Мир до нефилимов
» появление сумеречных охотников и Аликанте

Мы не так уж много знаем о том, как на этом свете появились демоны. Единственное,  о чем мы можем говорить с уверенностью, так это о том, что появились они задолго до того, как Землю стали обживать первые люди.
На заре своей юности наш мир был прекрасен, ибо он был преисполнен  добра и света. Однако уже в ту чудесную пору медленно, но верно на Землю начало проникать зло, поскольку одновременно с нашим  миром,  а может, и раньше его, возникли и великие демоны Самаэль и Лилит, отец и мать всех несчастий, зол и грехов, какие только можно себе измыслить. Они дали о себе знать тотчас же после Сотворения мира, сея вокруг себя хаос и порождая новых демонов, каждый из которых был отвратительнее другого.
Шло время, демоны сошлись с людьми, и от этой греховной связи появились первые чернокнижники, которые, в свою очередь вступив в связь с ангелами (они на ту пору частенько появлялись в нашем мире и жили средь людей), породили фей. Если же вернуться к первым великим демо- нам, то именно Самаэль принял облик Змея, искусившего Адама и Еву в райском саду. Лилит же была первой женой Адама, однако за свой дурной нрав была проклята  Богом и обречена на вечные муки. Будучи по облику своему женщиной, она не могла иметь детей, ибо все младенцы, кото- рых она производила на свет, тут же умирали… Об этом рассказывают старинные книги, написанные нашими дале- кими предками.
Как уже сказано выше, мы не многое знаем о демонах. Большую часть своих знаний мы черпаем из мифов и легенд разных народов. У иудеев, христиан, мусульман… да что там говорить, у всех народов мира и у представителей всех кон- фессий найдется немало историй о коварных и жестоких порождениях бездны. И вот что удивительно: представители двух совершенно разных народов, живущих  в противоположных концах мира, будут рассказывать истории об одних и тех же исчадиях ада. Но давайте вернемся к истории. В конце концов демонов стало так много и так много зла они сотворили, что Небеса не выдержали и объявили им войну. Войну эту ангелы выиграли, и демоны были низвергнуты в бездну, однако окончательно избавить мир от этих тварей миру не удалось. Также и зло, которое демоны посеяли в на- шем мире, оказалось неискоренимо. Однако ангелы в бес- конечной своей мудрости пожелали защитить наш мир и устроили все таким образом, что демоны на ту пору даже помыслить не могли о том, чтобы ступить на Землю, — сам воздух нашего мира являлся для них страшнейшим из ядов.
О том страшном времени, когда на Земле и в окружаю- щем ее пространстве бились небесные и адские воинства, рассказывают многие легенды. Наш мир тогда выстоял лишь чудом. Изменился и сам облик Земли. Именно тогда были уничтожены  Эдемский  сад, Вавилонская башня, Мировое древо, великие пирамиды, которые намного превосходили те, что мы видим сегодня. О великом прошлом Земли теперь мы узнаём лишь из древних легенд и преданий — никаких прочих свидетельств былого великолепия  до нас не дошло. А ведь Землю когда-то населяли единороги и драконы, о которых теперь говорится лишь в сказках. (Как в этой мясо- рубке удалось выжить  феям, остается лишь гадать.)
Шло время. Жизнь победила смерть, и населявшие Зем- лю существа стали постепенно забывать о страшной войне, что когда-то едва не уничтожила весь мир. По воле Небес демоны пребывали в бездне, те же из них, кто все-таки проникал в наш мир, надолго здесь не задерживались, поскольку, повторим, земной воздух был для них страшнее самого сильного яда. Правда, некоторые  из великих демонов могли задержаться в нашем мире на несколько часов, а то и на несколько дней. В любом случае для демонов исход один: их физические  тела разрушатся, и бессмертные, источающие злобу сущности вернутся обратно в бездну. Но люди все же вынуждены страдать по вине этих адских созданий, некогда посеявших на Земле семена зла и теперь лелеющих обильные всходы. А это значит, что мир на нашей планете еще не скоро наступит.

Чернокнижники и феи
Феи, существа и мужского и женского рода, — одна из самых древних сумеречных рас, появившихся в нашем мире. Воз- растом их превосходят лишь чернокнижники, которые появи- лись на свет в результате греховной связи людей и демонов. (Вы уже знаете, что некоторые демоны были настолько силь- ны, что могли задержаться в нашем мире дольше обычного.) Именно  благодаря чернокнижникам мы узнали тайны демо- нической магии и даже сумели обратить ее себе на пользу.

Чернокнижники в раннюю эпоху
Первым созданием ночи, с которым близко сошелся Джонатан Сумеречный Охотник, был чернокнижник Элфиас Безумный. Именно его перу принадлежит книга «Благая демонология», которую он написал специально для нефилимов. В ней он изложил не толь- ко свой опыт общения с демоном, но и сражения первых нефилимов, а также подробно прокомментиро- вал каждый приведенный случай, постаравшись заранее ответить на все вопросы, какие только могли возникнуть у читателя.
На страницах своей книги он постарался развеять многочисленные слухи и домыслы, которые, словно плотный саван, за многие и многие века окутали всех сумеречных созданий. Юные же нефилимы, к нашему прискорбию,  частенько увлекались россказнями ничего не смыслящих в делах Сумеречного мира людей и в своей работе полагались не на здравый смысл, а на свои фантазии.
Сегодня вы можете встретить чернокнижников, которые утверждают, будто появились на свет раньше, чем сам Джонатан Сумеречный Охотник. Однако эти утверждения лживы лишь отчасти. Наши ученые мужи полагают, что как минимум пять чернокнижников
из ныне живущих действительно пришли в этот мир много веков назад. Так, например, колдунья, которую все мы зовем Агнешкой, была, ни много ни мало, старшей сестрой Элфиаса. С 1452 года она мирно живет в Идрисе, в доме, выстроенном специально для нее нефилимами, которые и по сей день благодарны ее брату за оказанную им неоценимую помощь. Гостей Агнешка не жалует, обращается с ними грубо, а потому не стоит пытаться завязывать с ней дружбу. Те же, кому довелось поговорить с Агнешкой, описывают ее, как безумную старуху, чьи руки и голова трясутся так сильно, что кажется, вот-вот оторвутся. Но, похоже, виной тому не возраст (чернокнижники стареют иначе, чем люди, и большинство человеческих недугов им попросту не страшны),  а скверный характер и одинокий образ жизни. Старая колдунья вряд ли способна вызвать теплые чувства у тех, кто видит ее впервые, однако все Сумеречные охотники почитают ее чуть ли не как святую.
На свете живет еще один черно- книжник, который родился даже раньше Агнешки. Исаак Лакедем огласил первым криком мир в начале VII века, где-то на юге Франции. Люди заговорили о нем почти сразу после его рождения — еще бы, ведь голову младенца украшали огромные ветвистые оленьи рога, а это одна из самых примечательных колдовских отметин. Можно с уверенностью утверждать, что именно благодаря Исааку Лакедему родились на свет французские легенды о загадочном охотнике, который без устали бегал по лесам, нигде надолго не задержи- ваясь. Первые Сумеречные охотники,  поселившиеся во Франции, думали поначалу, что легенды о рогатом охотнике не более чем выдумка, и каково же было их удивление, когда они воочию увидели Лакедема и удостоверились в том, что все рассказы о нем не сильно отличаются от реальности.
Однако охотничьи забавы старина Лакедем давно уже оставил в прошлом. Он поселился на небольшой ферме непода- леку от французского городка Бержерак и теперь проводит дни в покое и довольстве. Вы можете решить, что Лакедем, прожив- ший столь долгую жизнь, может рассказать немало занятных,  а то и страшных историй о делах, творившихся в прежние века в мире. Но приготовьтесь к разочарованию говорить он может лишь о своих любимых лесах, и только.

Нашествие
По прошествии  тысячи лет с Рождества Христова в наш мир снова стали проникать демоны, и мы до сих пор не можем остановить их нашествие. Легенды гласят, что Лилит и Са- маэль, движимые безграничной злобой к человечеству, про- вели ритуал такой силы, какой впредь уже вряд ли будет повторен. Благодаря этому ритуалу многие демоны, томящиеся в Пандемониуме, теперь могли подолгу пребывать в нашем мире. Конечно, до конца уничтожить  ангельскую защиту они не смогли, но пробили в ней бреши, через которые на Землю устремляются полчища отвратительных созданий, несущих с собой разрушения, боль и смерть. Человечество и по сей день страдает от их бесчинств.

Рыцари и борьба за чистоту веры
Не будет преувеличением  сказать, что нашествие демонов стало самой страшной напастью за всю историю  человече- ства. Кто-то был зверски убит, а кто-то жестоко пострадал, поскольку демоны сжигали посевы, разрушали дома и, поль- зуясь дьявольской хитростью, натравливали брата на брата, а сына на отца.
Разумеется, произвол, чинимый демонами, породил в людях стремление к сопротивлению. Однако сопротивле- ние это принимало порой весьма причудливые,  а иногда и уродливые формы. Так, появились многочисленные тай- ные общества, которые, в значительной степени, осложняли и без того непростое положение в обществе. Невероятно, но возникли даже культы демонопоклонников, предпочи- тавших покориться злу в обмен на собственную жизнь и бла- госостояние. Впрочем, в своем большинстве люди стремились объединиться, чтобы дать нечистым  достойный  отпор. Но что люди, слабые по своей природе, могут противопо- ставить демонам? Исход подобных схваток всегда был пла- чевен: гибли не только воины, но и те, кому не посчастли- вилось в этот момент оказаться рядом. Так или иначе, люди сами ухудшали свое положение, а последователи  всевозмож- ных культов (неважно, демонических или антидемонических) лишь распространяли панику и хаос.
Однако самую большую угрозу представляли вовсе не тай- ные общества. Христианские правители решили, что демоны явились на Землю не по своей воле, что это якобы наказание Небес. А наказывают Небеса за то, что Иерусалим до сих пор не отвоеван у мусульман. Так было положено начало целому ряду крестовых походов, и в мире вспыхнул огонь войны, который бушевал на протяжении нескольких веков.
Увы, но христианская Европа и мусульманский Восток, вместо того чтобы объединить свои силы для борьбы с де- монами, предпочитали враждовать друг с другом. Люди же, думавшие, что сражаются за святыни,  на самом деле лишь помогали демонам сеять повсюду боль, смерть и хаос.

Джонатан сумеречный охотник
Молодые люди на ту пору охотно выбирали себе судьбу крестоносца, поскольку считали, что это единственно верный путь добыть себе славу и заработать денег (конечно, в том случае, если вам не суждено сложить голову где-то в жарких песках Палестины). Многие рыцари были младшими сыновьями, родившимися к тому же в небогатых семьях, а значит, в этой жизни могли рассчитывать только на себя. Таким был и Джонатан, получивший впоследствии прозвище Сумеречный Охотник. Он отправился в крестовый поход, как требовал того долг чести. Как и дру- гие, он искал славы и стремился заработать денег, которые затем мог бы потратить на прожитье.
К сожалению, многие события из жизни Джонатана, особенно того периода, когда он еще не был Сумеречным Охотником, скрыла от нас пелена веков. Мы немногое знаем о жизни Джонатана-рыцаря и еще меньше знаем о жизни Джонатана-ребенка. Легенды гласят, что Джонатан был седьмым сыном седьмого сына богатого аристократа. Однако юноша слишком далеко стоял в очереди на наследство, а потому после смерти своих богатых родственников  не получил бы и ломаного гроша. (Впрочем, так ли это на самом деле или же вся эта история  не более чем вымысел, мы точно сказать не можем.)
Как бы там ни было, Джонатан отправился в путь, желая как можно быстрее добраться до Константинополя, чтобы при- соединиться к отплывающим в Палестину войскам. В пути его сопровождал лучший друг Дэвид, человек ученый и желавший свою ученость обратить на пользу людям (он хотел не столько воевать, сколько врачевать ранен- ных солдат); также к ним примкнула и старшая сестра Джонатана Абигайль, стремившаяся в Константинополе  воссоединиться со своим суженым (они уже были обручены).
О суженом Абигайль мы не знаем ровным счетом ничего, зато знаем, что Джонатан не одобрял грядущий брак и частень- ко сетовал, что сестра, вместо того чтобы повсюду следовать за ним, предпочитает всю оставшуюся жизнь затворницей провести в крошечном городке на берегу Черного моря.

Где Джонатану явился Ангел
С тех самых пор, как на Земле появились первые нефилимы, история Джонатана Сумеречного Охотни- ка рассказывалась и пересказывалась бессчетное количество раз. Тем более удивительно, что мы до сих пор многое не знаем о его жизни. Нам известно, что Разиэль явился Джонатану в то время, когда молодой рыцарь находился на пути в Константинополь. Знаем мы и то, что произошло это где-то в Европе, но более нам ничего не известно. По этой причине в наши дни чуть ли не все европейские  страны заявляют свое право на Джонатана, полагая, что именно на их землях он впервые увидел ангела. В XVIII веке многие и вовсе полагали, что Джонатан был могучим воином родом из Исландии, однако сейчас мы вынуждены поставить под сомнение это утверждение.

Видения  Джонатана
Единственный, кто оставил нам записи о явлении ангела Разиэля, был Дэвид. Правда, мы не знаем, когда он делал эти записи:  по свежим  следам или уже на склоне лет, когда мно- гое выветривается из памяти,  а то и представляется в совсем ином свете, чем было на самом деле. Однако выбирать нам не приходится, потому как записи Дэвида — единственное свидетельство о том, что произошло в те давние времена.
В своих записях Дэвид во всех подробностях приводит разговор, который состоялся с Джонатаном в ночь, предше- ствующую явлению ангела и преображению его друга в не- филима. Разбив в лесу лагерь, они вспоминали о стычке с мелким демоном, случившейся накануне. Им удалось от- биться, однако Джонатан был ранен и жестоко страдал от бо- ли. С помощью друга он наложил на рану тугую повязку, с горем пополам взобрался на коня, и кое-как они добрались до места стоянки.  В неясном свете огня на поляне в лесу Джонатан снял бинты и принялся внимательно осматривать рану. «Это непростая рана, а значит, затягиваться будет на- много дольше обычного, — сказал он. — Но стоит ли печа- литься из-за таких пустяков, если демоны нанесли глубокую рану всему нашему миру. Мы сможем перевязать ее, но вы- лечить эту рану нам не удастся, а значит,  мир наш будет гнить до тех пор, пока в муках не испустит дух».
Абигайль,  а она тоже была с ними, согласилась с братом. Да и сложно было не согласиться со столь разумными,  хотя и горькими словами. Что они, трое совсем еще молодых лю- дей, пока еще не участвовавших в серьезных схватках, могли противопоставить полчищам демонов, осаждавшим мир. Дэвид молчал, глядя, как пляшут языки пламени. Впрочем, для него состояние созерцания было обычным. А Джонатан продолжил: «Мы не можем убить демона так, как могли бы убить человека из плоти и костей. Между тем демоны поганят наш мир одним лишь своим присутствием. И мы должны найти способ избавить мир от этой заразы, пока она окончательно не поглотила его. Мы должны вылечить наш мир». Но то, о чем он говорил, казалось на ту пору, увы, недосягаемой мечтой. «В ночь перед отъездом из дому я по- клялся над своим верным мечом, что не уроню чести рода и встану в один ряд с лучшими рыцарями, отправившимися в крестовый поход, — снова заговорил Джонатан. — Мне было видение: будто меня окружает ореол Небесного света, столь сильного, что на него было больно смотреть. А потом мой меч вспыхнул так ярко, что мне на мгновение показа- лось, будто я ослеп. Теперь же, когда я получил эту рану, мне было другое видение. И я понял: до тех пор, пока Небесный свет будет окружать меня, ко мне не сможет подступиться ни один демон. Исчадия  ада любят тьму, потому как они сами и есть тьма, и одна только ночь может скрыть все их гадкие тайны и гнусные помыслы. В новом видении я по- прежнему держал в руках свой меч, вот только Небесный огонь уже покинул его. Но мне это было лишь на руку, по- скольку я крался средь теней и не хотел, чтобы меня заме- тили. Когда на моем пути возник демон, я, что есть сил, ударил его мечом, и сделал это так быстро и так бесшумно, что мерзкие тени вокруг ничего не заметили».
Были ли события, которые затем произошли с Джоната- ном, промыслом Небес, которые в тот день, когда юноша по- явился на свет, остановили на нем свой выбор, или же выбор на него пал случайно — кто знает?.. И кто знает, что сталось бы с миром, если бы не появился на свет юный воин Джона- тан, которого затем назовут Сумеречным Охотником. Возмож- но, вместо него пришел бы другой герой, а возможно, наш мир давно бы уже обратился в хаос и перестал существовать. Гадать можно бесконечно долго, но факт остается фактом: в самый тяжелый для нас час явился Джонатан и спас мир от гибели.

Озеро Лин
На следующий день, согласно записям Дэвида Тишайшего, путники отправились дальше и в конце концов достигли озера Лин, со всех сторон окруженного  высокими горами. А на- до сказать, что в те годы озеро это выглядело совсем по-другому. Воды его были не голубыми и спокойными, как теперь, а черными  либо бурными,  поскольку  на самом деле это был портал, через который демоны проникали в наш мир. И нет ничего удивительного в том, что, как только путники приблизились к озеру, на них тут же набросилась целая орда демонов. (О том, к какому виду относились некоторые из них, мы можем лишь гадать. Наши ученые мужи провели много времени  в спорах, однако сложно сделать конкретный вывод, опираясь на расплывчатые описания Дэвида: «Он был велик, как гора, а крылья у него были, словно у летучей мыши… Другие обликом своим напоминали орла и змею, а телом по- ходили на гигантскую  тень. Они наступали на нас, словно безбрежные грозовые тучи…»)
Рыцари и их прекрасная спутница отважно ринулись в бой, однако силы были неравны. Из записей Дэвида мы знаем, что Джонатан, презрев свою рану и превозмогая боль, скинул  перевязь и сражался наравне с друзьями. Какое-то время им удавалось сдерживать натиск демонов, но силы были уже на исходе. В конце концов демоны загнали отважных воинов в черные воды озера, где те и должны были найти свою кончину. Тогда Джонатан, который ни на миг не переставал сражаться, собрал последние силы и стал истово молиться, прося Небеса освятить воды озера, чтобы в них не могло вступить ни одно порождение ада. И молитвы его были услышаны.

Ангел Разиэль и Орудия смерти
И тогда из черных вод озера поднялся ангел Разиэль, сжимающий в руках Орудия смерти. Время в тот момент словно бы замерло, и даже демоны, движимые неукротимой злобой, остановились. Над лесами же, где еще мгновение назад, несмотря на яростную битву, слышалось птичье пение, повисла тишина.
«Да  оставит вас страх, — заговорил Разиэль. — Ибо так хочу я, ангел. Я спустился  с Небес к тебе, Джонатан,  по воле Все- вышнего. Ты звал меня, и вот я здесь».
Джонатан обратился к ангелу с такими словами:
«Прошу, спаси моих друзей! Не дай им погибнуть!» Вряд ли мы можем винить Джонатана в том, что он не
попросил  от ангела чего-то более существенного, ведь и такое самопожертвование, когда кто-то забывает о собствен- ной жизни и грозящей ему опасности, стремясь спасти своих родных и друзей, достойно всяческого уважения.
Услышав его слова, Разиэль подхватил на руки Джонатана, Дэвида и Абигайль и в мгновение ока перенес их на твердый берег. И хотя ангел обликом своим походил на человека, был он столь велик, что двух рыцарей и прекрасную спутницу их подхватил так легко, словно те были не тяжелее пушинки.
Затем ангел воздел руки, и демоны, страшно крича и извиваясь, подброшен- ные вверх нечеловеческой силой, в мгно- вение ока улетели в небеса. Они стано- вились все меньше и меньше и в конце концов исчезли где-то среди звезд. Тут Разиэль снова обратился к Джонатану:
«Я знаю о твоей мечте».
Джонатан все это время хранил молчание. Оказавшись на твердом берегу, он прежде всего бросился к своим спут-
никам и увидел, что те лишились чувств, но жизнь в их телах еще теплится.
Тем временем ангел положил на землю перед Джоната- ном Меч смерти, поставил Чашу и Зеркало, а потом подробно рассказал о том, что это за предметы и как они могут помочь в борьбе с демонами. После чего он начертал прямо на ране Джонатана руну иратце, которая и стала первой руной, нанесенной на человеческое тело. Джонатану  оставалось лишь дивиться на то, как рана его, до этого воспаленная, затягивается на глазах, а боль растворяется, буд- то ее и не было никогда. От удивления он не мог вымолвить и слова, только голову склонил в знак благодарности.
Ангел поднял с земли Чашу смерти, смешал в ней свою кровь с кровью Джонатана и сказал:
«Видения твои были правдивы. Порой, чтобы рассеять тьму, необходимо  слиться с тенями. Так ты поразишь врага изнутри. С этого дня ты должен вести людей за собой, вести мужчин и жен- щин, вести их во тьму, чтобы через страдания и лишения достичь, наконец, света. С этого самого часа ты будешь пребывать в сумра- ке и охотиться за тенями.
С этой поры и до скончания веков. Отныне ты будешь зваться Джонатан Сумеречный Охотник. Тебе и твоим потомкам суждено очистить лик Земли и изгнать тени обратно во мрак, откуда они пришли. Тебе и твоим потомкам суждено нести свет во тьму. И вы будете зваться нефилимами, ибо было сказано в Книге Бытия: „В то время были на земле исполины,  особенно же с того вре- мени, как сыны Божии  стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди“. Вы, нефилимы, будете и людьми, и ангелами совместно. Такова воля Господа, и так будет»

Идрис
Ангел Разиэль был настолько милостив, что преподнес Джонатану еще два бесценных подарка.
Во-первых, наш великий предок получил в дар священный адамас, в котором неугасимо пылает огонь Небес. Металл этот невозможно  добыть ни одним из известных людям способов. Секрет его добычи надежно хранит «Серая книга». «И лишатся демоны своей дьявольской силы, — сказал тогда Разиэль Джонатану. — Отныне и до скончания веков адамас ста- нет верным помощником нефилимов,вы же пользуйтесь им тогда, когда сочтете нужным».
Затем великий ангел вручил Джонатану первый в мире стилус, целиком отлитый из адамаса: «Возьми его и всегда держи при себе, ибо этим сможешь ты нанести на свое тело знаки  Небес».
Разиэль воздел руки, и в ту же секунду прямо из сердца земли стали расти башни, шпилями своими устремленные ввысь, и росли они сразу из многих мест. Когда же башни достигли положенной высоты, Разиэль подвел к ним рыцарей и прекрасную спутницу их. Так преподнес он второй свой дар.  «Отныне эта земля будет вашей землей, — сказал он. — И пусть место это для Нефилимов,  для всех воинов света, что станут сражаться с мраком,  станет все равно что раем».
Потом он в подробностях рассказал первым Сумеречным охотникам о защитных чарах, которыми окружил это святое место, взмыл над землей и вскоре был уже на Небесах.
Легенда гласит, что Джонатан, поддавшись сиюминутной слабости, стал в слезах взывать к Разиэлю, умоляя его вер- нуться и снять с него, бедного человека, столь тяжелую но- шу, какую не под силу нести ни одному смертному в этом мире. Но Разиэль ответил с Небес, что он сделал для Джо- натана все, что мог и что должен был сделать. Он дал ему Орудия смерти — Чашу, Меч и Зеркало, — «Серую книгу» и адамас. А также подарил благословенную землю Идрис. Судьба же, которая уготована Джонатану, почетна для лю- бого мужчины, а потому он должен с честью исполнять  свой долг. Однако ангел все же смягчился и сказал, что, если таковая надобность вдруг возникнет,  нефилимы снова могут призвать его на землю. Для этого им нужно собрать вместе все Орудия смерти и принести их на берег озера Лин.
С этими словами он уже навсегда оставил Джонатана.

Возвеличивание нефилимов

Своей жизнью и относительным благополучием мы обязаны первым нефилимам, Джонатану, Дэвиду и Абигайль. (В пер- вый же день своего служения Джонатан столкнулся и с пер- вым испытанием, ниспосланным ему Небесами: он должен был ухаживать за своим другом и своей сестрой до тех пор, пока они окончательно не оправятся от ран. После того как они набрались сил и почувствовали себя здоровыми, Джона- тан напоил их из Чаши смерти, и они в свою очередь стали нефилимами.) С тех самых пор Джонатан, Дэвид и Абигайль без устали искали сторонников, набирая воинов из местных жителей и числа своих друзей. Именно они заложили первые камни в фундамент общего нашего благо- получия, и именно им мы обязаны тем, что мир наш еще существует.
Абигайль, которая вслед за братом по- лучила прозвище Сумеречная Охотница, управляла общиной наравне с мужчина- ми, старательно вникая во все дела и не отыскивая себе поблажек. С тех самых пор повелось, что в мире Сумеречных охотников женщины во всем равны мужчинам,  а значит, наравне с мужчинами могут сражаться, заниматься наукой и управлять городом. Абигайль не без оснований сравнивали с Боудиккой, потому как она с яростью и отвагой, достойной воительницы, всту- пала в борьбу с демонами и своим примером доказывала, что женщины в бою ничуть не уступают мужчинам.
Когда же годы взяли свое и Абигайль уже не могла сра- жаться с былой яростью, она обратилась к «Серой книге», изучая ее все глубже и глубже, и в конце концов решила удалиться от мира. Она спустилась в подземные чертоги под Идрисом, где ярко сиял  адамас и билось сердце нашей Зем- ли, и стала первой Железной  сестрой. Вместе с шестью своими последовательницами она построила посреди бес- плодной вулканической пустыни первую кузню, на месте которой впоследствии выросла Адамантовая цитадель.
Дэвид же, напротив, никогда не питал склонности к рат- ным делам и превыше всего жаждал новых знаний. По на- туре своей, безусловно, отважный, он был, прежде всего, врачом и ученым,  а не рыцарем. В первые годы своего слу- жения, по несчастному стечению обстоятельств, Дэвид стал свидетелем кровавого жертвоприношения, которое в одной из близлежащих к Идрису пещер устроил один из высших демонов. Увиденное настолько потрясло юношу, с детства полагавшего, что на све- те нет ничего дороже жизни, что он ре- шил принять обет безмолвия и с тех са- мых пор хранил молчание до конца своей жизни. Еще раньше, чем Абигайль, он на- чал изучать «Серую книгу» и открыл в ней такие глубины, о которых мы с вами не можем  даже догадываться. В конце концов он тоже решил удалиться от мира и на этом пути нашел себе много верных друзей. Близкие ему по духу не- филимы решили оставить воинскую службу, целиком и пол- ностью посвятив себя науке. Они приняли нелегкое реше- ние отказаться от части дарованных всем прочим благ, и за это получили в награду от Небес немалые способности. Так появились Безмолвные братья. Призвав на помощь Желез- ных сестер, Безмолвные братья окончательно изгнали де- монов из пещер Идриса, где потом устроили первые свои кельи. Так родился Безмолвный город.
Тем временем Джонатан и несколько самых верных его соратников отправились путешествовать по миру в стрем- лении найти как можно больше отважных мужчин и жен- щин, кто пожелал бы стать Сумеречным  охотником  и сра- зиться с демонами, чтобы очистить наш мир от скверны. И в этом деле их ждал успех. Случалось, что к нефилимам присоединялись целые семьи. Все они получали новые имена, в соответствии с традицией Сумеречных охотников, заложенной как раз в те нелегкие дни. Увы, но и целой кни- ги будет мало, чтобы рассказать хотя бы незначительную часть занимательных,  а порой и ужасных историй, которые случались с нефилимами в ту далекую пору. Скажем лишь, что они огнем и мечом прошлись по городам и весям, неот- ступно преследуя демонов, и когда десятки тысяч тварей были низвергнуты в бездну, мир наш наконец-то смог вздох- нуть полной грудью. Но, битва, конечно, еще не окончена.

Всем же, кого заинтересовал наш рассказ, советуем обра- титься к историческим трудам, которые легко найти в библи- отеке любого Института. Однако, к каким бы историям вы ни питали склонность, непременно прочитайте следующие:
» Легенду об основании первого Института на Бри- танских островах, который был выстроен в Корнуол- ле много сотен лет назад. Первый миссионер, который прибыл на острова, привез с собой Чашу смерти, и местные жители решили, что этот таинст- венный  рыцарь владеет самим Граалем. Постепенно рассказы о храбрости рыцаря и его подвигах стали обрастать немыслимыми  подробностями  и вскоре превратились в легенды, которые прочно вошли
в британский фольклор.
» Легенды о покорении Нового Света, куда первые нефилимы добрались зимой. Там им пришлось бороться не только с демонами, но и с холодом (а надо сказать, что зима в тот год стояла суровая). Многие Сумеречные охотники нашли там свою смерть, и если бы не помощь местных жителей (и, конечно, содействие местных колдунов), все переселенцы неминуемо сложили бы головы в пер- вые несколько лет своей жизни на новой земле.
» Истории о массовой резне 1450-х годов. В то лихое время скромный Институт в трансильванском Клуже превратился в военный и политический центр, где в отчаянной схватке схлестнулись Сумеречные охотники и создания тьмы. Увы, но с тех самых пор за Институтом  Клужа закрепилась  слава цитадели непримиримых фанатиков, о чьих кровавых распра- вах над детьми тьмы и по сию пору ходят легенды.
» Рассказы о жизни и деяниях Патрика Камбрийско- го, который в 1199 году объединил под своим нача- лом Сумеречных охотников, фей и эрлов и дал отпор атаковавшим Ирландию демонам. (Увы, но с воцаре- нием на престоле Генриха VIII, получившего в 1541 году титул «Король Ирландии», на Изумруд- ный остров, который был свободен от демонов
на протяжении  столетий, снова стали проникать отвратительнейшие исчадия ада.)
» Истории о знаменитых ездоках на скорпионах,  слава о которых гремела по всей Австралии в середине
1600-х годов.
» Многочисленные свидетельства о Сияющей атаке 1732 года, когда нефилимы, вступившие в сражение с демонами на территории  Центральной Франции, к ужасу своему, осознали, что огнестрельное оружие, увы, бессильно против адских тварей. Теперь это одна из самых печальных страниц нашей истории.
» Подробное повествование о воссоединении с нефилимами Эфиопии в 1850 году. Все дело в том, что где-то с 1300-х годов эфиопские Сумеречные охотники нача- ли отдаляться от своих братьев по оружию и затем на протяжении нескольких веков вели обособленную жизнь. Впрочем, все это время они все отчаянно сра- жались с демонами,  а их ученые мужи продолжали корпеть над «Серой книгой», постигая в совершенст- ве руническую магию.

Человечески реелигии и нефилимы

С тех самых пор, как первые Сумеречные охотники подня- ли мечи против демонов, нефилимов заботил один важный вопрос: как к их деятельности отнесутся влиятельные пред- ставители католической и православной церквей, имевшие в то время немалое политическое влияние в Европе. А на- до сказать, что церковники в те далекие времена зорко сле- дили за паствой и при первом же подозрении рьяно выкор- чевывали всходы ереси. И хотя интересы нефилимов и ин- тересы Церкви во многом были схожи, никто бы не поручился, что фанатики или же хитрые политиканы не уви- дят для себя опасности  в новом ордене. К счастью, хотя порой и случались столкновения между нефилимами и осо- бо фанатичными ревнителями  веры, до полномасштабной войны дело не дошло, поскольку этому противились как наш Совет, так и высшее духовенство.
Правда, официальная Церковь, хотя открыто и не про- тивостояла нефилимам, подспудно все же мешала им. На ту пору в мире появилось несчетное число всевозможных религиозных и рыцарских  орденов, которые весьма успешно конкурировали с нефилимами. Сюда же следует добавить и многочисленные крестовые походы, уносившие жизни сотен и тысяч молодых, полных сил воинов, которые могли бы успешно сражаться с демонами и избавить нашу плане- ту от зла, вместо того чтобы уничтожать друг друга в бес- смысленных войнах. Так, например, орден госпитальеров был основан примерно тогда же, когда получили посвяще- ние первые нефилимы, орден тамплиеров был учрежден на Святой земле в 1119 году, а в 1090 году сторонникам Хасана ибн Саббаха удалось овладеть крепостью  Аламут, которая и стала оплотом знаменитых на весь мир ассасинов. Однако и нефилимы не стремились принимать в свои ряды всех подряд, а потому многие  воины, не прошедшие у нас суровых испытаний, становились потом членами всевозмож- ных религиозных орденов. Впрочем, испытания эти могут показаться излишне суровыми лишь изнеженным предста- вителям современной цивилизации. В те жестокие времена суровые обеты были делом самым обычным, и люди прово- дили всю свою жизнь, борясь со всевозможными лишения- ми и невзгодами, а потому воспринимали  испытания,  как дело самое что ни на есть обычное.
За первые несколько сотен лет существования ордена Сумеречных  охотников  нам удалось наладить контакты с представителями всех мало-мальски значимых религи- озных учений. Более того, церковные лидеры подписали несколько договоров с нефилимами, согласно которым обязались оказывать нам всяческую поддержку  и предо- ставлять убежище в обмен на нашу защиту и покровитель- ство.

Проивостояние

Когда мы говорим о нефилимах, перед нашим внутренним взором предстает образ могучего, отважного, благородного воина, готового без лишних  раздумий отдать свою жизнь за благо нашего мира. Однако реальность сурова и не имеет ничего общего с красивыми сказками,  а потому мы бы со- вершили страшную ошибку, постаравшись скрыть от юных Сумеречных охотников позорные страницы истории и умол- чать о недостойных делах наших предков. Нефилимы,  без сомнения, всегда стремились к добру и свету, однако не все из нас выбирали достойные пути к достижению целей. Мы должны понимать, что зло всегда остается злом, какими бы добрыми намерениями его не оправдывали. И, зная свою историю, мы не должны повторять ошибок наших предков.
В XVI—XVII веках Европа переживала непростое время, поскольку в те беспокойные годы только ленивые не охоти- лись на ведьм и не страшились происков дьявола. Причин тому было великое множество: и многочисленные неурожаи, которые в конце концов привели к голоду, и войны, и эпи- демии. Масла в огонь подливали еще и ярые сторонники Реформации, благодаря которым в лютеранских и кальви- нистских государствах «ведьм» преследовали особенно оже- сточенно. Не сильно от них отставали и страны, находив- шиеся во власти католической церкви, которая во что бы то ни стало стремилась изжить «культ сатаны». Удивительно, но безумие это стремительно охватило всю Европу, и теперь остается только гадать, сколько на самом деле пострадало невинных женщин (в первую очередь ведьмами объявляли именно женщин) и невинных мужчин. Так, в Англии закон против колдовства был принят в 1542 году. И вот какие сло- ва мы там находим:
«…прибегают к особого рода практикам  и обрядам, и посредством этих практик и обрядов, чтения заклинаний либо призыва духов колдун ли, или практикующая ведовство женщина обретают деньги или иные сокровища, или же получают полную власть над персоной,  их заинтересовавшей, или же причиняют врагу своему вред — большой или малый, наносят урон здоровью или же портят имущество, или же возбуждают в человеке противо- естественную любовь, или же иными другими незаконными путями воздействуют на людей… и поступают они так либо из презрения к вере, либо из корысти, и для того оскверняют крест или кресты, или читают заклинания, или призывают духов, или занимаются любой иной волшбой, по- средством которой могут узнать о том, где сейчас находится вещь, украденная ли, потерянная ли…»*
К чести своей должны мы сказать, что многие Сумереч- ные охотники попытались унять охватившее людей безумие и настойчивыми увещеваниями и своим добрым примером пытались вернуть их на путь истинный.  Однако мы не мо- жем не признать, что нашлись и те, кто в фанатичном без- умии увидел для себя смысл жизни в том, чтобы с головой окунуться в охоту на ведьм. Некоторые из этих безумцев полагали, что страстное желание людей изобличить дьявольские козни и про- гнать демонов от своих домов может быть использовано во благо. Они наде- ялись, что даже простых людей можно будет научить вовремя распознавать присутствие демонов и успешно изго- нять дьявольских тварей. Однако свет знаний постепенно рассеивал мрак су- еверий, люди все больше и больше по- гружались в науки и создавали невиди- мые доселе машины, вера их в колдов- ство пошатнулась, и вскоре к рассказам о ведьмах и демонах стали относиться
как к сказкам или досужим вымыслам необразованных про- столюдинов. К середине XVIII века Европа уже не охоти- лась на ведьм, и теперь Сумеречным миром интересовались лишь нефилимы.
Но двести с лишним лет гонений не прошли для жителей Сумеречного мира бесследно. Прежде  всего опасность гро- зила чернокнижникам,  чьи «дьявольские» отметины были уж слишком заметны, и несчастные никоим образом не мо- гли спрятать их от любопытных глаз соседей. А ведь в ту пору чуть ли не любое уродство считалось прямым доказа- тельством связи несчастного с сатаной. К счастью, большин- ство чернокнижников обладали, во-первых, необходимыми знаниями и умениями,  а во-вторых, уже достаточно долго жили среди людей, чтобы все-таки научиться скрывать свои колдовские знаки. А это значит, что они счастливо избежа- ли мучительной смерти на костре.
Больше всего из жителей Сумеречного мира во время Противостояния  пострадали оборотни. Охотники  на ведьм полагали, что любое колдовство есть не что иное, как дья- вольские козни. И в то время как в городах, которые счита- ли, что очищаются от «бесовской скверны», шли процессы над «ведьмами», завершавшиеся  кострами,  леса, в которых издревле существовали поселения оборотней, прочесывали охотники, жаждавшие убить «отвратительных тварей, не- когда бывших людьми, но заключивших договор с дьяволом и теперь, по своему собственному желанию, принимающих облик кровожадных волков». В отличие от «ведьм», которые все же были людьми, а значит, при определенном везении могли избежать смерти, оборотни считались абсолютными порождениями зла и не заслуживали ни справедливого суда, ни снисхождения. Их ждала только смерть. Прискорбно, что Совет, собравшийся в 1612 году, решил поддержать охотников на оборотней. Свое решение Совет оправдывал тем, что оборотни, ушедшие жить в леса, постепенно  оди- чали и стали представлять реальную опасность для людей, поскольку человеческого в них оставалось слишком  уж мало. Лесных оборотней члены Совета посчитали всего-навсего дикими зверями! Хотя, скажем еще раз, наш Совет разделял оборотней, живущих  в лесу, и оборотней живущих в городах:
«Почтенные ликантропы, живущие в городах, ведут достой- ную жизнь и подчиняются законам, и они не должны постра- дать так же, как дикие звери, что бродят по лесам в поисках жертв». Однако члены Совета прекрасно знали, что живу- щие в лесах оборотни ничем не отличаются от своих собра- тьев, живущих в городах. Лесные ликантропы ни в коей мере не походили на диких зверей,  а в леса ушли лишь для того, чтобы создать свои собственные поселения, чтобы устроить жизнь по своим собственным законам (не нарушая при этом общечеловеческих), не привлекая к себе излишнего внимания. Таким образом, Совет фактически предал сотни и сотни мирных оборотней, обрекая их тем самым на верную смерть. Что же касается чернокнижников, то физически они пострадали от ярости суеверной толпы намного меньше, чем оборотни, но им тоже был нанесен немалый ущерб.
В прежние времена чернокнижники и Сумеречные охотники были если не друзьями, то уж точно добрыми союзни- ками, которые частенько сражались бок о бок. Казалось бы, нас с чернокнижниками свела сама судьба, ведь мы, нефи- лимы, всегда были прекрасными воинами, знающими, как лучше всего прогнать в бездну того или иного демона, а чер- нокнижники владели магией, которая с самого начала была нам недоступна. Помогая  нам, они проводили ритуалы, которые мы бы никогда не смогли провести (например, только чернокнижники могут призвать в наш мир демона и удержать его под контролем). К слову, начало нашему че- тырехсотлетнему сотрудничеству положила дружба Джона- тана Сумеречного Охотника и колдуна Элфиаса, получив- шего прозвище Безумный.
Увы, но во время Противостояния наши отношения серьезно испортились. Нашлись нефилимы, которые в пылу охоты на ведьм заявили, что чернокнижники, в чьих жилах присутствует кровь демонов, являются абсолютным злом. В 1640 году Совет запретил Сумеречным охотникам обра- щаться к чернокнижникам  за помощью. В некоторых стра- нах колдунов попытались загнать в резервации,  а в других обязали сделать видимыми для всех свои колдовские метки, тем самым поставив их жизнь под угрозу. Кое-где черно- книжники объединялись, чтобы дать отпор безумцам, но за- частую они были вынуждены прятаться и бороться с обсто- ятельствами в одиночку. Естественно, что Совет, действуя таким образом, в первую очередь вредил Сумеречным охот- никам, которые после разрыва с чернокнижниками не мо- гли столь же эффективно бороться с демонами. Следует прибавить еще и то, что посредством своих непродуманных решений  Совет свел до состояния тварей бессловесных чуть ли не всех жителей Сумеречного мира, которые при благо- приятных обстоятельствах могли бы помочь нефилимам.
Ситуация изменилась лишь в 1688 году, когда пост Кон- сула занимал Томас Теферелл. Он принял ряд законов, со- гласно которым оборотни, не желающие проживать в чело- веческих поселениях, автоматически не приравнивались к преступникам, а сумеречные создания «могли подвергать- ся преследованию со стороны нефилимов лишь в том случае, если они действительно нарушили Закон, и наказание их должно быть прямо пропорционально тяжести совершен- ного преступления».
Однако по-настоящему за гонителей оборотней взялись лишь в 1721 году, после знаменитого процесса над братьями Гарольдом и Робертом Грюнвальдами, печально известными Сумеречными охотниками, которые подожгли таверну, уз- нав, что там собрался клан оборотней. Все были настолько поражены жестокостью и хладнокровием, с которыми братья Грюнвальды совершили преступление, что Совет единогласно признал их виновными и передал в руки челове- ческим властям. В конце концов братья были повешены.
Колдуны же еще долгое время страдали от преследований, и фактически  охота на ведьм исчерпала себя лишь к на- чалу XIX века. И только в 1872 году, при подписании пер- вого Соглашения, нефилимы открыто признали, что в от- ношении колдунов имел место геноцид. Тогда же снова было узаконено сотрудничество между Сумеречными  охотниками и чернокнижниками.

* Гибсон, Марион. Ведовство и колдовство в Англии и Америке, 1550—
1750. Лондон, Continuum International Publishing Grou, 1976. С. 1—9.

Соглашения

Первое соглашение,  1872
Представьте величественный, оформленный в викторианском стиле зал. Вокруг массивного, изрядно побитого вре- менем стола стоят нефилимы и представители всех суме- речных рас. Лица у всех серьезны. На столе лежат перга- менты — это и есть Соглашение. Созданиям тьмы кажется, что процессы последних лет были проведены не совсем корректно, Совет не признал в полной мере своих престу- плений и не реабилитировал окончательно невинно постра- давших. Консул Джошуа Вейланд, похожий на строгого немецкого учителя, хмурится.
Джейс полагает, что сумеречные создания пытаются за- манить его в ловушку и устроить для себя лазейку в новом законе.
На дворе стоит лето. Такой жаркой погоды в Аликанте не было последние полвека. Вот уже несколько недель тем- пература держится выше тридцати градусов, и в зале отчаянно душно. Одежда пропиталась потом и липнет к телам, что не настраивает собравшихся на благодушный лад. Терпение постепенно истощается. То и дело вспыхивают  пере- палки, причем зачастую они касаются не статей Соглаше- ния, а окон — оставить ли их открытыми или закрыть. Если открыть, легкий сквознячок подарит хотя бы иллюзию про- хлады. Но в зал тут же влетят огромные черные мухи, кото- рым несть числа. И все, окончательно забыв о делах, станут бегать по залу с мухобойками наперевес. Из всех собравших- ся только феи и вампиры переносят неудобства стоически, из-за чего остальным кажется, будто они и не страдают во- все, и это лишь усиливает взаимное раздражение.
Председательствует на собрании, которое стало одним из самых значимых событий современной истории нефили- мов, как вы уже догадались, Джошуа Вейланд. Надо сказать, он никогда не пользовался популярностью среди Сумереч- ных охотников, и к нему, говорят уж точно не подошли бы эпитеты «мудрый» или «достойный». Соглашение, как таковое, вовсе не является заслугой Вейланда. Предпосыл- ки к нему были заложены еще в 1815 году, когда был состав- лен официальный документ, согласно которому жители Сумеречного мира, ранее беззащитные перед нефилимами, получали защиту Закона. А это значит, что вот уже несколь- ко десятков лет стороны пытались наладить отношения, и подписание официального Соглашения в такой ситуации стало почти неизбежным.  Истинным героем этой истории является вовсе не консул Вейланд, а консул Симитцу  Току- гава Коцугура, который и составил документ 1815 года. Си- митцу Токугава так много сделал для того, чтобы наладить отношения со всеми сумеречными  расами, что машина, которую он некогда запустил, не остановилась и после его смерти в 1858 году. И именно его усилия привели к подпи- санию первого Соглашения 1872 года.
Но был и еще один нефилим, положивший  немало сил на то, чтобы приблизить момент подписания Соглашения. Речь идет о главе лондонского Института Гранвиле Фэйр- чайлде. Именно он, проявив немалые дипломатические способности, на протяжении  последних месяцев разрешал то и дело возникающие  конфликты,  сглаживал противоре- чия и не позволял мелким личным обидам заглушить голос разума. Он обладал редким даром — умел слушать и стано- виться на место собеседника. А потому очень быстро вы- яснил, что нужно сумеречным созданиям, а что — нефили- мам, и как сделать так, чтобы их пожелания не противоре- чили, а дополняли  друг друга. К сожалению, Гранвилю Фэйрчайлду  не суждено было дожить до подписания Согла- шения, за которое он так долго и так отчаянно боролся. По окончании переговоров он отправился на Кипр, где должен был в местном Институте продолжить свои опыты по демонологии. На то время кипрские нефилимы без- успешно пытались изгнать великого демона Сфено, который опустошал целые деревни. Фэйрчайлд, как и полагается истинному воину, нашел свою смерть в бою, сражаясь с по- рождением ада. И хотя в мире трудно найти двух настолько разных людей, как Вейланд и Фэйрчайлд, их связывала сер- дечная дружба, а потому Консул поспешил подписать Со- глашение в память о своем погибшем друге.
(Конец у этой истории не совсем обычный. Сфено все-таки был низвергнут  в бездну отрядом английских  нефилимов, прибывших  на Кипр в 1894 году. И хотя демон, желая спастись от преследования, сменил личину, его все же уз- нали по большой меховой шапке, некогда пошитой на Украине. Эту шапку в свое время Гранвилю Фэйрчайлду по- дарил не кто иной, как консул Вейланд.)
Не стоит думать, что с подписанием Соглашения исчез- ли все противоречия. Многие влиятельные семьи, чьи ин- тересы в значительной мере ущемлялись Соглашением, решительно выступали против (см. «Возмещение ущерба»). К счастью, жажда наживы  не заглушила голоса разума, и компромисс в конце концов был найден. Финальный ва- риант Соглашения — тридцать третий по счету — был под- писан в конце лета 1872 года. Этот исторический документ утвердили представители всех сумеречных рас. Под текстом стоят подписи десяти вампиров, десяти оборотней, десяти чернокнижников,  десяти фей и десяти нефилимов. Один из представителей вампиров по имени Аарон Бенедек ска- зал впоследствии,  что Соглашение было «компромиссом компромиссов». Однако, каким бы спорным и неполным оно ни было, именно первое Соглашение заложило основу правовых отношений, которые теперь связывают Сумереч- ных охотников и все сумеречные расы. И именно из перво- го Соглашения выросли все последующие наши Соглаше- ния и законы.

Наиболее значимые положения первого Соглашения.
» Все сумеречные  создания обладают душой, а значит, должны получать такую же защиту, какую получают и люди.
» Сумеречные создания не имеют права брать на вос- питание человеческих детей, если нарушают Закон.
» Если сумеречное создание подозревается в соверше- нии преступления,  над ним должен быть учинен справедливый суд, и лишь в результате судебного процесса может быть установлена его вина, от тяже- сти которой зависит и тяжесть последующего наказа- ния; нефилимы же не имеют права вершить суд по своему разумению и наказывать сумеречных созданий по своей воле.
» Штрафы,  которые будут налагаться на совершивших правонарушение сумеречных созданий, должны быть соразмерны преступлению. При этом размер штрафа жестко ограничен Законом.
» Сумеречные создания, если они не нарушают общего Закона и не причиняют вреда другим созданиям, людям и нефилимам, вольны жить по законам своей общины, будь то клан вампиров, стая оборотней или поселение фей. Анклав же не имеет права вмешивать- ся во внутренние дела сумеречных созданий до тех пор, пока они не нарушают общего Закона. Однако если кто-то из сумеречных созданий отрицает как общий Закон, так и законы своего народа и при этом желает жить вне своей общины, он лишается защиты Закона и к нему уже не применимы его положения.
» Нефилимы должны надзирать за порядком во всем Сумеречном мире, сумеречные же создания должны безоговорочно подчиняться общему Закону, даже в ущерб своим собственным традициям и обычаям. Главным же своим владыкой и нефилимы, и суме- речные создания признают ангела Разиэля, как посланника Небес.


Конечно же, за последующие десятилетия первое Соглашение претерпело множество изменений. Менялся мир вокруг нас, менялись и наши законы. И нам думается, юным нефилимам было бы небезынтересно узнать, какие именно произошли изменения, и осознать, насколько первое Со- глашение отличается от последнего.
Далее мы приводим список основных различий.

» С течением времени получило развитие уголовное право, и в Соглашениях все больше внимания уделя- лось как обязанностям, так и правам сумеречных созданий в этой области. Необходимость в более детализированном описании возникла после того, как стало ясно: Консул и Инквизитор часто не могут договориться о том, что именно они понимают под тем или иным преступлением и какое наказание в каждом конкретном случае должен понести преступник.
К сожалению, мы вынуждены признать, что даже после подписания первого Соглашения некоторые сумеречные создания страдали от пристрастного толкования Закона, который зачастую оказывался не на их стороне. Зачастую даже за небольшие нарушения следовало слишком  суровое наказание,  а это значит,
что у сумеречных созданий не было иного выхода, кроме как поднять вопрос о внесении поправок
в Соглашение и ускорить подписание нового. В наше время законы, касающиеся уголовного права, вынесе- ны в отдельный документ, который составляли опыт- ные юристы как с нашей стороны, так и со стороны сумеречных созданий. К подобного рода разделению мы были вынуждены прийти тогда, когда наш уголовный кодекс в несколько раз стал превышать все остальные положения Соглашения. Кстати, именно в этом документе, и нигде более, нефилимы признают за сумеречными созданиями право на справедливый суд, а значит, значение его поистине огромно.
» До сих пор с правовой точки зрения лучше всего защищены люди. Они по-прежнему имеют право жить своей жизнью, в которую не должны вмешиваться
ни нефилимы, ни сумеречные создания. Так, напри- мер, после подписания седьмого Соглашения вампиры уже не имели права набирать себе рабов из людей.
» Первые три Соглашения формально запрещали чернокнижникам призывать демонов даже по прось- бе нефилимов, но в реальности положение это повсеместно нарушалось. Поэтому четвертое Согла- шение все-таки позволило колдунам в этом вопросе оказывать содействие Сумеречным охотникам.
Более того, подписывая четвертое Соглашение, чернокнижники брали на себя обязательство во всем помогать нефилимам и употреблять свои магические способности на благо общего дела.

Наш мир меняется, и мы меняемся вместе с ним. Дух свободы, равенства и братства снова царит в Идрисе, и те- перь мы готовы протянуть руку помощи всем нуждающим- ся, а также полны желания договариваться с теми, кто хочет договариваться с нами. Каждый день и каждый час мы стре- мимся сделать мир лучше и потому неустанно совершенст- вуем наши законы, которые станут служить и нефилимам, и людям, и сумеречным созданиям.

Девятое соглашение,  1992
Настоящим  клянусь всегда и во всем следовать принципам Сумеречных охотников и подчиняться интересам Круга… Я готов рисковать жизнью тогда, когда этого от меня потребует Круг, чтобы защищать Идрис,  людей и наш мир, чья безопасность и целостность для меня превыше всего.
— Клятва члена Круга

Увы, но ни одно из наших Соглашений не было единодушно поддержано всеми членами Совета. И каждый раз мы стал- кивались не только с открытым противостоянием, выливав- шимся в отчаянные споры и смертельные обиды, но и с под- коверными интригами. Особенно рьяно противились подпи- санию Соглашений Сумеречные охотники, проживающие в диких, удаленных от основных центров цивилизации зем- лях. Они упирали на то, что в такой глуши зачастую не дей- ствуют и общечеловеческие законы, а потому управлять тол- пами «распоясавшейся нежити» можно лишь сильной рукой. Соглашения же, на их взгляд, были излишне мягкими и во многом ущемляли интересы Сумеречных охотников.
Яростные споры в такой ситуации — вещь неизбежная. Страсти накалялись. Во время обсуждения первого Согла- шения доходило даже до того, что некоторые члены Совета, охваченные злостью, с проклятиями  покидали Зал заседа- ний. Во время же совместных заседаний некоторые нефи- лимы и сумеречные создания сидели за перегородками или вовсе в отдельных комнатах, так как устроители совершен- но справедливо опасались, что особо яростные спорщики набросятся друг на друга с кулаками.

Но в конце концов нам удалось устранить все противоречия, поскольку каждый из нас в душе своей хотел мира… До тех пор, пока не появился Круг.
Как оказалось, не смирился лишь Валентин Моргенштерн, единственный наследник богатого и влиятельного рода нефилимов. Он и его сторонники  сорвали подписание очередного Соглашения, ворвавшись с оружием в Зал засе- даний. На своих мечах они несли смерть, и не стоит верить тем, кто позже пытался представить Моргенштерна  героем, отважившимся бросить вызов системе, последним защитни- ком традиционных  ценностей, рыцарем, вст упившим в схватку с драконом. Сомнительно звучит и то утверждение, что у Моргенштерна не было иного выхода, кроме как взять в руки меч и сражаться за нашу свободу, потому что на самом деле и он сам, и его последователи — обыкновенные фана- тики, жестокие убийцы, лишенные чести и совести.
Давайте назовем вещи своими именами. Члены Круга всей душой презирали сумеречных созданий. Они искрен- не верили в то, что в жилах детей тьмы течет грязная кровь, что они мало чем отличаются от демонов, а значит, должны быть уничтожены  до того, как осквернят и уничтожат наш мир. Наш мир, считали члены Круга, был создан лишь для людей и тех, в чьих жилах течет чистая, святая кровь. Тех, кто осмелился возражать им, они записывали в предателей, не достойных снисхождения.
(Впрочем, если говорить начистоту, многие из друзей Моргенштерна, вместе с которыми  он основал Круг, со вре- менем оставили его, поскольку жестокость и бескомпромис- сность Валентина были им противны. К тому времени, как Моргенштерн решился напасть на Зал заседаний и сорвать подписание очередного Соглашения, с ним почти уже не осталось никого из его прежних друзей и последовате- лей. Правда, далеко не все сторонники  Валентина испыты- вали равное отвращение к его жестоким  методам — нахо- дились и те, кому они были по вкусу.)
Вернемся, однако, к тому страшному дню. В Зале заседаний, как и положено по Закону, собрались нефилимы и представители всех сумеречных рас. Они должны были подписать девятое Соглашение, которое еще больше укре- пило бы дружеские отношения. Увы, но среди нефилимов были и отступники, которые, прибегнув к дьявольской хи- трости и ошибочно полагая, что сражаются за правое дело, пронесли в зал демоническое оружие. В тот момент, когда все были готовы подписать Соглашение, отступники  вско- чили со своих мест и обнажили мечи. Паника накрыла зал столь же стремительно, сколь стремительно штормовая вол- на накрывает берег.
Вскоре стало ясно, что многим  из сумеречных созданий было заранее известно  о планах Круга, а потому  и они не преминули подготовиться. Как только отступники обна- жили мечи, в зал вбежали сумеречные создания, сидевшие до того в засаде. Завязался бой.
Теперь, по трезвому размышлению, мы вынуждены при- знать, что атака Моргенштерна и его сторонников не была для нас неожиданной.  В течение последних месяцев до нас то и дело доходили тревожные  слухи, и с каждым разом ста- новилось все более и более очевидно, что вскоре Валентин решится на активные действия. Однако никто из нас не был готов к той кровавой резне, в которую  создатель Круга пре- вратил свой политический  протест.

Увы, но вряд ли нам достанет слов, чтобы описать битву, потому что слова — это всего лишь слова, и они не в силах передать тот ужас, что довелось нам испытать. Да и что мы могли бы сказать: «Это  было ужасно», «Я навечно запомню тот день», «Вы и вообразить себе не можете этого кошмара»?.. Нет, все не то. Благородные нефилимы падали, сраженные дьявольскими мечами отступников, и их церемониальные одежды мгновенно пропитывались кровью. Вина их была лишь в том, что они собирались в исполнение своего свято- го долга подписать Соглашение, желая еще больше упро- чить мир. А сумеречные создания умирали лишь потому, что им довелось родиться или стать иными и в их жилах текли капли демонической крови. Зал наполнили крики отчаяния и стоны боли, но их заглушали проклятия сража- ющихся и лязг металла.
Я был там. И сейчас, когда с тех пор прошло уже немало времени и эту книгу я пишу в тихой келье на самом верху одной из хрустальных башен мельбурнского Института, ви- дения пережитого все еще встают передо мной с пугающей точностью. Я чувствую запах крови и слышу стоны умира- ющих, словно снова очутился в том проклятом зале… Думаю, мне уже никогда не избавиться от этих воспоминаний, и страх и отвращение пребудут со мной до самых последних дней.
Надо сказать, что больше всех в тот день пострадали бла- городные нефилимы, которые отправлялись не на войну, а на мирную встречу, а значит, были практически безоружными: одни из них были убиты отступниками, другие — сумереч- ными созданиями, принявшими их за врагов. Однако имен- но дети тьмы спасли нас от верной гибели, ибо именно их отряды в конце концов обратили в бегство отступников. Круг позорно бежал, оставив поле боя, однако победа наша была пирровой, поскольку и среди нефилимов, и среди сумереч- ных созданий было слишком много убитых. А Валентин Мор- генштерн, убежав из зала, бросился в свой дом на окраине Аликанте. Он понимал, что теперь судьба его предрешена и ему не стоит ждать пощады. Вот почему он поджег свой дом и вместе со своей женой и новорожденным сыном нашел смерть в огне. Что ж, этот величайший в нашей истории злодей не мог уйти достойно. Он отправил на тот свет столь- ко нефилимов, что и подумать страшно, но не смог удержать- ся и напоследок забрал с собой еще две жизни. Таково было последнее злодеяние Валентина в этом мире.
Восстание Моргенштерна захлебнулось. В тот же день нефилимы и сумеречные создания передали лекарям раненых и забрали убитых, чтобы потом похоронить их с почестями. Свой последний приют жертвы безумия Валентина нашли на площади Ангела в Аликанте, и теперь все желающие мгут прийти туда, чтобы почтить память героев. А после по- хорон начались суды. Многие из приспешников Валентина добровольно предали себя в руки правосудия и с охотой помогали следствию. Мы же стремились как можно скорее поймать тех немногих  друзей основателя Круга, которые до самого конца хранили ему верность. Тогда же по миру поползли слухи, что теперь, когда не удалось подписать де- вятое Соглашение, отношения между нефилимами и суме- речными созданиями уже никогда не будут прежними, кое- кто даже предсказывал войну. Однако переговоры возобновились, и Валентин Моргенштерн,  должно быть, не раз перевернулся в гробу, когда узнал, что его безумная эска- пада только помогла сумеречным созданиям: их интересы во многом учитывались при составлении нового документа. Это был трудный год. Было много споров и обид, но нам удалось преодолеть все разногласия, ведь еще живы были воспоминания о кровавой резне, устроенной фанатиками, а значит, все мы должны были сплотиться перед лицом об- щего врага. И спустя всего несколько недель после тех страшных событий девятое Соглашение все-таки было подписано.

Основные даты и события сумеречного мира

вскоре после 1000 г. н.э., на Землю вторгались толпы демонов. Крестоносец по имени Джонатан призвал ангела Разиэля. Видя честность и благородство его желания, ангел покорился, смешал свою кровь с кровью Джонатана в Чаше Смерти и дал выпить Джонатану эту смесь. Затем Разиэль дал Джонатану ещё два Орудия Смерти, Серую Книгу, и подходящее имя Шэдоухантер (Сумеречный Охотник), как символ его трансформации.
1234 год. - это значительная дата среди Сумеречных Охотников, вместе с девизом Сумеречных Охотников дата высечена на основе статуи у входа в Безмолвный Город в Нью-Йорке.
11-й и 13-й века цитируются в Кодексе Сумеречного Охотника как начало и вершина продвижения расы Сумеречных Охотников, когда разыскивали и вербовали новых членов после смерти первых Сумеречных Охотников. Эти два момента были выявлены во времени, так как когда было написано первое издание Кодекса, первая дата была предположительным временем написания Кодекса Джонатаном Шадоухантером, а вторая - примерная дата основанная на современных исследованиях и техниках датирования.
1872 г. - Сумеречные Охотники подписали первое Соглашение, что стало первой ступенью в мирный переговорах с популяцией Нижнего Мира.
1878 г. -  Сумеречные Охотники Института Лондона противостояли Магистру и его механической армии, чье намерение было создать внушительную новую расу существ полу-Нефилимов, полу-демонов, с первыми из их вида, Тэссой Грэй. Его план не удался, с комбинированными усилиями некоторых членов Инклэйва Лондона и мага Магнуса Бейна.
XX век - Большинство женщин Нефилимов не были воинами. Только в поколении конца 1990-х, которое включало Мариз Лайтвуд и Джослин Фрэй, впервые женщин стали тренировать в воинов Сумеречных Охотников вместе с мужчинами.
1991 г. - произошла великая трагедия, под названием Восстание, во время подписания Девятого Соглашения. Круг Валентина Моргенштерна считал,что они должны увеличить свою численность обратив больше примитивных с помощью Чаши Смерти, и что они должны снова объединиться и в первую очередь пойти против жителей Нижнего Мира. Несмотря на старания Круга, Перемирие было подписано. Была закрыта на неопределенный срок Академия Сумеречных Охотников, немногочисленных нефилимов обучали на дому.
2007 г. - Валентин вернулся и планирует уничтожить текущую расу Сумеречных Охотников, хотя бы тех кто будет сопротивляться его предложению измениться.