» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Прошлое » Butterflies and Hurricanes [CL, DS]


Butterflies and Hurricanes [CL, DS]

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://65.media.tumblr.com/1f7798ade919ec701af3354d00d6364c/tumblr_n3f4t8GsdR1s6z4zdo1_250.gifhttp://65.media.tumblr.com/8658d264118d9012c340fc3a85fa5614/tumblr_inline_nvultu84kV1qlt39u_500.gif

date & time: 5 августа, ближе к вечеру.
location: Идрис, логово Рагнара.
cast: Daniela Silverhood & Catarina Loss

Даниэлле требуется помощь мага, но того мага, который ей знаком, на месте не оказывается. Зато вместо него обнаруживается другой маг, профессиональный целитель, медсестра и Катарина Лосс в одном лице.

Отредактировано Catarina Loss (26-09-2016 21:56:13)

+2

2

Ранение жгло, словно ад.
Даниэле повезло, что она была сумеречным охотником, обученным терпеть это дерьмо. Но все-таки не такое дерьмо... Такое ранение у не было впервые. Иратце не помогала. Вообще. Никак. Потому что была создана для легких ранений. Охотники начинали беспокоиться. Шевелиться и ходить сил не хватало. Парабатай не было рядом. Пришлось принимать меры, на которые охотники предпочитали идти в самую последнюю очередь. Даже сама Сильверхуд не рвалась принимать помощь мага. Мать, которая присутствовала, в отличии от отца, начинала бесноваться, потому что время уходило, словно песок сквозь пальцы. Ее дочь могла умереть в любую секунду, но была настолько упряма, что визит к магу откладывала до последнего, словно она могла дождаться Бранвелл, которая силой свой Иратце сможет излечить ее тело. Или Менделин. Никакие руны не могли помочь. Это видели все, кроме бредящей охотницы.
Транспортировать ее удалось только тогда, когда ее сознание покинуло ее.
На Идрисе Сильверхуды знали лишь Рагнора Фелла, который мог бы им помочь за определенную плату. Но когда мать Даниэлы в сопровождении пары охотников, которые помогали переносить тело младшей Сильверхуд, обнаружила в доме Рагнора вовсе не Фелла, а молодую на вид женщину с голубой кожей и волосами цвета пшеницы, то она немного опешила.
- Нам нужна помощь. Где Рагнор? - мать Дани была слишком стервозной, когда дело касалось здоровья ее дочери. В принципе ее дочери. Она, не дожидаясь ответа, оттеснила даму в сторону, пропуская охотников, переносящих тело безвольной Даниэлы на диван Фелла, на котором вообще-то не должно быть умирающих нефилимов. Взгляд матери Дэн обратился на женщину.
- Кто вы? Где он? Моя дочь умирает... - было видно, что она сильно сдерживается от того, чтобы начать истереть. В ответ Даниэла что-то пропела в беспамятстве. И песня оказалась весьма веселой и неприличной, что два других охотника-носилщика покраснели.
- Найдите его! - Потребовала женщина, обращаясь к другим охотникам, краснея от злости и не глядя на свою дочь, потому что не могла видеть ее в таком состоянии. Бледнющую, с капельками пота на лице и с синевой вокруг ранения на боку.

+1

3

В святилище тишины ворвались, когда Катарина почти убедила себя, что принять ванную в отсутствие Рагнора - ничего такого. Не то, чтобы она стеснялась Фелла - скорее, видела в нем не более, чем друга - однако считала верхом неуважения к нему наличие себя нагой в его ванной. Это же его ванная, а не ее. И он там нагим должен нежиться в пене и ароматах трав, некоторые из которых и вовсе считаются вымершими много сотен, а то и тысяч лет назад.
Только-только Катарина избавилась от одежды и влезла в халат Рагнора, как в дверь позвонили. Нет, постучали. А после вломились, совершенно игнорируя тот факт, что открыла им голубая женщина с белыми волосами. В длинном темно-зеленом халате. А после еще начали кричать. Вернее, кричала всего одна женщина, мигом определившая себя лидером среди четырех Сумеречных Охотников. Женщина требовала Рагнора и ответов. При условии, что не дала возможности ни поприветствовать, ни задать столько же вопросов. Да, ужасающее поведение для вторженцев.
Поэтому Катарина совершенно проигнорировала женщину. Трудно относиться равнодушно к кричащему и требующему внимания ребенку, но Лосс издавна научена обращать внимание на тех, кто молчит и не привлекает к себе внимания. К примеру, та девушка, которую принесли охотники. Женщина попыталась спросить что-то еще. Катарина молча подошла к девушке на диване. Диван уже был нещадно измазан кровью, но Лосс это не смущало - кровь можно и очистить. А вот вернуть из мертвых - не особо.
- Тишина, - негромко произнесла Катарина, и у кричащей женщины отнялся голос. Она открывала рот, хваталась за горло, пыталась что-то говорить, но не могла. Облегченно выдохнув, Лосс встала перед раненной девушкой на коленях и склонила над ней голову. Вокруг ее рук не было свечения, как не было каких-либо иных магических эффектов - Катарина не питала страсти к сценическим проявлениям того, что делает. Единственное, от чего она никак не могла отделываться, это наложение рук. Прикосновение к взмочаленному лбу принесли травмированной девушке умиротворение и облегчение. Пальцы коснулись страшных краев не менее страшной раны, и тело девушки пронзила боль, вырвавшая ее из лихорадочного забытья.
- Держите ее, - мягко, негромко приказала Катарина ныне немой женщине. - Я не смогу исцелить, если она будет дергаться.

+1

4

Двух других охотников, немного напрягало, что синекожая женщина приблизилась к дивану, опускаясь рядом с лежащей на нем младшей Сильверхуд. Еще больше их напрягло и даже напугало, что голос жены главы лисабонского Института отнялся, стоило лишь синекожей женщине попросить тишину. Охотники отшатнулись, глядя на мать Даниэлы, пытаясь понять по ее знакам, что она от них требует, и скорее всего они догадывались что, но выполнять не хотели, опасаясь гнева мага. Поэтому косили под дурачков.
Дэн продолжала тихо петь в беспамятстве, совсем не замечая того, что происходило вокруг. Но стоило невидимой магии коснуться ее тела, как мелодия затихла. Осталась лишь приятная пустота, из которой не хотелось уходить. А потом... потом резкая боль, заставшая ее распахнуть глаза и хватать ртом воздух.
Охотники переглянулись, решив, что эта незнакомка знает, что делать. Даже мать Даниэлы перестала пытаться найти свой голос, а кинулась на помощь, чтобы удержать свою собственную дочь от лишних движений. Трое сильных нефилимов потребовалось, чтобы удержать младшую Сильверхуд скованной и обездвиженной. Папочка может гордиться.
Глаза Дэн лихорадочно пытались уцепиться за что-то, но взгляд метался в разные стороны, неспособный сконцентрироваться на чем-то, пока перед девушкой не возникло лицо с кожей цвета неба. Будто бы ошеломленная, Даниэла замерла, глядя в глаза с мягким взглядом, давая возможность незнакомке сделать свою работу.

+1

5

Закрывать глаза было необязательно. Как и прикасаться к ране. Как и просить о чем-либо. Многое в этом мире было необязательным, и не обходило стороной эту конкретную ситуацию. Но Катарина закрыла глаза по другим причинам: она пыталась сосредоточиться, отрешиться от вытянутых лиц Охотников, пыталась совладать с собственной силой, бурлящей от нетерпения, от желания излиться, найти выход и рвануть, словно тысячи атомных бомб примитивных, словно ядерный реактор, словно забытый артефакт демонов, найденный глупыми нефилимами...
- Крепче! - рявкнула она с такой силой, что руки Охотников дрогнули. И сразу же после этого - новая игла боли. Лосс поморщилась: яд впился глубоко, и магия стремительно изучала тело нефилима, касаясь голубыми лепестками пламени даже самых запретных уголков, не исключая из своего поиска ни плоти, ни мыслей. Катарина, сама того не желая, узнала, что ее зовут Даниэлла, но она предпочитает зваться Дэн и быть той, кем должна была родиться, а не той, кем родилась; что ей нравится печь кексы и странные изготовления, называющиеся "маффины"; что она была в золотой рубашке и черных брюках, когда ее девушка покинула ее... Воспоминания вихрем проносились перед глазами, но магия искала не то. Магия искала раны не душевные, а физические. Душу Катарина зареклась лечить: еще ни один из ее "душевных пациентов" не доживал до старости и смерти от естественных причин. Душу должно лечить время.
- Слишком глубоко, - прошептала, и шепот этот почти журчал, переливаясь, недовольством. Долго, как же долго ждали эти отвратительно глупые нефилимы! Не будь здесь ее, Катарины, эта девчонка могла бы умереть - Рагнор, конечно, умница, но ему не хватило бы упорство отыскать... ага!
Лосс победно улыбнулась, сжав пальцы так, словно вырывала сорняк с корнем, открыла глаза. Рука, сжатая в кулак, на мгновение почернела, проступили ярко-алым вены, но после замерцало мягким светом и исчезло, словно бы растворившись в синеве ее кожи. Раны практически не было - лишь тонкий след, который постепенно пропадал.
Катарина устало выдохнула, поднялась, стряхнула руки.
- Можете отпускать. Ты, - она посмотрела на женщину, - должна мне. Теперь можешь говорить.

+1

6

Руки нефилимов стали тисками, но Даниэла этого сначала не замечала, завороженно наблюдая за женщиной над собой. Ее лицо привлекало ее беспамятное внимание, пока новая волна боли не накрыла ее, заставляя закричать и изогнуться в невообразимой позе. Охотники дрогнули, но не мать Сильверхуд. Она удерживала свою дочь, словно от этого зависела ее собственная жизнь, и будь у нее голос, то она бы тоже рявкнула на других двух охотников. Но им хватило голоса Лосс и взгляда начальницы.
Тело Даниэлы будто бы сначала сгорело в кислоте яда демона, а потом его воспламенили огнем. Ее будто бы сжигали заживо изнутри, но кричать на весь дом Рагнора Фелла девушка уже не могла. Она кричала внутри, неслышно ни для кого, кроме Катарины, присутствие которой она ощущала каждой клеточкой своего тела, остро реагируя на невидимые прикосновения к своему телу. Перед глазами был лишь лик мага и ощущение ее пальцев на коже. Дэн ощущала ее слишком близко, словно Катарина вдруг посмела занять место Лидии в сердце. Но вдруг переступила черту, на миг оказываясь ближе Бранвелл. И это ощущение моментально исчезло, стоило ране затянуться, а рукам мисс Лосс уйти с кожи нефилима.
Дэн осталась лежать без чувств, когда женщина закончила. Охотники медленно отступили, чувствуя ноющую боль в пальцах. Старшая Сильверхуд выпрямилась и коснулась своего горла, пытаясь заговорить.
- Спасибо, - голос прозвучал тихо и неуверенно. Женщина потерла свою шею и взглянула на свою дочь. - Она скоро очнется?
Тем не менее она отправила сопровождающих обратно в Институт первыми. А затем попросила разрешения у мисс Лосс, с которой начала общаться более уважительно, оставить дочь тут, пока та не очнется или пока сама женщина не вернется с оплатой. Ей нужно было вернуться в Инстиут, чтобы убедить мужа, что с наследницей все в порядке.

Даниэла не знала сколько прошло времени с тех пор, как она проснулась. В руке больше не было того ужасного жжения, а все тело было таким легким, словно восстановилось из едва ощутимого пепла. Дэн осмотрелась, не поднимаясь, пытаясь осознать, где же она находится, пока не наткнулась взглядом на Катарину. Некоторое время они молча изучали друг друга, а потом Сильверхуд спросила неокрепшим голосом:
- Я в Раю?

Отредактировано Daniela Silverhood (11-10-2016 20:50:30)

+1

7

Относясь к тем редким магам, что не берут плату за свои услуги, Катарина давно выучила простое правило: бери то, что дают, не говоря ни слова. Она, конечно, сказала Сильверхуд старшей, что та ей должны, но она вовсе не имела стандартную плату, каковую платят нефилимы за услуги магов. На самом деле, Лосс хотела и вовсе сказать, что не приемлет ничего, но... паранойя нефилимов горы сворачивает, негоже ее подкармливать.
- Ей нужно время - вы слишком долго тянули, - звучало как негодование и укор, но голос мага был ровный, спокойный, словно шепот моря. - А вам нужно уйти. Ваша плата - услуга в будущем. Она не нуждается в одобрении. Ей нужно отдохнуть.
И Катарине тоже - и от громкой женщины, которую она еле умудрилась выставить за дверь, и от Охотников, которые с подозрением и плохо скрываемым восхищением разглядывали ее "метку мага". Когда за нефилимами закрылась дверь, Лосс с облегчением выдохнула и направилась на кухню. Ей захотелось чая, ромашкового, чтобы восстановить силы, чтобы сократить время до пробуждения невольной "пациентки".
Спустя три кружки чая, которые прошли за чтением очередного трактата по магии на, кажется, испанском, девушка очнулась. И пока осматривалась, Катарина, сидящая в кресле напротив, отставила почти пустую кружку, отложила потертую старую книгу, положила руки на колени и посмотрела серыми умиротворенными глазами в ответ.
Вопрос вызвал на ее устах мягкую, ласковую улыбку.
- Еще нет, но вполне могла, - уже без былого ворчания проговорила, поднявшись и сделав пару шагов к дивану. Коснулась лба Даниэллы. - Жар сошел, лихорадки тоже нет. Ты крепкая, быстро оправишься. Пей и ешь все красного цвета, чтобы стабилизировать уровень...
Она хотела "красных телец", но прикусила язык. Маг, разбрасывающийся медицинскими терминами в Идрисе, не слишком солидно. Поэтому, усмехнувшись словно какой-то шутке, поправила себя:
- Уровень крови. Яд демона тебе ее попортил. Забрался очень глубоко. Мне пришлось... заглянуть к тебе в сердце.

+1

8

Ее голос был мягким и мелодичным, в какие-то моменты немного с хрипотцой. Так может шуметь тихое море, лаская водами твои босые ноги. Женщина выглядела чуть старше Даниэлы, но ее голубоватый цвет кожи говорил о том, что она, наверняка, намного старше.
Девушка смутилась от своего собственного вопроса о Рае, потому что он прозвучал глупо, по-детски, но он бы все равно звучал так в любой другой ситуации, потому что то была натура Дэн. Лидия могла бы оценить, но Лидии здесь не было. Была лишь женщина с мягкими руками, которой, похоже, понравилось.
- Уже не жжет, как Ад и на том спасибо, - слабо улыбнулась Даниэла, жалея, что ее спасительница убрала руку с ее лба. - Знаете, вы не выглядите, как Рагнор.
Прекрасное замечание, Дэн.
- То есть... вы, конечно, лучше него выглядите. То есть... - Сильверхуд нахмурилась, приложив пальцы ко лбу. - Не то, чтобы Рагнор мне не нравился, и... Так, подождите.
Нужно было собраться с мыслями. В голове вообще пусто, будто бы все залили белой краской и рисуй по-новой. Нефилим вздохнула и посмотрела на спасительницу.
- Давайте, я просто спрошу, как вас зовут и что вы тут делаете, а то что было до этого, вы забудете, - улыбнулась охотница, принимая сидячее положение. Почему-то ей казалось, что она заранее знает имя этой небесной спасительницы.
- Есть и пить все красного цвета, - Дэн загнула два пальца, словно считала дела на день. - Хорошо, люблю красный. А что там про сердце? Я просто не часто бываю у магов на приеме, и с Рагнором мы больше... - как назвать то, что ты считаешь местного мага себе за второго отца? Тем более ближе, чем родной. - С Рагонором мы больше любим поболтать по душам.
Да, давайте так.

Отредактировано Daniela Silverhood (12-10-2016 20:16:32)

+1

9

Катарину тянуло улыбаться, и она не боролась с собой: на ее губах блуждала улыбка, которую можно было назвать как мягкой и ласковой, так и острой, будто грань заточенного кинжала. Такая улыбка была опасна и притягательна, потому что неизвестно, что за собой таила: нежность или угрозу.
- Меня зовут Катарина, - все же соизволила представиться, когда девушка наконец определилась в пространстве. Лосс не особенно понравилось, что повторяется риторика матери, той громкой женщины, ее "пациентки", но что поделать: наследственное не искоренить. Тем более, они не знакомы, и она и впрямь находится не у себя дома, а у друга в гостях.
- Я здесь живу, - она скрестила руки на груди, и халат предательски ослаб в поясе, но это, казалось, Катарину даже не тронуло. - Временно. Рагнор выделил мне гостевую комнату.
А затем она подвинула ноги девушки и села рядом, на диване. Положила руки на колени и рассматривала - не с интересом, но изучающе. Словно искала последствия яда демона, огрехи своей работы. Подсознательно зная, что их нет, но никогда не стоит быть уверенным на все двести процентов, иначе неудача может поджидать там, откуда не ждешь.
- Рагнор любит поболтать, - улыбнулась без той угрожающей окраски, перевела взгляд в сторону, словно бы смутившись. - Вы с ним дружите? Странно, что он не рассказал об этом своей старой подруге. Я бы не прогнала твою мать... но ей стоит поучиться манерам. Не все маги такие же терпеливые, как я.
Отвечать про сердце не было нужды, и поэтому Катарина уклончиво наговорила про Рагнора и дружбу, старательно отвлекая на что-то другое внимание нефилима. Потому что не следует знать, как подобные "подсматривания" могут закончиться. Можно было бы влезть снова, забрать частички себя, но тогда сердце останется пустым, холодным, сродни неживому... А Катарине нравилась эта девушка. Живой и целой, полной того, чем она есть. Маленькое увлечение, пара снов с оттенком розового ей не помешают. Не помешают, правда ведь? Даже спустя восемьсот лет нельзя быть уверенным в том, что касается сердечных дел.
- Заварить ромашкового чая? - вновь улыбка.

+1

10

Катари-на. Красивое имя. Правда Дэн не сказала этого вслух, хотя могла бы, потому что она всегда так делала, когда хотела поближе познакомиться с девушкой. Но сейчас она, вроде как, немного не в себе, и как бы спасительница не подумала о том, что в мыслях у Сильверхуд все накручено, и говорит она несерьезно. По взгляду женщины можно было понять, что она имеет весьма серьезный нрав. И такие глупости, которые сейчас выдавала Дани, не выставляют нефилима в хорошем свете.
Но... ей бы стоило что-то сделать со своим поясом на халате, который раскрыл немного обнаженной голубой кожи живота, так мило заигрывающей с Даниэлой из под махровых складок. Вот Дэн была весьма невнимательной, но на такие мелочи обращала внимание постоянно. Как это назвать? Что-то из ряда извращенцев?
- А. Так вы друзья? - растерянно спросила Сильверхуд, когда Катарина переместилась с кресла на диван рядом. Дэн вздохнула, когда ощутила аромат свежести, исходящий от женщины. Кажется, ее мать прервала мага, когда та принимала ванну. Дани поджала губы. Надо было сразу отправляться к Рагнору, а не ждать.  Хотя, Рагнора может и не быть вовсе, может он в отпуске опять. А Катарина пока проживает здесь, пользуясь гостеприимством и отсутствием хозяина. Старая подруга ведь не разгромит дом в твое отсутствие? Хотя, была бы Катарина Даниэлой, то скорее всего тут уже был бы бардак. Может поэтому Фелл не позволял Дэн оставаться здесь хотя бы на несколько деньков, а лишь изредка на ночь?
- Он... Я прихожу пожаловаться ему на жизнь, - хмыкнула Дэн. Если это так можно назвать. - Не обращайте внимания на мою мать. Власть меняет людей.
Или их меняет ориентация дочери.
- Если бы вы заколдовали ее, я бы не была против, - девушка выдавила улыбку, глядя в глаза мага. Чувствуя как сердце заходится в бешеном ритме, Дэн поняла, что это вовсе не ее воображение, после встречи с демоном. Это точно не последствия головокружения и путаницы мыслей после раны.
- Да... - каким бы не был вопрос, потому что она его не расслышала.

+1

11

Люди любили задавать одни и те же вопросы, повторять и осознавать, что произнесенное ими вслух повторение не выдумка, не сон. Катарина терпеливо промолчала на вопрос о дружбе с Феллом, потому что сама об этом сказала. Но девушка имела право на осознание такой простой вещи, как наличие у явно близкого ей мага, да что там, судя по всему, друга еще каких-то друзей. Тем более, не просто "старых", а "древних", которые видели его в любом состоянии и расположении духа, а если не видели, то это все впереди.
- Должно быть у тебя весьма тяжелая жизнь, - как бы невзначай проговорила, но звучало это с легким оттенком сочувствия. Не то, чтобы она ревновала или сочувствовала Рагнору из-за привязавшегося нефилима, но жаловаться? На свою жизнь? Магу? Это что-то новенькое для Охотника, особенно учитывая взаимоотношения между Охотниками и Нижним Миром. А как же стереотипы - "маги не люди"? Даниэлла, похоже, была не из обычных нефилимов, что уже делало ее, как минимум, интересной.
Поэтому Катарина, улыбнувшись напоследок, поднялась с дивана.
- Пойдем, тебе надо расхаживаться. Прихвати мою кружку, - указала на оную, стоявшую на столике. - Постарайся нагибаться медленно - мышцы еще в процессе трансформации, не хотелось бы, чтобы они деформировались и зажили неправильно.
Кухня, плавно перетекающая в столовую, была у Рагнора просторной, но уютной. Удивительно, как ему удалось набить огромное пространство маленькими деталями, жутко разнообразными, но сочетающимися между собой в приятный ансамбль.
- С сахаром или без? - встав рядом с тумбой, где стоял чайник, коснулась его рукой, включая. Одну ногу приподняла и зацепилась пальцами за другую - пол тут был прохладный. Затем внимательно посмотрела на девушку. - Значит, твоя мать что-то вроде руководителя? А ты ее опора, любимая дочь, подверженная комплексам наследницы и примера для подражания? Или бунтарка, сметающая все чаяния и надежды?
Смотрела Катарина прямо, открыто, не мигая. Спрашивала так, словно ей было интересно, какой любимый цвет у Даниэллы, или что она ела на завтрак, и это было будничной дребеденью.

+1

12

- Да нет... - рассеянно произнесла Дэн. Была ли ее жизнь на самом деле тяжелой? Она была такой же как и все охотники, и своих проблем не замечала в виду характера. По сути, она и жаловаться-то не любила, потому что ее так воспитывали. Но в этом жилище частенько накатывало, когда Лидии не было рядом, а уйти подальше хотелось. Хм. Возможно, она и правда странная, раз спокойно общается с магом. Нефилимы возомнили себя высшей расой, глядя свысока на всех остальных. По большей части. А учитывая ориентацию Дани, можно было назвать ее весьма разносторонней. И на одной ориентации это не ограничивалось.
Проводив Катарину взглядом, девушка медленно поднялась с дивана и потянулась, растягивая мышцы. Ноющая боль приятно прошлась по телу. Дэн улыбнулась, подхватывая кружку женщины. Направляясь за ней так, если бы Сильверхуд была у себя дома, нефилим поставила чашку рядом с тумбой, находясь очень близко за спиной мага - запах свежести более отчетливо проник в ноздри, весьма гармонично сочетаясь с голубым цветом кожи. Дэн невольно захотела прикоснуться к ней, но вовремя отшатнулась, когда Лосс повернулась к ней лицом. Изобразив безмятежность на лице, девушка перехватила больную руку здоровой, прислонившись спиной к столу.
- Одну ложку, - наверное, в этот раз не стоит пренебрегать сладким, но все же... - Если Рагнор еще не опустошил мои запасы кексов для него, то возможно они там, - Дэн указала на тарелку, прикрытую плотной, непрозрачной, объемной крышкой. Там должна была быть ее выпечка, обернутая целлофан. Надо же. Она помнит это после того, что с ней произошло. А все потому что хотела похвастать перед Катариной. Возможно, она уже успела попробовать их. Кто знает, сколько она здесь дней.
Вопрос Даниэле не понравился. Она немного нахмурилась, отведя взгляд в сторону, обнимая себя руками.
- Они с отцом руководители в Институте Лисабона. Раньше, может быть, они души во мне не чаяли, и я упорно трудилась, чтобы стать достойной наследницей, пока... в общем да, теперь я не такая пай-девочка, как они привыкли, - усмехнулась она под конец, взглянув на Катарину. - А откуда вы? Давно знакомы с Рагнором?

Отредактировано Daniela Silverhood (19-10-2016 23:22:52)

+1

13

Наверняка это можно назвать особенностью магов - задавать неудобные вопросы в самый неподходящий момент. Наверняка Даниэлле было гораздо приятнее незатейливо флиртовать, подбрасывая мячик кокетства в инстинктивно понятной им игре в пинг-понг с каждой фразой, с каждым движением, с каждым взглядом. Катарина с трудом бы смогла ответить, играет ли она или и правда намекает девушке на что-то большее. Но за свою долгую жизнь Лосс научилась тому, чему стоит учить всех с рождения: не на все вопросы мы хотим слышать ответы. Не все ответы стоят того, чтобы быть озвученными.
Насыпав озвученную одну ложку, Катарина поставила приподнятую ногу на пол, оперлась ладонью о столешницу и поднесла руку к чайнику. Тот вскипел, стоило ей взять в руку, и потому кружка с ромашковым чаем залилась весьма быстро.
- О, это были твои? - должно было прозвучать удивленно, но прозвучали как выражение вежливости: кажется, Катарина даже не пыталась в эмоциональность. Или была немного уставшей после стремительного магического лечения. Во всяком случае, пододвинув кружку поближе к Даниэлле, она улыбнулась.
- Кажется, я не оставила Рагнору ни крошки. Разве что он любитель целлофана... но не замечала за ним такого пристрастия за последние лет сто.
Кружка Катарины взмыла в воздух и медленно пролеветировала прямо в руку к "хозяйке". Чайник сам поднялся в воздух, а в кружку упало ровно три ложки сахара. Лосс смотрела на Даниэллу, не отвлекаясь на чай.
- Всего одна деталь, - негромко проговорила, коснувшись плеча девушки мягкой, прохладной ладонью, - и весь карточный домик рухнул. Это не твоя вина, это - стереотипы. Поверь, люди из-за этого страдали издавна.
Их взгляды пересеклись. Кажется, теперь ее черед отбивать этот мячик.
- Так давно, что ты не поверишь, - улыбка. - А вы, давно?

+1

14

Дэн аккуратно приняла чашку, сначала коснувшись ее кончиками пальцев, а затем принимая во всю ладонь. Перехватив кружку, она взяла ее обеими руками, грея ладони о потеплевшие стенки керамики. Аромат ромашки невольно проник в легкие, и девушка вздохнула. Вообще, она никогда не была любительницей чая, но сейчас в ее состоянии подойдет что угодно. Сделав глоток, Сильверхуд едва не обожгла язык, но удержалась ото того, чтобы отпрянуть и отстранить от себя чай. Но язык немного опух, однако он не помешал нефилиму улыбнуться.
- Я испеку еще, - пообещала охотница. Потому что она всегда это делала. Проследив за тем, как чайник и кружка левитируют за спиной Катарины, Дани встретилась с ней взглядом, глядя в невозмутимые глаза женщины. Словно ничего необычного. Девушке давно бы привыкнуть к этому, но каждый раз за действиями магов она наблюдала как ребенок. При том, что она каждый раз наносила на свое тело руны, которые как бы немножечко давали воздействие своей особой магии.
Прикосновение руки заставило Сильверхуд будто бы очнуться. Она взглянула на Лосс, затем хитро прищурилась.
- А с чего вы взяли, что дело в стереотипе? - Как-то многозначительно прозвучала ее фраза, будто бы маг знала, что произошло в тот вечер. Вообще-то Дэн пыталась упорно забыть о том случае, но каждый раз, видя рыжеволосых девушек, она вспомнила Джесс и все по новой. Она любила ее. Может быть, любит до сих пор, но уже не так. Лидия говорила, что ей нужен новый толчок, чтобы спокойнее реагировать на ту ситуацию (но вообще не ей бы заикаться об этом из-за непринятия отношений после смерти Джона). И вот, именно сейчас, видимо, судьба решила немножко похохотать над ней, намекнув этой голубокожей рукой на плече, что пора действовать.
Даниэла отставила чашку на стол и аккуратно перехватила теплую ладонь Катарины.
- С того дня, как я стала охотником, - мягко скользнув пальцами по внутренней стороне ладони женщины, - не принуждающее, но намекающее прикосновение, - Дэн отпустила ее. Еще не время, судьба. Мельком глянув на часы, охотница выдавила улыбку. - Я уже злоупотребляю вашим гостеприимством.
Да, и то, что она не допила чай - это нормально. Ей просто неловко. Катарине, правда, не обязательно знать об этом.

Отредактировано Daniela Silverhood (20-10-2016 00:07:03)

+1

15

Редкая искра может увлечь за собой. В такие моменты Катарина забывала, сколько ей лет, сколько было прожито и пережито, и сколько еще осталось как сделать, так и совершить, забывала свой печальный, почти скорбный и неприятный опыт... просто отмахивалась, словно его и не было. При всей своей серьезности и прагматичности, в глубине души она оставалась наивным и ранимым романтиком, который тянулся ко всему выделяющемуся, ко всем, кто был похож на яркое пятно в сером каскаде будних, кто был запоминающимся среди массы серых невзрачных лиц. Даниэлла словно обладала некой аурой, которая притягивала Катарину, будто мотылек на свет огня... и ведь мотылек не раз уже обжигался, и все равно не мог устоять, не мог уберечь крылышки от этого огня.
Похоже, и сам огонь не мог устоять. Потому-то Лосс улыбнулась, задерживая взгляд на этих удивительно живых глазах Силверхуд. Но после, словно давая им обоим передышку, отступила в сторону, уложила ладонь на дымящуюся кружку. Горячий чай и не вздумал ее обжигать, мгновенно остывая ровно до той кондиции, которая ей нравилась.
- Это не мой дом, - негромко ответила, обхватывая кружку обеими руками и поднимая вверх, - поэтому моим ты не злоупотребляешь.
Но это была всего лишь риторика, слова, которые ничего не значат. Из-за этого Катарина обратилась к своей любимице, логике, и та подсказал ей, как можно выйти из этого неловкого молчания. Вот те на: ей перевалило за восемь столетий, а она еще может неловко молчать, как вчерашняя школьница, которой в сердце запал капитан футбольной команды.
- И тебе не стоило бы возвращаться домой, - после того, как отпила немного чая, мягко проговорила тихим, но уверенным и спокойным голосом. Повернулась и вновь встретилась с открытым, словно бы испытующим взглядом.
- Твои травмы должны зажить. Учитывая их характер и то, что я увидела, твои родные не позволят тебе побыть в покое эту ночь, а она решающая. Если я недостаточно чисто сработала, ночью оно проявится, и мне бы хотелось находиться рядом.
Чтобы нейтрализовать последствия, но маги любили недосказанность, и Катарина не могла сказать, что не относилась к этому числу загадочных интриганов.

+1

16

Каверзный вопрос был опущен, но Дэн опять же не обратила на это внимания. Скоро ее невнимательность сыграет с ней плохую шутку, но не сегодня. Сегодня она была лишь на руку Катарине Лосс. Сильверхуд лишь улыбнулась на располагающий ответ женщины. Рагнор тоже был не против ее злоупотребления гостеприимством, хотя постоянно ворчал, что его дом стал проходным двором для всяких нефилимов женского пола, одетых как мужчина.
Далее выражение лица у Даниэлы стало удивленным. В смысле не стоило бы возвращаться домой? Легкое смущение румянцем закралось на щеки охотницы, когда она поняла, что маг предлагает ей переночевать у нее дома. То есть у Рагнора... но это не отменяло того факта, что они будут в этом логове вдвоем. Без других посторонних личностей. Вот так просто.
Конечно, это всего лишь деловое предложение из-за профессионального опыта. И Дэн должна реагировать как каждый хорошо обученный охотник - отказаться. Но она уже настолько доотказалась, что чуть не померла. Другой вариант для хорошо обученных охотников - держать деловую дистанцию и вести себя достойно, с холодной отстраненностью. Но от теплоты в сердце, когда Сильверхуд смотрела на Лосс, она не могла заставить себя быть такой же как Лидия.
- Хорошо... - ответ дался просто, но слишком тихо, будто бы таинственно или интимно. Она просто надеялась, что ее матери хватит учтивости не завалиться в это место снова посреди ночи. Катарина внушала авторитет и доверие. И судя по ее словам, она поставила мать на место. Глянув на свою испачканную в крови и яде майку, Сильверхуд добавила: - Только у меня нет никаких вещей с собой. Да и у Рагнора я предпочитаю ничего не оставлять, на случай если к нему вдруг придет такая красивая женщина.
А вот и пошли вполне осознанные комплименты. Дэн уже убедилась, что она вполне в своем уме, чтобы заявлять что-то такое громкое.
- Кстати, я же не представилась в ответ! - Осенило ее вдруг. Она протянула руку для приветствия. Еще один повод коснуться этой голубоватой теплой ладони. - Даниэла Сильверхуд. Можно просто Дэн. Или Дани, - она с легкой улыбкой пожала плечом, дружелюбно глядя в глаза Катарины.

Отредактировано Daniela Silverhood (21-10-2016 23:39:47)

+1

17

Розовое стекло прочно впилось в ее глаза и сердце. Катарина уже не из вежливости улыбалась, а потому, что ей нравились эти смущающие и смутительные комплименты, скользящие в речи Даниэллы без задней мысли. Юная, отважная, почти не затронутая политикой Сумеречного мира, но спокойно относящаяся к магам... это, как минимум, привлекло, делало его не только симпатичной девочкой из нефилимов, но и интересным человеком. А то, что пыталась сблизиться, не оттолкнуть, как принято у охотников, уже говорило о многом. Или Лосс хотелось так думать. Хотелось воспользоваться чужим гостеприимством и тем, что может дать ей Идрис.
В конце концов, кто имеет право ее осуждать?
Искрящиеся потеплевшие серые глаза стали чуточку голубыми, и Катарина с удовольствием разглядывала лицо девушки, не забывая мягко, чуть смущенно улыбаться. Это было похоже на скромное кокетство, если бы за этими искрами не поселились загадочные зловещие огоньки, вспыхивающие едва заметным отблеском. Когда Даниэлла протянула руку, говоря свое полное имя, Катарина улыбнулась шире. Чуточку, словно знала какую-то тайну, о которой вот-вот скажет.
Опустила взгляд на ладонь, коснулась ее пальцами, который прошлись по ладони и скользнули в мягком прикосновении по запястью и выше, по нежной коже. Словно избегала рукопожатия, или же пыталась обратить его в нечто большее. Во всяком случае, это было приятно им обоим - она чувствовала дрожь, которую вызывает это полное загадки и близости прикосновение.
- Я знаю, - негромко проговорила, улыбнувшись. Опустила руку на майку, на которой было много засохшей крови, собрала ткань на животе и притянула к себе, поднялась на цыпочки и соприкоснулась губами. Катарина не знала, зачем это сделала, как не знала, для чего пробует вкус губ девушки, которую спасла от смерти, не знала и то, какие будут последствия. Или же пыталась обмануть себя, потому что поцелуй нравился ей с каждым мгновением? Заронив свои следы в сердце Силверхуд, она не думала, что оставит что-то на память себе. Это было не в ее правилах. А, к черту правила. Наверное.

+1

18

Прикосновение было иным, чем в первый раз... точнее это, конечно, был уже не первый раз, но в первый раз, когда Даниэла была в сознании. В этот раз от него прошелся будто бы электрический заряд, взвившийся по венам и нервам, прямо в мозг, распространяя что-то на подобии волны удовольствия по телу.
Удивляться знанию имени было некогда (хотя удивляться, наверное, и нечему - мать сказала, скорее всего). Особенно когда тебя притягивают так...  уверенно и внушительно. Дэн, почти не осознавая, поддалась моментально, даже если ее стук сердца подсказывал, что сейчас произойдет, она подумала об этом в последнюю секунду, когда губы Катарины соприкоснулись с ее собственными. Даже если Даниэла удивленно выдохнула в следующее мгновение, то спохватилась она быстро. Она всегда схватывала налету подобные моменты. Ее руки, до этого повисшие в воздухе, переместились на шею и талию Катарины, притягивая ее вплотную. Роли моментально поменялись - Дэн стала ведущей и лидером, а Лосс ведомой и наслаждющейся. Ну, потому что Сильверхуд не могла оставить рот дамы неудовлетворенным. Привыкшая играть в паре с девушками главенствующую роль, Дэн, как по щелчку переключилась, и ее смущение и любая рассеянность улетучились.
Она еще немного целовала Катарину, прежде чем у обеих стало не хватать дыхания.
- Самое приятное знакомство, которое случалось со мной, - призналась Сильверхуд, аккуратно сползая ладонью с шеи на спину Лосс, устраивая ее рядом с другой рукой, но не выпуская женщину из объятий. - Вот так сразу?
Не то, чтобы Дани была против. Просто она привыкла, что девушки любят ломаться.

Отредактировано Daniela Silverhood (22-10-2016 00:27:43)

+1

19

Увлеченность получила ответность, и потому внутри Катарины словно зародился белоснежный голубь, вырвавшийся в прозрачное голубое небо из тисков стальной клетки ограничений. Приятно, когда можно отпустить все условности, стереотипы, всю эту мишуру, наброшенную, налепленную окружением и миром, для которого она всегда будет чужой... но не в такие моменты, когда под чужой крышей с чужим человеком она ощущает себя почти нормальной. Без морального груза многих веков, без тяжелых и мрачных знаний о магическом искусстве, без волшебного дара, которое всегда можно счесть и проклятьем. Потому-то Катарина с таким удовольствием вытянула руки, чтобы провести ладонями по шее Дани - такое мягкое, с легкой жесткостью, словно предупреждающее о чем-то опасном, - чтобы приобнять ее и не выпутываться из поцелуя, которого они обе не ждали, но в котором было приятно застыть, и чтобы время застыло вместе с ними.
Воздух ворвался в легкие, и Катарина опустила взгляд, словно снова вспоминая свою роль смущающейся девочки. Затем игриво и кокетливо взглянула, чуть наклонив голову, разгладив ладонями плечи девушки. Между ними уже не оставалось пространства, и Лосс с некоторым жарким интриганством наслаждалась отсутствием лишних шагов навстречу.
- Я могу доставить тебе удовольствие, - негромко произнесла, улыбнувшись, - и поломаться. Но, боюсь, у тебя не хватит времени добиться моего расположения, как это принято у нефилимов - через боль и страдания. Их так много и без моего участия, поэтому я предпочту получить удовольствие...
Ее взгляд скользнул по лицу, а пальцы коснулись волос Даниэллы.
- В средневековье, - внезапно заговорила, словно изначально делилась какими-то фактами из истории, а не изображала из себя Скарлет О'Хару, попавшую в руки жаркого генерала, - когда у лекарей не оставалось никаких вариантов лечения, они подкладывали к травмированным воинам женщину. Женское дело, по их мнению, исцелять мужчин своим телом, потому что женское тело дарует жизнь, а, значит, способно возвращать ее тем, в ком она не желает задерживаться. Это может показаться глупостью, но большинство мужчин выживало. Воины, которые ощущали рядом с собой женское тепло, шли на поправку куда охотнее.
Ее пальцы провели по щеке девушки, спустившись по шее к ключицам.
- Можешь считать меня старомодной, - усмешка, - но почему бы не испробовать этот способ?

+1

20

Все девушки ломались. Даже те, что предпочитали знакомства на одну ночь. Но Катарина перешла к делу сразу же и не так, как те, что предпочитают на одну ночь. Ее взгляд был иным. Не похотливым, преисполненным желанием. Скорее тут были чувства и эмоции намного возвышеннее, чем обычное животное желание. И Дэн просто не могла не отметить того, что она ощущала тоже самое. Она могла бы простоять вот так с Лосс в обнимку до самого утра, если бы пришлось.
Набрав побольше воздуха в легкие, прикусив нижнюю губу, Даниэла скользнула взглядом по шее и ключицам, что выглядывали из под халата, пояс которого давненько ослаб, открывая чуть больше кожи, чем было положено увидеть.
- Ощущаю себя самым привилегированным пациентом, - призналась девушка, слегка улыбнувшись и вернувшись взглядом к глазам Катарины, в которых будто бы читался вызов. Естественно, на такие вызовы Сильверхуд реагировала моментально. Маг будто бы сама знала об этом.
- Я буду дурой, если откажусь, - ответила на усмешку женщины Дани. Она была уверена, что не будет ничего криминального, если рядом с ее женским телом будет другое женское тело. Для них обеих. Что там касается остальных и их мыслей, Даниэлу мало волнует с тех пор, как отец с матерью четко поставили ее перед фактом, что не готовы принять ее ориентацию, даже если она все-таки иногда может и с мужчинами.
Но в этой комнате нет мужчины, который мог бы сейчас привлечь ее внимание больше, чем соблазнительно близкая целительница с небесным оттенком кожи с слегка распахнутым халатом. Дэн вернула ладонь на ее шею, нежно проведя большим пальцем там, где должен был быть кадык, переходя на линию под подбородком, взглянула на чуть припухшие губы Катарины, а затем в ее глаза. Вряд ли можно было удержаться от повторного поцелуя, когда шли такие темы, поэтому Сильверхуд наклонилась к Лосс, срывая очередной. Ей же обещали доставить целебное удовольствие, да? Поэтому она не видела ничего правонарушительного в том, чтобы забирать дозу по чуть-чуть. Рука на талии скользнула вниз на поясницу, замирая на линии у ягодиц и сворачивая на бедро Лосс, пока не добралась до открытого участка кожи, чтобы медленно перейти на внутреннюю сторону теплого бедра.

+1


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Игровой архив » Прошлое » Butterflies and Hurricanes [CL, DS]