» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Глава I. » [08.11.07] Так ты что, серьезно?


[08.11.07] Так ты что, серьезно?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s5.uploads.ru/y3AQY.gifhttp://s4.uploads.ru/wZ61a.gif

date & time: 8.11.2007 15.20
location: лазарет
cast: Jonathan Morgenstern, Alec Lightwood

Джонатан решил навестить Александра в лазарете, чтобы спросить чего ради он должен врать Лидии, ну и за одно узнать что же такого интересного Александра связывает с тем магом.

+2

2

Вчерашний ден был интересным. Клариса попросила его соврать и дала свою версию причины для этого. там было что-то про добро, веру в Александра, наказания, и прочую сентиментальную чушь. Вот только Александр все же был убийцей, труп еще вчера был в Институте, и это шло в разрез в хваленой чистотой нравов нефилимов их долгом, честью или чем-то там еще. И послушать, что скажет ему такого хорошего виновный было нтересно, все же ради него и из-за него все это и происходит. Не Джонатан же, в самом деле, заставлял его стрелять в того парня. Это был выбор только самого Александра. Так или иначе, но посмотреть на страдальца и послушать, что же он скажет было любопытно. Да и к нему был и еще один вопрос, по которому очень хотелось услышать ответы. Любопытства и веселья ради.
- Доброго дня, Александр. Хотя, как вижу, оно не очень доброе для тебя.

+2

3

Вообще-то Алек ждал кого угодно, но только не его.
Лайтвуд провел все это время не смыкая глаз, наблюдая за состоянием сестры, и был уверен, что никто не будет тревожить его без надобности. Даже Лидия, вроде непреклонная, решила дать ему время. За это Александр был ей благодарен. Но еще он бы был ей благодарен, если бы она оставила Моргенштерна взаперти или привязала бы его к Клэри. Той вроде как нравится общество брата. Пусть наслаждается.
Дневное солнце тускло проникало сквозь стекла и касалось лица Изабель. Алек время от времени менял ей тряпицу на лбу. Иногда около него появлялась чашка с кофе и что-то на тарелке, чтобы перекусить - подарки от Магнуса, которые Лайтвуд старший послушно поглощал, но вкуса не ощущал. Он был похож на машину, без чувств и эмоции, а также потребностей. Единственной его задачей на данный момент была забота о младшей сестре, которая могла умереть.
И да, он тоже мог умереть, но он не помнил об этом.
Он успел позабыть, что стал убийцей, но все же тревога в сердце не раз напоминала об этом. Алек был скалой снаружи. Но внутри него бесновался океан и взрывалась лава.
Услышав голос Джонатана, он не оторвался от ухаживаний над сестрой, лишь скосил свой голубоглазый, льдисто-холодный взгляд в строну парня на миг.
- Снова пришел попытаться подружиться со мной? - произнес он так, словно его голос был сталью. Но мягкие, осторожные руки поправляли волосы Иззи, убирая их с лица.

+2

4

А как же благодарность за ложь во имя его спасения? Где те бурные слова радости от содеянного спасителем? Себастьян был рад, что ни где. Иначе бы этот фарс был ему или слишком приятен или слишком противен, он и сам этого еще не решил.
- Подружиться с тобой? Зачем? Я уже понял, что оно мне не светит. Я только хотел узнать ради чего Клэри так старается. Чем ты подкупил ее?
Моргенштерн говорил очень тихо, достаточно лишь для того, чтобы Александр его услышал, но ни кто посторонний не смог бы разобрать слова. Пока это было тайной Клэри, он был намерен хранить ее.

+2

5

Надо было отдать должное парню и поблагодарить хотя бы за то, что он говорит тихо, словно действительно чтил покой раненной сестры Алека. Тот даже перевел на Джонатана взгляд, проходясь по нему оценивающим взглядом, пытаясь понять - действительно он такой паинька или только пытается им быть. И хотя Лайтвуд уже давным давно определил для себя ответ на этот вопрос, он все же не удержался от пристального взгляда в глаза Моргенштерна. Вот про кого можно было сказать поговорку о тихом омуте и о книжной обложке.
Оставив тряпицу на лбу у сестры в покое, поправив одеяло, Алек поднялся с места, вставая напротив Моргенштерна, сложив руки на груди, словно пытался закрыть Изабель собой, хотя ей этого не нужно было. Джонатан пришел к нему, а не к ней. Хотя, даже если бы он пришел к ней, Александр стоял бы точно в такой же позе, потому что Лайтвуд за Лайтвуда. Моргенштернам придется очень долго стремиться к подобному единению семьи.
- Подкупил Клэри? - Алек изогнул бровь, а затем усмехнулся неприятной улыбкой. - Ты действительно думаешь, что твоя сестра такая?
Слово "продажная" повисло между ними свинцовой тучей в тишине. В отличии от сына Валентина, Алек прекрасно знал, что Фэйрчайлд просто такая, какая она есть - добрая, любящая, чувственная, эмоциональная, самоотверженная. Готовая на все ради своих друзей. Александру даже не ловко, что он стал одним из них, но он был благодарен ей. И с приходом Джонатана для него все встало на свои места. Ему теперь даже не нужно было подходить к Клэри, чтобы узнать что произошло в ее версии. Она просто помогла ему и заставила помочь брата. Они солгали Лидии, и, видимо, весьма хорошо, поддержав колдовство Магнуса. Интересно, Моргенштерн в курсе этого?
- Почему ты солгал вместе с ней?
У Алека были версии и каждая отлично подходила под поведение Джонатана, но он хотел узнать это из его уст.

+2

6

Не все продается и покупается за деньги. Если есть услуги, внимание, иные сентиментальные, но отчего-то важные для многих вещи. Но Себастьян не стал этого говорить. Он лишь ответил взглядом полным не меньшего презрения, чем был направлен на него.
- Я думаю, что такой доверчивой девушкой могут пользоваться слишком продуманные личности.
Ну, к примеру, как он сам. И это он тоже не стал говорить. Лайтвуд подозревал его во всех грехах уже потому, что он был Моргенштерн, и был не так уж далек от истины, и все же, быть правым во всех суждениях о Моргенштерне младшем он не мог.
- Она моя сестра. - Этого должно было быть достаточно. Для самого Себастьяна этого действительно было достаточно, вед, хоть он и знал ее совсем недавно, но любил он сестру всей любовью, которая вообще у него была. - А вот кто ты для нее, чтобы она так лгала? И кто ты вообще такой? У тебя много тайн, это очевидно. И я хочу знать кто ошивается рядом с Клэри.
Хотя голос Себастьяна был все так же тих, в нем была угроза, когда он говорил о безопасности Клариссы. Прямая, совершенно не прикрытая, ведь его действительно волновала ее безопасность куда больше, чем жизнь и здоровье одного из этих детей-нефилимов.

+2

7

- Равняешь меня с собой? - Протянул Алек, без напряга парируя нападки Джонатана. - Клэри прекрасно знает, какой я на самом деле. В отличии от тебя, я никогда не пытался ей понравиться. Все ее отношение ко мне - это ее собственная инициатива. И если она решила помочь мне, то можешь поинтересоваться у нее сам почему. - Усмехнулся Лайтвуд, уверенный, что они уже, наверняка, обсудили это вдвоем, но Моргенштерну было этого не достаточно. Надо было найти кого-то типа Александра, чтобы прие... пристать. Только это явно не та цель, к которой следовало бы стремиться, учитывая нрав Лайтвуда старшего.
Нрав, который очень сильно изменился с тех пор, как он стал встречаться с Магнусом Бейном, с тех пор, как прострелил Клэри плечо и стал ее тренировать, с тех пор, как во всеуслышание объявил о своей ориентации, с тех пор, как убил нефилима и с тех пор, как предложил это скрыть.
Слишком много факторов. Но отпрыску Валентина об этом знать не обязательно.
Нужно отдать ему должное, если он пытался произвести впечатление на Алека тем, что держался за свои кровные узы с Клэри. Неплохо, учитывая сколько времени прошло, как они увидели друг друга. С такой рьяностью в глазах даже Александр не кичился за Изабель. Даже Лайтвуду, ставшим недалекому от чувств буквально пару месяцев назад, удалось увидеть во взгляде парня немного большее, чем обычно должно быть, когда говорят о сестрах, но охотник не сменил своего холодного каменного выражения лица, решив, что ему показалось, и сбросив все на то, что Джонатан хватается за любую ниточку, чтобы показать, какой он хороший братик.
- Удачи в поисках, - лишь ответил он на угрозу Моргенштерна, собираясь отступить обратно к сестре.

+2

8

Слова Лайтвуда бесили, ведь в них была своя доля правды. Он действительно смог завоевать доверие Клэри сам, не прилагая к этому ни каких усилий, вот только она вообще склонна доверять всем подряд, кроме разве что, их отца. Но отец особенно отличился и теперь ему не доверяет вообще ни кто. Ну может те несколько особенно отличившихся умом идиотов, что до сих пор ему служат. Но вот всяческим Лайтвудам Клэри верит, даже когда для этого нет ни одной причины.
- А может ей просто тебя жалко? Не самый способный, не самый везучий. А уж сейчас, пока твоя сестра ранена, то ты и вовсе как подбитый щенок, вот она и заступилась. С нее станется.
Теперь Себастьян не так сильно хотел получить ответы от Лайтвуда, как просто его вывести из себя. Он раздражал Моргенштерна всем.
- Допустим, что она помогла тебе по доброте душевной, но скажи, чем ты заплатил, чтобы тебе маг помог скрыть твое преступление? Что у вас с ним за такие тесные отношения?

+2

9

Александр замер, словно врезался в невидимую стену. Только самый наблюдательный и хорошо знавший Лайтвуда, а таких было по пальцам сосчитать, мог увидеть как по его телу прошлась, предостерегающая противника, дрожь. Не дрожь. Это было похоже на волну, жгучую змею, которая прокралась от поясницы по спине до плеч парня. Он напрягся, словно дикая, огромная черная хищная птица перед полетом за добычей. Он мог бы проигнорировать все то, что сказал парень по поводу жалости Клэри, потому что Алек прекрасно осознавал, что Фэйрчайлд не может без этого. Она была не собой, не будь у нее сочувствия. Даже если Алек не привык, чтобы его жалели, все же тогда он был не в том состоянии, чтобы злиться на девушку, когда она смотрела на него глазами полными понимания и сочувствия. Это была не жалость, как бы Моргенштерн не пытался доказать обратное.
Если таким образом Джонатан пытался надавить на больное - ущемленное эго Лайтвуда, то работало плохо.
Но вторая фраза сделала свое дело.
Алек медленно обернулся, глядя в глаза Моргенштерна, будто бы пытался его заморозить льдом своих. Выходило весьма хреново, потому что этот засранец до сих пор шевелился и говорил.
Черт бы побрал его осведомленность.
- Не твоего ума дело, - грубо, в типичной манере. Но Алек сам себя сдавал с потрохами.
Отпрыск Валентина слишком погряз в их разборках, нарочито сильнее путаясь в паутине их событий, своими паучьими лапками переплетая все на свой лад. И Алек вдруг стал одной из мушек, угодившей в его сети.

+3

10

Ах как Александр старался быть невозмутимым, и как он им не был. Это было так приятно осознавать, что виной тому он, Себастьян. Этот непробиваемый зануда был куда интереснее, чем казался и эти его отношения с магом. Какая же все же это мерзость. причем мерзость во всем, начиная тем, что маг - нечисть, заканчивая их однополыми отношениями. Обе эти вещи неприемлемы для охотника, они неприемлемы для хорошего наследия охотников, сильного наследия. Для сильного мира охотников.
- Так значит это правда? Ты и он?
Себастьян рассмеялся. Громко и от души. Это было не только мерзко, но и абсурдно и сдержать смел было просто невозможно. Издевательский отражающий именно то, что сейчас чувствовал Себастьян. Но эта тема не могла бы выдать его, ведь это действительно было мерзко. Единственное, что сдерживало его хоть немного было то, что Моргенштерн не хотел привлекать лишне внимание к этому их разговору и постарался хоть как-то задавить хохот до приемлемой громкости.

+2

11

Алек правда уговаривал себя не реагировать. Потому что он выше этого. Его воспитывали другим. Он был примером сдержанности, когда Джейс и Иззи могли вытворять все, что было их душе угодно, а он заметал все за ними. У него самого был только один человек, который мог замести за ним, но не удар по лицу Моргенштерна, потому что синяк на его самодовольном лице лишь будет радовать их обоих.
Алек и правда пытался быть хорошим мальчиком.
Но он так устал от этого дерьма.
Смех. Смех отпрыска Валентина стал приказом к действию подготовленного тела. Будто бы щелчок пальцев бога подземного мира, цепным псом которого Алек был. Его будто бы спустили с поводка, и Лайтвуд, забыв на короткий, эгоистичный момент про сестру, в мгновение ока оказался напротив Моргенштерна, сильно сдавливая его горло своими крепкими длинными пальцами, чтобы заткнуть его омерзительный смех, впечатывая до боли в лопатках в стену и замахиваясь для удара свободной рукой. Лицо охотника искажено в агрессивной гримасе, и он готов нанести удар по этой самодовольной роже, его кулак в нескольких никчемных миллиметрах от лица парня, но... почти такой же щелчок, жестокий по отношению к Александру, заставляет его руку резко замереть, пока он смотрел в глаза Джонатана.
Чертова ответственность, въевшаяся в подкорку мозга, словно инфекция, подкинула Алеку кадры злобной Лидии с недоверчивым взглядом и напоминание о том, что буквально в нескольких метрах от них лежит его сестра и борется с ядом демона.
У Алека перед глазами все рушилось, и он видел свои руины во взгляде Моргенштерна. Он проигрывал с каждым словом. С каждым действием.
И он сдался. Он устал.
- Проваливай, - сипло произнес Лайтвуд, выпуская Джонатана, когда почти чуть не удушил его. Если он так держится за Клэри, то не скажет никому, потому что она не рассказывает. Хотя о чем это мы? Все и так уже в курсе!
- Не попадайся мне на глаза, - предупредил он, отворачиваясь и возвращаясь к сестре. Может сегодня он и сдался, но никто не знает, в каком расположении духа он будет завтра. С недавних пор у Александра с этим проблемы.

Отредактировано Alec Lightwood (03-11-2016 00:17:21)

+2

12

Себастьян прыгал бы от радости от того, как легко и приятно было вывести из себя этого "холодного" Лайтвуда. Вот только заслуга эта была не только его. Конечно, демонов подослал он, но ведь заставил убить своего напарника совсем не Моргенштерн, а именно демон. И сестру его ранил тоже не Моргенштерн лично. Тут можно сказать, что хороший руководитель делегирует задачи другим, но это немного уменьшает чувство торества, если эти задачи не часть глобального плана. И хотя они ими и были, но планом этим не было вывести из равновесия лично Лайтвуда. Скорее уж просто расшатать обстановку в Институте.
И Себастьян просто продолжал смеяться. Даже когда Лайтвуд отпустил его, походу искренне полагая, что он здесь хозяин положения и его праведный гнев пугает Моргенштерна.
- Еще скажи, что ты из вас двоих - девка. Гордый нефилим, нечего сказать.
На последней фразе Себастьян был уже полностью серьезен. Ведь даже гомосексуализм не был так отвратителен как сношения с нечистью. А в этом парне было просто омерзительное комбо. Моргенштерн даже брезгливо протер свое горло от ощущения прикосновения кожи Лайтвуда.
Но раз уж бравый Лайтвуд отпускает его подобру-поздорову, то разве ж он станет стоять тут? И Себастьян двинулся к выходу. Подраться они еще успеют, хотя прямо сейчас это можно было бы объяснить неадекватностью нефилимо-убийцы. А потом придется придумывать еще какой-нибудь повод, чтобы Себастьян выглядел невинной жертвой. Увлекательная игра.

+3


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Глава I. » [08.11.07] Так ты что, серьезно?