» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Прошлое » Butterflies and Hurricanes [CL, DS]


Butterflies and Hurricanes [CL, DS]

Сообщений 21 страница 24 из 24

21

Слова иссякли, и теперь они говорили на языке тела. Кокетливо развязывающийся пояс халата давно намекал, что пора от него избавиться совсем. Но еще не время, еще не момент, который позволит перейти к подобным действиям. Откровенно говоря, Катарине нравилось, с какой исследовательской осторожностью действует Даниэлла: как прикасается к ее голубой коже, как проводит пальцем и взглядом по губам, как льнет к ним и пробует их вкус. Лосс закрыла глаза, цепляясь пальцами за ворот майки, ощущая, как бугрится кровь на ткани, как в этой крови еще плещется злоба и агрессия, которые должны разрывать, убивать и насиловать, а не существовать среди двух тел, жаждущих куда более тесного общения, чем простые разговоры.
Прежде, чем она смогла что-то сказать, по телу прошла дрожь - рука Дани оказалась там, где, как говорится, лучше не влезать, ибо под напряжением. И напряжение Катарины можно было уловить без труда. Она опустила одну руку вниз, перехватив за запястье настойчивого нефилима, разрывая губы, избавляясь от наваждения сладкого поцелуя.
- Под... подожди, - не сразу выдохнула, дыша глубоко и жадно, - твоя майка... на ней яд, надо выбросить ее.
И поэтому ее руки забрались под многострадальную майку, подхватив за низ и потянув вверх, заставляя девушку поднимать руки. Но и такое промедление Катарина не оставила без внимания: отбросив одежду в сторону, с интригующей полуулыбкой большим пальцем провела по декольте, по почти обнаженному животу и ниже, цепляясь пальцем за пояс и развязывая его чересчур слабый узел. Врата рая не распахнулись, но легкая ткань разошлась, открывая обнаженное тело, которое тут же прильнуло к Даниэлле, согревая теплом, упиваясь очередным поцелуем. Кажется, последняя грань слетела, потому что рука Лосс легла на живот девушки, и от этой руки по телу прошелся возбуждающий разряд - магия никогда не бывает лишней.

+1

22

Сначала Дэн подумала, что зашла слишком далеко, поэтому уцепилась за руку Катарины, как за спасательный круг. Та поспешила успокоить и избавить девушку от майки, на что та лишь улыбнулась оставаясь в спортивном топе, который носила вместо бюстгальтеров.
- Если ты сожжешь ее, будет еще эффективнее, - Сильверхуд не заметила сама, как перешла на "ты". Да и разве в такой ситуации можно продолжать церемониться? Конечно, если вы из семейки провинциалов, у которых на одну ночь вошел, а в другую вышел.
Скользнув взглядом по приоткрытому халату, Даниэла судорожно втянула наэлектризованный между ними воздух, и ощутила волну теплого возбуждения под ладонью Катарины. Вряд ли после такого можно было терпеть настолько, чтобы растягивать прелюдия. Но что не сделаешь ради того, чтобы малознакомый человек привык к тебе? Даже если этот человек, казалось, был твоим тайным желанием всю жизнь.
Уложив ладони на обнаженные бока Катарины под полами халата, Сильверхуд снова увлекалась поцелуем, но действуя уже более решительнее, немного глубже прокрадываясь языком меж губ женщины, срывая поцелуй за поцелуем, пока они не стали более жадными и требовательными. Сменив положение, прижав Лосс к краю стола, Дэн подумала о том, что Рагнор не будет рад, если они осквернят его кухню чем-то подобным. Вообще непонятно, как нефилим вспомнила, что это логово принадлежит кому-то еще кроме них двоих с Катариной. По сути, Рагнор вообще не будет рад любому осквернению в этом убежище, поэтому смена места особой роли не играла.
Охотница подхватила Лосс и усадила ее на стол, не отрываясь от нее ни на секунду. Губы скользнули вниз по шее, проходя по месту, где билась о голубую кожу артерия, а руки медленно стянули с женщины халат, обнажая ее тело, давая Дани обзор для восхищения. Взглянув в глаза мага, Дэн улыбнулась, словно та подарила ей рождественский подарок. Лучший из всех, что у нее мог быть. Снова подтянувшись, нефилим огладила плечи Катарины и скользнула ладонями вниз по груди и бокам женщины, останавливаясь на ее бедрах, в этот раз оглаживая побольше площади на внутренней стороне, при этом слегка покусывая ее нижнюю губу, прежде, чем наклониться ниже и взять один сосок Лосс в рот, а второй нежно зажать между пальцами и начать его перекатывать.

Отредактировано Daniela Silverhood (24-10-2016 22:53:06)

+1

23

Вместе с Дани.

Магия может одарить многим, но не теплом человеческого тела, не теплом душевным, о котором задумываешься, лежа по утрам в одинокой кровати. Может, в этот раз Катарина решила не отказывать себе в гостеприимстве всего Идриса вместе взятого? Может, в этот раз ей наконец захотелось разделить ночь на двоих? Она не задумывалась, и в голове размеренно отстукивал свой ритм сердце, пока по коже пробегали приятные мурашки, заигрывавшие с нервными окончаниями. Пытаясь вздохнуть, она раз за разом хранила молчание, сливаясь губами с требовательной, жадной и непоколебимой Даниэллой, жаждавшей большего, и Катарина была не против объять ее, утолить голод близости, опоить белладонной и другими опиатами, которые только может подарить маг, знающий, как доставить удовольствие им обоим.
Оказавшись на столе, Лосс негромко охнула, медленно запрокинула голову назад, прикусила нижнюю губу, ощущая, как они припухли, и как зудит нежная кожа от вожделения. Оно мягко, крадучесь захватывало ее тело, распаляя нетерпеливостью девушки, и Катарина поддавалась этому искушению, и с ее губ, словно в подтверждение капитуляции, срывались тихие, едва уловимые вздохи. Кожа подрагивала под жаркими пальцами Дани, кожа плавилась, словно воск. Голубой воск, словно бескрайнее море, которое уходит далеко за горизонт. Халат медленно съехал, и Катарина игриво улыбнулась, видя искорки задора во взгляде Дани: да, ей тоже нравилось это тело. И, что главное, ей нравилось тело Даниэллы. Немного подлечить, и будет идеально.
- Ах-м... - неопределенно то ли выдохнула, то ли простонала, едва жаркие ладони достигли нежной кожи бедер. Словно вчерашняя школьница, она словно сжалась, и это было хорошо ощутимо по напряжению мышц. Но приятные ласки груди как будто успокаивали, намекая, что долгое воздержание никому еще на пользу не пошло. И Катарина, проведя рукой по волосам Даниэллы, ероша их, скользнула на ее спину, закусывая губу, чтобы не потревожить... чужую обитель, которую они решили слегка обновить грехом.

Было что-то в этом...  весьма запретное. Разве нефилимам не запрещено иметь связей с магами и прочей нечистью? Вроде как да... Но Сильверхуд давно позабыла об этом, потому что столько раз нарушала правила, что забыла какое ее действие не будет противоречить им. Но с магами точно нельзя. И это только распаляло ее еще сильнее, чем ладони Катарины на ее спине.
Ощутив, что Лосс уже достаточно возбуждена, Дэн выпрямилась, под конец коснувшись губами ее шеи, и взглянула на мага, словно спрашивая ее разрешения на вторжение. Во взгляде женщины давно были открыты все замки, и это не могло не радовать. Охотница улыбнулась, притягивая Катарину за бедра ближе к себе, заставляя ее обвить талию Сильверхуд. Снова забирая поцелуй с ее припухших губ, Дани скользнула рукой между ними, касаясь пальцами самого желанного места в женском теле, но не спеша, будто бы боялась спугнуть свою спасительницу.

Мягкая и поддатливая, Катарина была шелковым полотном, которое мяли, царапали и тянули. Вся кожа стала сплошным оголенным проводом, нервом, и каждое прикосновение вызывало отзвук, проходящий по грубинам, о которых в обыденной жизни и не вспомнить. В этот самый момент Лосс вспомнила, что такое - любить, и что такое ощущать кого-то, открываться ему, обещая не поглотить, а разделить, отдать частичку себя в обмен не только на удовольствие, но и что-то большее. С годами учишься ценить такие моменты, ибо без них вкус жизни становится пресным, бесцветным, практически неощутимым.
Мучительное напряжение разорвал ее судорожный, полный безрассудной истомы, стон, смешивающийся с дрожащим выдохом. Ногти скользнули по спине, цепляясь сильнее, чем требовалось для простого заигрывания. Нега разливалась по телу, возбуждая ненасытное желание сильнее, нисколько его не утоляя. Демоническая ли ее часть желала, нет, требовала большего? Катарина не знала, не могла и не хотела искать ответ - ее мысли были заняты вспышками, от которых чуть немели пальцы ног, ее губы были заняты вздохами и смазанными поцелуями, а ее руки то приобнимали, то вычерчивали ногтями красные линии на спине Даниэллы.

Дэн не знала, правильно ли они проводят эту терапию, потому что по сути, она давала телу Катарины почувствовать сладкую истому, волны удовольствия и наслаждения. Но ей так хотелось. И так хотелось Лосс. Дэн была совсем не против, чувствуя, что не просто предается физическим утехам с малознакомой женщиной, а... как бы это назвать? Лечит ее душу? Дает вспомнить каково это? Кажется, они лечили друг друга, потому что после случая с Джесс Дани мало с кем контактировала вот так.
Любое действие Сильверхуд с осознанием этой мысли стало лишь смелее. Прижавшись губами к шее Катарины и оставляя на ней едва видные следы из-за голубой кожи, Дани стала увереннее действовать меж бедер мага, жадно вслушиваясь в каждый вздох, в каждый стон и в каждый всхлип, по ним интуитивно меняя положение пальцев.

И чем глубже проникали пальцы в обволакивающую теплоту ее тела, тем громче становились вздохи, превращаясь в полноценные стоны - то со сладостной хриплотой, то с мелодичной требовательностью. Сознание было где-то не здесь, потому что вместо него весь мир сузился до них двоих, до разгоряченных тел, вплавляющихся, пытающихся не слиться, но добиться удовольствия хоть для одного из них. Но Катарина была щедра, и потому он ее ладоней, снующих в поисках опоры по спине Дани, расходились волны удовольствия, которое ощущает она. И чем сильнее захлестывало ее, тем мощнее жар от ее ладоней впивался в тело девушки, делясь не отзвуками, а полноценным чувством.

Ощутив жар от благодарных и жаждущих ладоней Катарины, почувствовав тоже самое, что и она, Дэн невольно изогнулась, хватаясь свободной ладонью за край стола, чтобы удержаться, не имея такой же опоры, как маг. Удивленно выдохнув и застонав с Лосс в унисон, охотница вдруг поняла как это работает, но не стала отвлекаться, чтобы восхититься способностями женщины. Лишь стала стараться усерднее, чтобы довести ее и себя до пика блаженства.

Всеобъемлющий экстаз накрывал с головой куда раньше, чем вершина блаженства заискрилась всеми цветами радуги на горизонте. Казалось, до нее - масса стремительных рывков, но Дани - Дани, это имя теперь будет в ее мыслях скользить нежно, ласково, почти с придыханием в голосе и хрипотцой, от которой мурашки пробегают по шее - была горяча, настойчива и неумолима. Катарина не скрывала стонов, с чувством, которое дробилось на тысячи других, вскрикивала, давясь горячим, обжигающим собственным дыханием. И чем дальше уводила их тропа желания, чем крепче становился мост вожделения и страсти, чем ближе становились они в этом багровом упоении, тем уже становился мир, тем проще все было в нем...
Сознание взорвалось, остановившись в одном месте. Катарина прижала Даниэллу к себе, одаривая ее и теплом, и пеленой чувственности, с которой бездна блаженства качала их в своих затухающих взрывах. Судорожное спертое дыхание, покрытое испариной тело, утомленное спонтанностью, жалось к девушке, как к единственной твердой опоре во всем мире.

Это было по-иному. Без преувелечений и фарса. Дэн должна была чувствовать лишь моральное удовлетворение,  но ее пронзало и физическое. Они с Катариной обменивались нечто большим, чем просто плотскими потребностям, потому что даже после того, как у обеих больше не было сил, они жались друг к другу, ища поддержки и тепла.
Сильверхуд прижалась носом к щеке женщины, прикрыв глаза и восстанавливая силы.
- Кажется мне нужно в душ и новая одежда, - с улыбкой прошептала она, коснувшись губами шеи Лосс,  будто бы делала так раньше, уже очень давно. И раз уж она остаётся сегодня на ночь, то она совсем не будет против, если маг все это время будет рядом,  нежась в ее объятиях.
Дани прекрасно знала где одежда Рагнора, и она прекрасно знала,  что придётся покататься,  чтобы найти на себя что-то, что будет не слишком велико, но отрываться от Катарины не хотелось. С ней было тепло, хорошо и уютно. Даниэла могла бы провести в этих объятиях вечность, которую они обещали.

Лосс не спешила. Качаться на волнах после бури было порой весьма приятнее, нежели почти сразу переходить к действию. Она прикрыла глаза, перебирала пальцами волосы Даниэллы, и ощущала в себе что-то... новое. Знакомое, но к нему невозможно было привыкнуть.
И это начинало ее пугать.
Короткий смешок, после которого на губах Катарины заиграла теплая улыбка.
- Мне бы тоже душ не помешал. А я ведь до твоего... прихода принимала ванну.
Коснувшись пальчиками лица девушки, маг снова улыбнулась и притянула ее к себе, сплетая языки, сминая губы в ласковом, нежном, полном чувственности поцелуе.

+1

24

Ну и какой может быть теперь душ? Даниэла не знала, потому что уже на автомате подхватила Катарину под бедра, прижимая к себе и снимая со стола. Пришлось ненадолго разорвать поцелуй, чтобы не врезаться никуда по пути и отнести Лосс в сторону спальни Рагнора. Да простит ее папочка Фелл за все, что они там устроят. Потому что на сегодня это явно был не конец терапии. И когда Катарина оказалась спиной на мягкой постели, а ее золотистые локоны разметались по подушке, когда Дэн склонилась сверху, осматривая ее светлое, светящееся улыбкой лицо, все кругом стало вновь неважно. А ночь казалась невозможно длинной, пока их тела и губы сливались воедино.
***
Утро оказалось днем, когда строгий голос Рагнора достиг ушей Сильверхуд. Ей жутко не хотелось просыпаться, потому что сладкая нега все еще охватывала ее тело, словно объятия любимой женщины. Дэн захотела прижать Катарину ближе к себе, чтобы прятаться от сурового мира и сурового мага в нем, но внезапная холодная пустота заставила охотницу распахнуть глаза и обнаружить, что она лежит в постели мага одна. Резко сев, Дэн увидела, что она все же в одежде, хотя прекрасно помнила, что избавлялась от нее в ходе процесса. Даже ее белая майка, которую она оставила на кухне была на ней, не порванной и чистой. Все было до жути прилично, словно девушка просто устала, пришла к Феллу и заняла его постель, пока его не было. Непонимающе уставившись на своего приятеля, девушка попыталась понять о чем он говорит, когда в его речи проскользнуло имя Катарины.
"Ушла рано утром, сказав не будить..." и бла-бла-бла, плюс много ругательств.
Значит просто ушла? Дэн нахмурилась, коснувшись груди, все еще чувствуя отголоски присутствия Лосс. А она-то думала... Дурочка наивная. Ну как всегда, да.
Настроение исчезло также, как оно быстро появилось вчера. Оставаться в убежище Рагнора больше не хотелось. Извинившись за доставленные неудобства, Дани собрала свои манатки и вернулась к родителям, еще долго вспоминая Катарину Лосс и ее небесно-голубую мягкую кожу.

+1


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Прошлое » Butterflies and Hurricanes [CL, DS]