» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart


vampire heart

Сообщений 1 страница 20 из 208

1

http://sg.uploads.ru/t/AfibC.gifhttps://68.media.tumblr.com/631ade72e5e7c3eb248251a3278a44a5/tumblr_ofzne0IGYx1vyz1mfo2_250.gif

date & time: после обращения Саймона
location: Нью-Йорк
cast: Саймон Льюис и Рафаэль Сантьяго

Давайте немного поменяем ориентацию

Отредактировано Raphael Santiago (12-12-2016 16:11:52)

+2

2

Саймон никогда не хотел быть вампиром. Причин у него для этого было много, начиная с осознанного вегетарианства, заканчивая осознанным пацифизмом. И то, что эти вещи вроде бы взаимосвязанные, никогда не уменьшало для Саймона важности каждой в отдельности. Так или иначе, но после обращения больше голода он чувствовал только панику, ужас и желание вернуть все обратно. Ну еще отомстить тем, кто это сделал, но так как Саймон понимал, что это не в его природе, то отметал его всеми силами.
Когда Саймон сбежал от кладбища и всего, что с ним связанно, то он не знал что ему делать и где скрыться. Ноги сами привели его к дому, но войти туда он так и не решился. Именно там его настиг Рафаэль.
Саймон так и не смог ответить себе почему он принял предложение Рафаэля уйти с ним в безопасное место. Может быть потому, что тот предложил безопасное не для него самого, а от него место. А это было именно тем, что нужно Саймону. И это был не вампирский отель. Туда бы он не пошел даже пообещай Рафаэль сделать его обратно человеком. Не потому, что он этого не хотел, а потому, что просто бы ни за что не поверил. Теперь Саймон вообще не знал чему верить и что думать. Он хотел только проснуться от этого страшного сна и почувствовать свое собственное сердцебиение.
- Что это за место? - нервно оглядываясь, спросил он у Рафаэля, когда уже оказался в квартире вампира. Конечно, Рафаэль сказал ему, что ведет его в безопасное место, но к чему такая забота? До сих пор он его только прогонял и вел себя так, словно презирает. А теперь вызвался в помощники? Или он и превратил его? Такой вариант Саймон не исключал и даже к нему всеми силами склонялся. Вот только тогда зачем Рафаэлю кусать его и заботится о превращении в вампира, если он его презирает? Как-то многовато вопросов получается. - Зачем ты меня сюда привел?

+3

3

Рафаэль тоже никогда не хотел быть вампиром, но за семьдесят лет он привык. И не только привык, но и стал наслаждаться этим. Он был уверен, что парнишка Льюис тоже с этим справится. Тем более, что особого выбора у него не было - либо это, либо смерть.
Сантьяго не был присущ альтруизм. Он бы ни за что на свете не побежал следом за новообращенным. Но проблема была в том, что обращен он был от клыков Рафаэля. И он не хотел, чтобы Льюис повторил его собственную судьбу. Тот первый день своей новой жизни Рафаэль не забудет никогда. Если бы не Магнус, то Сантьяго давно был бы всего лишь прахом, который разлетелся с крыши нью-йорской высотки.
Вампир забрал новообращенного с собой к себе в квартиру, решив, что в отеле ему будет неприятно находиться. Сантьяго ощущал острое чувство де жавю, только на его месте теперь был Саймон, а он сам был на месте Магнуса.
Оказавшись в квартире, Рафаэль не стал останавливаться в прихожей, не говоря мальчишке ни слова, хотя этот самый мальчишка выглядел взрослее него самого. Вампир прошел в комнату и сел в кресло, сложив ногу на ногу, внимательно глядя на Саймона, который все еще топтался на месте. Сантьяго не отвечал на его вопросы, пока тот не соизволил присоединиться к Рафаэлю, усевшись на диван.
- Это моя квартира, - спокойно ответил он. - Но я практически здесь не живу, предпочитая быть в отеле.
Ближе к Камилле, чтобы наблюдать за ней. Но Саймону это знать не обязательно.
- Ты можешь остаться здесь на некоторое время или на совсем. Так как твое состояние сейчас не стабильно, не думаю, что ты можешь вернуться к семье. - Холодно оповестил Рафаэль, открывая Льюису жестокую правду не-жизни, которую по сути он должен сейчас осознавать и сам. Но кто знает, как обращение подействовало на его разум.  - В холодильнике достаточно крови, чтобы ты не начал набрасываться на людей. Тебе еще повезло... - тихо добавил он в конце, отводя взгляд в сторону на ночной пейзаж за окном.

Отредактировано Raphael Santiago (12-12-2016 20:55:29)

+3

4

Саймон шел по квартире Рафаэля так, словно бы боялся, что на него из-за любого угла сейчас напрыгнет какой нибудь монстр. Но, судя по всему, Рафаэль жил здесь один, хотя квартира вообще не производила впечатление особенно жилой. Зато здесь не было кого покусать, а это уже накидывало квартире сто очков из ста.
Саймон послушно, хотя и несколько растерянно сел на диван, едва ли не проверяя тот на реальность, ведь все еще хотел верить, что все это сон. Все так же ошарашено Саймон перевел взгляд и на Рафаэля, когда тот заговорил.
Так значит он и правда здесь не живет толком, и поэтому квартира так выглядит, а вовсе не потому, что мертвые вампиры не умеют делать живой уют? Хотя первое совсем не исключает второго и, возможно, живи он тут постоянно, то и тогда бы не было ощущения жизни, ведь он не живой. От всего этого и не только этого, Саймону казалось, что его голова сейчас лопнет.
Вот только она не лопнула, и причиной тому было то, что Саймон вскочил и отлетел назад услышав слово "кровь". У него все еще не исчез во рту вкус той, что он выпил на кладбище и это было ужасно. Стук сердеца Клэри, когда она пыталась ему помочь, поговорить с ним, до сих пор стучал в ушах Саймона. И то ощущение, когда он хотел воткнуть клыки в ее шею...
- Я не буду пить кровь! - В ужасе выкрикнул он и замахал перед собой руками. - Никогда! Я лучше умру, но не буду пить!
Он знал, что никогда не смирится с мыслью, что ему нужно кого-то убивать, чтобы питаться ими, и что вообще кто-то может существовать за счет чужой крови, ведь любая жизнь драгоценна.

+3

5

Рафаэль удержался от того, чтобы закатить глаза и вместо этого посмотрел внимательно на Саймона. Взгляд держался на лице Льюиса очень долго, прежде чем Сантьяго заговорил.
- Во-первых, тебя спасли не для того, чтобы ты сдох. Если ты не хочешь думать о себе, то подумай о других. Твоя подружка вряд ли будет рада, что ты вдруг умрешь. Как там ее зовут? Клэри? Она захотела, чтобы ты был с ней. Эгоистично, но кто из нас не эгоист, правда? - усмехнулся вампир, намекая на чувства Саймона к этой девушке. Сменив позу, Рафаэль снова стал серьезным. - Во-вторых, не обязательно пить кровь людей. Не обязательно из людей. До тебя я все это время делал, используя донорскую в пакетах. Также есть животные. Когда ты ел отбивную у себя дома, приготовленную твоей родной матерью, ты делал тоже самое, что если бы вампир пил кровь теленка.
Поднявшись с места, Сантьяго прошелся на кухню к холодильнику, забирая оттуда пару пакетов крови разной группы. Возможно, сейчас в этом не было смысла, потому что Саймону на данный момент все равно, какой у них вкус, лишь бы были силы и утолился голод. Кинув их на диван около Льюиса, Сантьяго сел обратно в кресло, выжидательно глядя на парня.
- Если ты не будешь пить сам, я буду заливать их в тебя.
Глядя в все еще упертую и напуганную мордашку Саймона, Рафаэль вздохнул и снова отвел взгляд в сторону.
- Когда обратили меня, я убил всех моих друзей. Я мог бы сгореть на солнце, съедаемый чувством вины и ненависти к себе. Если бы кое-кто не спас меня, научив контролировать свой голод и как быть вампиром. В том, что я обратил тебя не было злого умысла, в отличи от того, что хотел мой создатель. Я не хочу повторить его ошибки. Не хочу, чтобы ты думал, что я худшее, что случилось в твоей жизни.
Сантьяго вернул взгляд к Льюису.
- Так что, пожалуйста, выпей крови и останься жить здесь.

Отредактировано Raphael Santiago (12-12-2016 22:05:47)

+2

6

Рафаэль говорил разумные вещи, но до ушей Саймона долетало совсем не то. То, что он слышал ужасало его все больше. А особенно, когда Рафаэль назвал имя Клэри, ведь когда Саймон услышал ее имя, то в его ушах застучал звук ее сердца.
И все же, он старался услышать то, что говорил ему Рафаэль и даже частично слышал, улавливая общее течение его речи.
- Я не ем мясо. Я вегетарианец. Или теперь был им, ведь я больше вообще не смогу есть то, что едят люди.. Ни питу с хумусом, ни цимес... Ни каких маминых праздничных обедов..
Льюис старался не смотреть на пакеты крови, что лежали возле него, хотя его клыки торчали так, что нижняя губа была исколота и исцарапана за эти короткие минуты.
Саймон смотрел на Рафаэя широко открытыми глазами полными страха и отчаянья, и чуть приоткрыв рот, но так и не решаясь больше ничего сказать, пока от не произнесет ничего, что вывело бы Льюиса из этого состояния или же, напротив, еще больше его усилило. И такими словами стали слова о друзьях Рафаэля.
- Ты убил всех своих друзей? Зачем? - Выпалил новообращенный, и лишь потом понял, что это было не совсем тем вопросом, который стоило бы задавать. ОН вспомнил как сильно хотел крови Клэри и вопрос "зачем" отпал сам собой. И он задал только один вопрос, который возник в его голове, - но почему тебя ни кто не остановил?

+2

7

Рафаэль не мог понять, кому повезло больше. Ему, который убил своих друзей, но затем стал подопечным мага, который помог ему свыкнуться с жаждой крови, при этом Сантьяго смог легко принять свою вампирскую сущность или же Саймону, который не может ее принять, но при этом никого еще не убил и оказался под опекой Рафаэля.
- Ты можешь это есть, только вкус вряд ли почувствуешь, - усмехнулся мексиканец, хотя ничего веселого в разговоре не было.
Давая Льюису время, чтобы осознать, что ему поведал Рафаэль, вампир терпеливо осмотрел его, останавливая взгляд на израненных от клыков губах.
- Пей, не делай глупостей, - Сантьяго поднялся снова и приблизился к Льюису, хватая его жесткими пальцами за подбородок, заставляя приоткрыть свой рот, но не трогая пакеты крови. Пока. Давая парню время решить будет ли это его личная воля или же воля старшего вампира, Сантьяго посмотрел ему в глаза так, будто бы после вопроса "зачем" он задал еще более глупый вопрос.
- Потому что не было рядом никого, кто бы смог. Ты в этом вопросе вышел победителем. Видишь, не все так плохо. - Рафаэль чуть повернул его голову в сторону, чтобы рассмотреть рану на губе. - Ты никого не убил, и у тебя есть тот, кто может тебя остановить и обучить. Не стоит разбрасываться такой щедростью.

Отредактировано Raphael Santiago (12-12-2016 22:49:57)

+2

8

Саймон понимал, что то, что говорит Рафаэль правильно для вампиров, он был словно из того, старого кино, где блондин учил точно так же брюнета. Вот только Саймон даже при мысли о том, чтобы пить из животных, ужасался и не хотел этого делать, не говоря уже о крови людей, в людях она была или нет. Когда Рафаэль схватил его за челюсть, Саймон дернулся назад, стараясь вырваться из его рук. Он не хотел ничего пить. Совсем ничего, даже если его организм кричал об этом всеми возможными способами. Он просто не мог себе этого позволить. Ведь если он выпьет хоть каплю добровольно, то станет чудовищем, а им он быть совсем не хочет.
- Почему ты мне помогаешь? - Спросил Саймон, сквозь орущую в ушах жажду.
Это был единственный разумный вопрос, среди внутренних криков "нет" и вопросов "как же такое могло произойти?" и "неужали я теперь и правда такое чудовище?". И Саймон как мог цеплялся хоть за какие то отголоски разума, ведь они были надеждой на то, что он сможет заглушить жажду и жить не употребляя ничего.
- Я не хочу быть таким. Это ужасно. Я не могу пить ни какую кровь, - бормотал Саймон, надеясь, что найдется какой-то другой выход, если он старательно будет отрицать все.

+2

9

Рафаэль все же запрокинул голову назад, вздыхая так, словно ему достался самый проблемный ребенок на свете. Даже со своими братьями и сестрами у него не было столько проблем, когда у матери были дела и сидеть с ними приходилось ему. Опустив голову, Сантьяго пристально посмотрел в испуганные глаза.
- Я же сказал. Я не хочу повторить ошибок моего создателя.
Для Рафаэля это было важно. Самое худшее это оказаться таким же, как тот кого ты ненавидишь. Или ненавидел. Пусть всего несколько мгновений до того, как он оказался действительно мертвым.
Как бы Саймон не пытался врываться, Рафаэль был сильнее. Он жестче сжал челюсть Льюиса и провел по его губе большим пальцем, собирая кровь.
- Хорошо, не пей, - снисходительно отозвался Сантьяго, выпуская Саймона и облизывая палец, после чего отходя к окну. - Но когда в порыве чудовищного голода ты убьешь кого-нибудь, припомни этот наш разговор.
Усмехнувшись, вампир сложил руки на груди, давая Саймону еще немного времени принять решение.

+2

10

- Каких ошибок? - где-то в перерывах между брыканиями, спросил хозяина квартиры Саймон. Какие вообще могут быть ошибки, а точнее, что вообще можно сделать правильно в таком деле? Если, конечно, Рафаэль не имеет в виду смерить своих друзей? Но почему в этом виноват тот, кто обратил его?
Рафаэль отпустил его, и Саймон облизнул губу, вслед за пальцем Рафаэля. Вкус крови вызвал очередной спазм, даже не смотря на то, что это была его собственная кровь. Она все равно напоминала ему, чего хочет его обновленный организм.
- Я ни кого не убью! - С возмущением и почти обидой выкрикнул Саймон. Он был уверен, что если просто не пить, то однажды жажда пропадет, а что будет с ним самим при этом не важно. Главное держать себя в руках и, возможно, избегать людей. - Я не позволю этому случиться!
Голод крутил живот и Саймон прижал к нему руки, словно пытался задавить его внутри себя. Все его существо требовало крови, но Саймон не хотел быть вампиром, он не мог быть вампиром. Он всегда был человеком и всегда должен им быть.

+2

11

Рафаэль решительно проигнорировал вопрос Саймона. Какой смысл говорить с ним теперь, когда он не может и не пытается принять свою сущность. Сантьяго уже рассказал ему все, что было необходимо. Выводы должен был сделать сам Льюис.
- Я тоже так думал, - спокойно ответил мексиканец. - А потом чуть не убил Магнуса Бейна. Ему повезло, что он маг.
Вампир обернулся и взглянул на мальчишку сверху вниз. Если голод уже так действует на него, то через несколько дней он будет волком выть и бросаться на всех подряд. Сантьяго покачал головой.
- Наслаждайся своим голодом, Саймон. Только не выходи на солнце.
И Рафаэль ушел, оставив Льюиса одного, заперев его в собственной квартире. В ту же ночь он предусмотрительно попросил Магнуса наложить заклинание на квартиру, как то, что удерживало самого Рафаэля в квартире Бейна несколько десятков лет назад.

Прошло несколько дней, прежде чем Рафаэль решил вновь вернуться в квартиру. В конце концов он дал Саймону достаточно времени решить - вампир он по доброй воле или же нет. Сантьяго вошел внутрь и остановился, прислушиваясь. Уже с прихожей он понимал, что его ждет, потому что именно с нее были разбросаны вещи. Сантьяго продвинулся дальше, оказываясь в жутком бардаке, снова ощущая де жавю. В квартире Бейна все было точно также.
Первое что увидел Рафаэль, это два разорванных пакетика крови и саму кровь, багряными пятнами въевшуюся в ткань дивана. Сантьяго неодобрительно скривил лицо, осматривая квартиру и ориентируясь на хриплые вздохи Льюиса. Он нашел его в самом дальнем углу, сидящего на полу и зажатого, выглядевшего еще хуже чем обычно.
- Ты так и не выпил крови. Ну и каково? - язвительно спросил вампир, присаживаясь напротив Саймона на корточки. - Легче стало? Жажда ушла? Умер от голода?

+2

12

- Магнуса Бейна? - Но вопрос Саймона остался без ответа, вампир ушел слишком быстро. И все, что ему оставалось, это бродить по квартире, судорожно сжимая свой живот и боясь сделать хоть что-то. Он хотел сбежать и пойти домой, но понимал, что тогда мама и Ребекка будут мертвы. А этого он допустить ни как не мог. Не мог он пойти и к охотникам, ведь и тогда результат будет не лучше. Все, что он мог - это сидеть здесь и не высовываться.
Солнце, заглянувшее утром, начало жечь еще до того, как взошло и Саймон спрятался. Жить он хотел. Он всегда любил жизнь и так легко выйти на солнце, чтобы умереть, он не мог. Вот если голод его убьет - это другое дело. Но не так, нет. Ведь самоубийство - грех, а Саймон чтит традиции и законы своих предков, пусть и не так уж неукоснительно. А может быть просто сработал инстинкт. Сильно задаваться вопросами Саймон не стал.
К его счастью, в квартире было где спрятаться. К еще большему счастью, днем он впадал в сон и не чувствовал голода. Но стоило ему открыть глаза и голод вернулся с новой силой.
Голод манил его к пакетам с кровью и руки сам разорвали один из них, затем второй и Саймон даже почти коснулся растекшейся лужи языком, но голос разума остановил его и до самого вечера он просидел в самом дальнем от пакетов, углу квартиры.
С каждый новым днем ему становилось все хуже и, не контролируя себя, он стал рвать и уничтожать все, вокруг себя, пугая самого себя своей силой. Никогда в жизни Саймон не испытывал такого страха, как сейчас. Он забивался в угол и сидел там до тех пор, пока голод не выталкивал его оттуда на поиски способа выбраться и снова и снова уничтожать все, потому, что выхода не было.
Когда Рафаэль все же вернулся, то Саймон перестал пытаться сбежать. Он перестал даже пытаться прятаться, только сидел в углу и глухо рычал, сквозь оскаленные зубы, потому, что это был единственный способ справиться с той жаждой, что разрывала его изнутри. Он ничего не ответил на вопрос Рафаэля, не хотел, да и не мог. Только крепче обхватил колени и упрямо смотрел перед собой в даль.

+2

13

Ответом было знакомое звериное рычание. Рафаэль покачал головой.
- Настырный chico, - выдохнул старший вампир и поднялся на ноги. Направившись на кухню, наступая на осколки посуды на полу своими кожаными туфлями, стоящими больше, чем вся одежда Саймона вместе взятая, Рафаэль взял из холодильника наугад слишком много пакетов крови, поблагодарив мысленно небеса за то, что Льюис не порвал и их, иначе бы пришлось вести его на прогулку. А именно этого Саймон как раз не хотел.
Сантьяго не собирался его дразнить, но лишние пакеты кинул на пол рядом с голодным вампиром. Надо отдать должное его выдержке, если он до сих пор сам не додумался взять их из холодильника и попить.
- Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, но это ради твоего же блага, - объяснил Рафаэль, отрывая клыками край пакета. В нос тут же ударил приятный аромат, но в отличии от Саймона Сантьяго не был голоден. Все для младшего поколения. Жестко схватив Саймона за горло, Сантьяго поднял его и наступил своей ногой на ногу Льюиса, а коленом второй протиснулся между его ног, не давая ему сопротивляться.
- Пей, - властно велел он, протискивая край пакета меж его губами, помогая себе пальцами приоткрыть их, и вливая кровь, сквозь сжатые зубы. Ему нужна была лишь одна капля, которая попадет на язык, моментально взорвав сознание Льюиса. Больше ничего. Все остальное Саймон сделает сам.

+2

14

Рафаэль что-то говорил, но Саймон этого ни чуть не замечал. Все, что он слышал, это иллюзорный стук крови в людях, которые могли бы насытить его. Но чем громче становился бой, призывающий его встать, тем сильнее он сжимал колени и вжимался в стену, чтобы не двинуться ни куда.
Только вскрытый пакет с кровью заставил полный безумного, голодного блеска взгляд Саймона переместится с неизвестной точки перед ним на источник запаха. Саймон зарычал еще громче, и еще сильнее вжался. Он боялся сорваться. Но он не учел, что Рафаэлю плевать на все его терзания и он воплотит свой план вне зависимости от мнения юного вампира. Все внимание Саймона так сильно было приковано к пакету, что он не заметил как Рафаэль поднял его и лишь уже вися, начал сопротивляться, но так или иначе - было поздно. Поздно было и отплевываться. Кровь попала ему на язык и блаженство смешалось с голодом.
Саймон не помнил как и с какой жадностью он пил. Один за другим пакеты были опустошены, пока голод не прошел, а ему на смену пришло ощущение, что его сейчас вырвет от того, что он влил в себя слишком много.
Лишь тогда сознание Саймона сало сознанием самого Саймона, а не кровожадного вампира. Испачканный в крови, он стоял на коленях перед кучей разодранных пакетов из под крови и ошарашено, как на кладбище смотрел на свои руки. Ужас и омерзание охватили его. Он хотел выть от отчаянья.
Он осел и отполз обратно в угол.
- Зачем ты это сделал? - голосом дрожащим от обуревающих его чувств, спросил Саймон и все же посмотрел на старшего вампира. - Я почти научился не двигаться. А значит и не причинять ни кому вреда.

+2

15

Рафаэль отстранился, когда сам Саймон схватился за пакет крови и высушил его до суха. После этого он кинулся на колени, чтобы выпить остальные. Сантьяго сделал шаг назад, наблюдая за подопечным, который пачкал кровью не только свою одежду, но и пространство вокруг. Мексиканец с удовольствием отметил, что парнишка стал приходить в себя, становиться собой, а не чудовищем, которое скрывалось внутри каждого Дитя Ночи. Игнорируя его собственное презрение к себе, Рафаэль присел перед ним на корточки, поднимая его голову пальцами под подбородком, заставляя посмотреть в свои темные глаза.
- Ты мне еще нужен.
Это прозвучало не так, как если бы они были просто знакомцами или друзьями. Это звучало... Рафаэль и сам не знает, как это звучит. Поняв, что это действительно не тот тон, который он обычно применяет, Сантьяго одернул руку и поднялся, отворачиваясь от Саймона.
- Иначе кто уберет этот бардак, - недовольно договорил он, обводя квартиру жестом. - Поднимайся и принимайся за работу. Швабра и ведро ванной. Как ты будешь оттирать кровь, я понятия не имею. Можешь вылизывать, но здесь обязана быть чистота. Иначе я заявлюсь к тебе домой и сделаю тоже самое там.
Это звучало как угроза его родным, но естественно это ею не было.

Отредактировано Raphael Santiago (13-12-2016 19:17:57)

+2

16

- Нужен? - прошептал Саймон на фразу Рафаэля. Тот говорил так, словно бы в этих словах и правда было что-то, почему Саймон мог быть нужен. Сейчас ему казалось, что он не может быть нужен ни кому. Клэри теперь занята своими новыми друзьями, ему мама не сможет пережить, если узнает, что он вампир, а сам себе он такой уж точно не был нужен. И слова Рафаэля, то, как он их признес.. В этом было что-то странное. Но, когда тот продолжил, то все встало на место. Рафаэль просто использовал его, да еще и подло угрожая его семье.
- Ты не сделаешь с ними ничего. - Страх, беспокойство за маму и сестру пересилтивали отвращение к себе и дрожь ужаса потихоньку начала утихать. - Если бы ты был таким чудовищем, то дал бы мне умереть. Или оставил бы меня у двери дома, где бы я убил случайных прохожих, а может и маму с сестрой. Но ты не такой.
Молодой вампир оглядел комнату, только сейчас замечая весь разгром и грязь от сворачивающейся крови, что творились вокруг. Здесь не только убраться, но и мебель, частично, а то и на половину, менять надо было. И, наверняка, Рафаэль заявит, что Саймон теперь должен ему ее обеспечить. Вот только он сам его сюда притащил и уборка - это большее, что Саймон вообще для него должен сделать. А то и ее не обязан. И все же, Саймон встал и прошел в центр, оценивая "фронт работ".

+2

17

Рафаэль оглянулся на вампира и вздернул брови, как бы спрашивая: "Ты так в этом уверен?".
- Может быть, я как раз поступаю чудовищно, оставляя тебя в живых, позволяя при этом жить вечность. Знаешь почему? Рано или поздно все твои друзья и родные умрут, а ты будешь жить. Будешь жить и смотреть, как они стареют и умирают на твоих глазах, а ты ничего не можешь, кроме как обратить их в такого же монстра как ты. Но кто захочет быть вампиром и выглядеть как развалюха?
Сантьяго горько усмехнулся и отошел к окну, сложив руки на груди. Он не знал чего хочет больше - чтобы мальчишка видел в нем эгоистичного и хладнокровного вампира или же того, кто может перед ним открыться. До этого момента у Рафаэля и в мыслях не было становиться другом мальчишке, лишь наставником, воспитателем, проводником в мире Тьмы. Но оглядываясь назад и глядя на него... Сантьяго ощущал что-то еще, кроме этих чувств ответственности.
Вздохнув и выбрав самое чистое место в квартире - подлокотник дивана, вампир подобрал с пола книгу, какой-то дешевый детектив, принял самую удобную позу и стал ждать, когда Саймон уберется.
- Можешь ни в чем себя не ограничивать, - намекнул Сантьяго, не отрываясь от строчек, хотя знал эту книгу наизусть. Намекал он, конечно, на вампирскую скорость. - Мебель менять не нужно. Все равно тебе здесь жить, а не мне.

+2

18

А ведь Рафаэль был прав, он действительно сделал из него чудовище, которое способно пережить всех родных и любимых. Это было ужасно. И саймон уставился на него с ужасом в глазах.
- Зачем тебе это? Я простой парнишка, я не представляю ни какой ценности ни для кого, кроме моих близких. - Осознание одной неприятной вещи пришло в голову Саймона. - Или дело в Клэри? Зачем она всем вам?
Саймой больше не слушал Рафаэля, что тот говорил про жить и прочее. Нет, он только пристально смотрел на него, желая получить ответ. Как бы он ни обижался на Клэри, но волновался за нее сильнее. К тому же, его не было несколько дней, и она, скорее всего, ищет его. А значит снова влипает в очередные неприятности. И если до этого, Саймон готов был хоть как-то смирится с тем, что делает и говорит Рафаэль, и даже счесть некоторые его действия и слова приятными, то теперь он видел в нем чудовище.
- Что с ней? Что произошло за эти дни, пока я сидел здесь? Почему ни кто не может оставить в покое ее и всех ее близких? Я сам едва ли был бы кому-то нужен, если бы не она, ведь так?
Саймон снова скалил зубы и даже не замечал этого, слишком сильно его обуревало беспокойство за подругу. И если он до сих пор и хотел верить, что Рафаэль не такое чудовище, как хочет казаться, то получалось у него это из рук вон плохо.

+2

19

Рафаэль поднял тяжелый взгляд на Саймона, который не шевелился. К черту уборку, да, chico? И это беспокойство за девчонку жутко раздражало, хотя Сантьяго она даром не далась. Пусть бегает за своим Вэйландом и наслаждается своей нефилимостью. Взгляд вампира хорошо показывал, как он относится к предположению Саймона.
- Всем не знаю зачем. Мне она не нужна, - спокойно отозвался Сантьяго, листая книгу. - Она знает, что ты здесь и требует тебя обратно. Я сказал, что ты пока не готов. Завтра, если дашь мне слово, что будешь пить кровь, когда почувствуешь голод, я отпущу тебя отсюда и выдам ключи.
Сантьяго дал Саймону время обдумать это, а затем захлопнул книгу, кидая ее на пол, где она и была взята.
- Как я уже сказал, - он вернул взгляд к Льюису, замеревшему посреди комнаты. - Ты нужен мне. И больше никто. Ни Клэри, ни ее способности, ни Чаша Смерти. Только ты, Саймон Льюис. И закроем эту тему. Принимайся за работу. Не заставляй меня принуждать тебя.

+2

20

Конечно, Клэри требует вернуть его. Это так похоже на нее. И хотя Саймон считал, что теперь он больше не может быть прежним, но она не видела всей его сути. И Рафаэль обещал отпустить его к ней, тем самым делая две страшных вещи, заставляя его пить кровь и представлять угрозу для жизни лучшего друга. Для той, кого он всю жизнь любил больше себя. И все же, Саймон безумно хотел увидеть ее, если бы.. Если бы не это жуткое условие.
Но пока Саймон раздумывал над одними словами, Рафаэль выждал и произнес другие, которые выбили Саймона из колеи еще больше.
- Нужен? Но зачем? Я же простой парень. Не сильный, боящийся вида крови, вегетарианец. Зачем я могу быть нужен вампиру, кроме как быть для тебя кормом? Но и это уже не получится.
Саймон так и не притронулся к вещам, а по прежнему стоял, как истукан и пристально, удивленно, едва ли не открыв рот, смотрел на Рафаэля.
- И я не буду пить кровь людей, даже ради встречи с Клэри. Добровольно так уж точно.

+2


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Exceptis excipiendis » vampire heart