Все неприятности у нас из-за него.
Сантьяго изогнул губы и тихо рассмеялся.
- Кто поведет вас потом? Уйду я и клан развалится. А затем Конклав найдет вас, когда наделаете глупостей.
- Глупо любить светоча, от которого одни проблемы, Рафаэль, - услышал он голос Лили, которая с грустью смотрела на него с задних рядов. Сантьяго посмотрел ей в глаза, ощущая, как страх закрадывается к нему в сердце. Сантьяго ненадолго прикрыл глаза, чтобы справиться с этим, а затем перевел взгляд на Льюиса, давая ему решать.

+2

194

- Словно бы, если я соглашусь, кто то передумает меня убивать, - буркнул под нос Саймон. Он исподлобья смотрел на вампиров, но теперь ему был действительно страшно. И не потому, что они угрожали ему смертью, к этому страху он уже попривык, каждый кому не лень грозился ему ею, а потому, что он подставил Рафаэль своим.. всем. Собой.
- Ты знаешь, я не могу этого сделать. Не могу Рафаэль.
Саймон тяжело вздохнул, решая, что именно ему сказать и что будет лучшим вариантом. Он шагнул к Рафаэлю и поцеловал его, все равно все все уже давно видели и слышали. А после сделал несколько шагов с вампирской скоростью, навстречу к парламентеру.
- Рафаэль прав. Ни кто из вас не сможет править кланом, иначе бы он не был лидером сейчас. И вас не устраиваю я. Вопрос стоит в том, чтобы меня не было здесь? Хорошо. Я исчезну из города, страны, если нужно. Мне не нужен ваш клан.
О том, как ему нужен Рафаэль Саймон говорить не стал, но вот сдержать голос ровным, произнося все это он не смог. Если бы его сердце не было неподвижным и мертвым, он бы сказал, что сейчас оно готово разбиться.

+2

195

Сантьяго лишь кивнул. Да, он знал, что его птенец слишком правильный для его темного мира, окрашенного в бордовый. Это означало, что их ждет то, что озвучил этот урод. Им двоим не справится против целой оравы убийц. Поэтому Сантьяго напрягся, когда Льюис поцеловал у всех на глазах так, будто бы прощался, а затем оказался лицом к лицу с переговорщиком. Вампир дернулся в его сторону, но шага вперед так и не сделал, потому что это казалось неверным действием.
- Саймон, нет, - прошипел Сантьяго на предложение птенца этим стервятникам. Одна мысль о том, что его мальчишка исчезнет из города, затеряется на незнакомых территориях, пугала Сантьяго также, как свержение. Кто бы мог подумать, что он когда-то повторит судьбу Камиллы?
- Подумай о своих друзьях и семье, куда ты пойдешь, - продолжал шипеть Рафаэль, не обращая внимания на остальных вампиров, но их взгляды так и норовили проткнуть его насквозь.
Рафаэль, наконец, поднял на них взгляд, осматривая каждого, ощущая как внутри него творится целая война. Он обожал власть, он упивался ею, он добивался ее годами. Она была его колыбелью.
А еще был Саймон, которого он любил.
Молчание повисшее в воздухе, смешалось с напряжением и энергией, которая бурлила в каждом из находящихся в зале, даже не смотря на их мертвые тела. Рафаэль снова ощутил себя жертвой, под взором хищников. Он ненавидел это ощущение.
Поцелуй Льюиса все еще горел на его губах. Мысли лихорадочно метались в его голове.
- Саймон, мы уходим, - Рафаэль схватил его за руку слишком нервный и потащил обратно за собой, отталкивая от себя вампиров, преградивших им путь к выходу. - Если им не нужен лидер, пусть наслаждаются своей анархией.
Вампиру понадобилось очень много выдержки, чтобы произнести это достаточно холодно.

Отредактировано Raphael Santiago (11-02-2017 23:35:19)

+2

196

как бы Саймон ни старался, а все его попытки сделать что-то для Рафаэля были бесполезны, потому, что Рафаэль решал все сам и не так, как хотел Саймон. Нет, Саймон был счастлив, поняв, что Рафаэль выбрал его, а не клан, но он был так же и несчастен, зная, что Рафаэль будет страдать. Вот только как бы эта ситуация не разрешилась, а страдать он будет все равно. Ну разве только, сейчас случится какой-то чуду и все либо передумают, либо умрут зачинщики и они останутся в клане на прежних основаниях. Вот только чудес не бывает.
- Рафаэль, ты не должен, - тихо прошептал Саймон, не сопротивляясь, но все же, не одобряя происходящее.

Уже в их квартире Саймон, наконец, почувствовал, что должен это сказать. И это не будет благодарностью, которую он испытывал. Совсем напротив.
- Рафаэль, зачем? Клан был всем для тебя, но что бы теперь не произошло, дороги назад нет! Я отказался и я должен платить за это! - Саймон пытался жестами придать своим словам веса, хотя сам же и говорил, что менять что либо уже поздно.

+2

197

Рафаэль стоял не подвижно около окна, сложив руки за спиной. Все то время, что они шли до квартиры, он молчал, давая Саймону сокрушаться, пока внутри него самого рушилось что-то... поважнее. В самом начале своей новой жизни, Сантьяго хотел покончить с собой, чтобы не быть чудовищем. Теперь он был им и хотел покончить с собой, потому что не хотел становиться кем-то другим. А без клана он именно им и станет.
В тот раз ему помог Магнус. В этот, он знал, ему поможет его птенец.
Сантьяго опустил взгляд, а затем чуть повел головой, чтобы краем глаза пронаблюдать за тем, как сокрушается Саймон, кажется больше чем сам Рафаэль. Вампир невольно горько улыбнулся и покачал головой, поворачиваясь и с вампирской скоростью приближаясь к Льюису, чтобы заключить его в объятия, заставляя успокоиться.
- Теперь ты для меня все, - тихо проговорил он, прикрыв глаза. Это была правда, но горечь от утраты своего статуса все равно никуда было деть. И Рафаэль привык не скрывать свои чувства от Саймона, поэтому и не пытался показать, что все хорошо.

+2

198

Объятия Рафаэля были как и всегда тем, что успокаивало. Но сейчас спокойствие - не то, чего хотел Саймон. Он и сам не знал, чего хотел, но точно не этого.
Он хотел Рафаэлю счастья, но есть ли вообще такая вселенная, в которой оно возможно? Самому Саймону для него много не нужно. Знать, что родные и близкие живы и могут спокойно жить, иметь возможность заниматься любимыми делами и.. Рафаэль.
Вот только он Рафаэлью приносил одни проблемы. Всем, чем только мог. Прямо ходячая проблема. И это грызло.
- И тебе этого хватит? Ты мог остаться, я бы не осудил тебя за это. Думаешь, они теперь оставят нас в покое?
Льюис отстранился, заглядывая в глаза Рафаэлю. Он видел, что его любимому сейчас действительно тяжело и не мог сдержать себя от того, чтобы подарить утешающий поцелуй. Один, другой третий, расцеловывая его лицо, касаясь губами уголки его хмуро сжатых губ.
- Ты же знаешь, что ради тебя сделал бы это. Исчез, если бы это позволило тебе быть счастливым. А с мамой и Клэри виделся бы где-то еще.

+2

199

Рафаэль хотел заткнуть Саймона, что он и сделал, поцеловав его, жестко сминая его губы своими, потому что он совсем не хотел говорить о том, чтобы остаться. Он бы остался. Он бы продолжил править этими убийцами и дальше. Но это означало бы потерять Льюиса.
- Я не для того ломал себя, чтобы ты просто исчез, - тихо проговорил Сантьяго, когда отстранился, заглядывая в глаза Саймона своим строгим темным взглядом. - Рано или поздно я бы отправился за тобой. Это все равно означало бы уход. Тут нет вариантов.
Как бы прискорбно это не звучало для гордыни Рафаэля.
- Возможно, теперь мы такие же изгои как и Камилла. Нет. Мы точно изгои. Но я уверен, что они долго не продержатся. Либо они выберут того лидера, которого я снова смогу обхитрить, либо того, с которым я смогу договориться. Ты можешь быть спокоен.
Непонятно, кого больше пытался успокоить Сантьяго, но для себя он цель установил.

+2

200

Слова Рафаэля были невероятно приятны. Это было еще одним признанием, и каждое из них раз за разом становилось все более значимым. Он бы ушел за ним, за Саймоном. И Саймон снова поцеловал Рафаэля, не желая больше разрывать поцелуй. Раз он лишил Рафаэля так много, то теперь он должен еще больше отдать ему себя, компенсируя на столько важные для любимого вещи.
Потом, потом они вернут его клан, а может быть, клан сам прибежит к Рафаэлю, уговаривая управлять ими, но это все потом, возможно, однажды. А пока Рафаэлю нужны сила и поддержка, а у Саймона нет ничего, что он мог бы предложить в таком качестве, кроме самого себя и своих чувств. Он он целовал, прижимал к себе в объятии любимого, гладил его спину.

+1


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart