» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Принятые анкеты » Sigvaldi - it's my parent's joke. You call me Sig. †


Sigvaldi - it's my parent's joke. You call me Sig. †

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

SIGVALDI ‘SIG’ YOUNGBLOOD
Сигвальд «Сиг» Янгблад

http://i.imgur.com/TTtSW5t.gif
Freddie Fox

Дата рождения: 14 июля 1988 г.
Возраст: 19 лет
Род деятельности: сумеречный охотник

Раса: нефилим
Способности:
♦ играет на губной гармонике;
♦ хорошо говорит на английском;
♦ знает несколько простых рецептов норвежской кухни. Преимущественно, это блюда с морской рыбой. Умеет печь блинчики. Сим нехитрым махинациям научился при горячей поддержке младшей сестры, но блистать кулинарными «талантами» не любитель;
♦ очень ловок, гибок и подвижен, хоть для сражений и предпочитает топоры;

5 общеизвестных фактов о персонаже:
♦ Будучи рожденным в семье, происходящей от викингов, был назван древним скандинавским именем. Однако эта традиция единственная, которой еще придерживаются его родители. Сам Сигвальд свое имя не любит и предпочитает представляться исключительно, как Сиг.
♦ Вспыльчивый и гордый, он очень хорошо владеет оружием - в особенности топорами, но очень плох в нанесении рун. Он почему-то считает, что способен впадать в состояние Берсерка, но окружающие склонны считать, что это обычное безрассудство.
♦ Саркастичен не в меру, зато весь его сарказм уместен и точен. Что, впрочем, мало нравится окружающим, ведь видеть свои недостатки мало кто умеет - за это Сига не слишком-то любили в институте Осло и с радостью проводили в Нью-Йорк.
♦ Очень сильно не любит вампиров. Один из молодых, не прошедших должного воспитания вампир убил его младшую сестру. Ни какие оправдания и объяснения не смогли исправить для него ситуацию, и он считает вампиров своими лютыми кровными  врагами. Ради мести он может необдуманно бросить вызов Конклаву и пойти против мирного соглашения.
♦ Имеет свою собственную глобальную теорию заговора. Подозревая начальства не только всех стран мира, но и самого Идриса в сговоре с демонами. Тем не менее не видит ничего более священного для себя, чем защита Идриса и остального мира от угрозы демонов и их отродьев.


CONSUETUDO EST АLTERА NATURA

Бывают же приятные личности – ни словом, ни делом стараются не задеть тонкую душевную организацию собеседника, приятно ему улыбаются и делают вид, что жутко увлечены их исключительно интересным разговором. Так вот, Сиг – совершенно не такой. Ещё входя в пору подросткового максимализма начал действовать без оглядки и говорить, что думает. Так и повелось, пусть юношеской дури со временем значительно приуменьшилось. Не любит притворяться, утешать и терпеть чьё-то нытьё. Считает, что лучше горькая правда, чем приятная ложь. Так что если вам кажется, что вы ему не нравитесь – вы ему не нравитесь. Это весьма доступно продемонстрирует красноречивое выражение лица, неразбавленный сарказм в голосе и мученические вздохи с весьма широким диапазоном. Если же вы ему нравитесь, он так прямо и скажет. Делайте с этим потом всё, что хотите. Его совесть чиста.
Сиг высоко ценит личное пространство, и терпеть не может нежелательный тактильный контакт. Может без обидняков попросить отойти на пару метров и не дышать его воздухом.
До безобразия не влюбчив. Чемпион по самым коротким свиданиям – девушки, может, и покупаются на его приятную внешность, долго выносить прямоту, с которой Сиг портит к чертям всю романтику ни одна не смогла. Он их неискренность – тоже.
Имеет склонность симпатизировать совершенно странным, не имеющим ничего общего между собой личностям. Эти личности редко отвечают нефилиму взаимностью. В целом не привык тесно общаться с кем-нибудь (кроме погибшей сестры) – обычно его общество долго не выносит никто.
В бою безрассуден, часто лезет на рожон. Это дурное качество искупает его исключительная удачливость и дюжие способности. Совершенно безнадёжен в рисовании рун.
Упрям. Вспыльчив. Скор на действия и расправу. Но не жесток, убивает чисто.
Любит уют, спокойствие и стабильность.
Привязчив к местам и вещам. В определённом смысле, сентиментален. Склонен обращаться к прошлому и пестовать желание отомстить за гибель Хильды тем вампирам, которые покажутся подозрительными. В целом испытывает к кровопийцам неприязнь и некоторую брезгливость. Впрочем, оная распространяется так же на фэйри и, частично, оборотней. С магами Институт время от времени взаимодействовал, и в их талантах по крайней мере была польза обществу. Когда как огромные холодные пиявки, сдвинутые на фазах луны полуволки и шальные выродки ангело-демонских загулов едва ли были способны вызвать своими сомнительными талантами интерес конкретно взятого нефилима. Если уж быть совсем откровенными, братья-охотники в большинстве тоже редко вызывали горячую симпатию этого самого нефилима. Если уж совсем откровенно, этот самый нефилим привык вариться в собственном соку, и не был счастлив, если его привычный распорядок нарушала чья-нибудь беспардонность.
К примитивным относится... никак. Ничего не может о них поведать и едва ли интересуется их бытом.
Склонен к сомнительным развлечениям и лиричным заседаниям где-нибудь на крыше с губной гармоникой в зубах. Любит звёздное небо, норвежский глег, листопад и крик чаек.

RES IPSA LOQUITUR

- Сигвальд, портал откроют через пару минут. Поторопись.
- Сиг, - машинально поправил он, прищурившись на стоящую в проходе фигуру матери. – Ангела ради, мама, хоть напоследок можно назвать меня нормально?
Конечно, вопрос был риторическим. Ответа не последовало. Женщина просто развернулась с нечитаемым выражением лица и исчезла за поворотом коридора.
Сиг привык к тому, как ископаемо звучит имя, дарованное ему при рождении. Особенно из уст старших. Хорошо хоть сверстники давно приняли удобоваримое сокращение – и им язык не ломать и ему лишний раз глаза не закатывать.
Парень поднялся с кровати, абсолютно не спеша прошёлся по комнате, принадлежавшей ему более десяти лет. Пусть и жил здесь около двух. Все личные вещи, включая бронзовую рамку с фотографией Сванхильды (ещё одно жуткое имя, которое родители наверняка выбирали с особо изощрённой педантичностью), губную гармонику и огромный, кривовато сидящий в горшке кактус уже были упакованы и доставлены к входу Института, где будет открыт портал.
Странная штука, эти порталы. Всего мгновение, и оставишь позади всю многовековую наследственность Янгбладов, вместе с предрассудками и слепым подчинением Конклаву. Если бы Сига хоть немного интересовал Нью-Йорк, впору бы прыгать от радости. Ан нет.
Пусть нарочито терпеливые взгляды родителей, отказывающихся поручить ему очередную миссию, в которой случайно мог быть замешан вампир и знатно выводили из себя. После Идриса он полюбил Осло. Институт. Ангел, даже те унылые рожи, что лицезрел каждый день своей насыщенной нифилимской жизни.
А ещё полюбил свою комнату.
Задрапированные гобеленом стены, узкую постель и выцветший ковёр на полу хотелось скатать в рулончик и малодушно забрать с собой. Сигу не хотелось оставлять здесь вещи, к которым он привык. Он был готов сменить круг общения, но был отчаянно привязан к декорациям. Задумчиво прочертив носком ботинка едва заметное синее пятно в углу зелёного с коричневым ковра, поредевшую бахрому и тот самый национальный орнамент, в котором Хильда упорно видела «танцующих ужиков», парень улыбнулся уголком рта. Невесело, как улыбаются задержавшимся призракам прошлого. А потом присел на корточки и одёрнул рукава пиджака.
Позже, шагая прочь по каменным ступеням Института к небольшой группе нефилимов, среди которых ярко-зелёной физиономией выделялся недовольный маг, он думал, что переезд в Нью-Йорк всё же - к лучшему.
- Сигвальд, живее! Тебя оповестили о скором открытии портала уже десять минут на... Это что, ковёр? – Глава Института, лысеющий, бородатый мужчина в старомодном чёрном костюме-тройке, скупо махнул рукой, не сразу развернувшись к парню. Потом вопросительно изогнул кустистую бровь. Лицо развернувшейся же матери приняло растерянное выражение, после – рассерженное, как всякий раз во время их со Сванхильдой безумных детских выходок.
- Не смогу без него заснуть, - невозмутимо ответил Сиг, поправляя пыльный неряшливый рулон, что держал под мышкой.
- ...Не важно. Можете начинать! – да, верно, стоит ли внимания какой-то старый ковёр? Зелёная физиономия мага исказилась в усмешке, прежде чем он приступил к выведению таинственных закорючек. Сиг без особого интереса наблюдал за махинациями, предпочитая не замечать прожигающий материнский взор.
Негодование в её глазах и немой приказ не позорить имя Янгбладов и Институт Осло там, в Нью-Йорке можно было предсказать заранее. Сиг и не собирался этого делать. Его воинские умения были целиком в распоряжении нового руководства.
Хотя какое оно, новое? Ниточки дёргает тот же кукловод.
Чей же, чей же зад греет самое большое кресло?..
Кто нашёптывает план действий Конклаву? Сиг не уверен, что хотел бы это знать.
Но преданность Конклаву старших Янгбладов была абсолютной. Догматичной. Печальная картина слепоты.
Сигвальд верил в предназначение и священные обязательства нефилимов, считал цели благими и достойными, от души ненавидел демонов и всю ту пакость, что лезла из иного мира и любил Идрис.
Но отец и мать не были ему близки. Так, как была Хильда. Ключевое слово «была». Парнишка не смог принять тот факт, что какой-то паршивый кровосос разорвал его сестру, и Конклав взял решение его жалкой судьбы на себя. Сигу было всего шестнадцать в ту пору, сестре - восемь, и они оба навещали родителей в Осло. Кто мог подумать, что посещение это обернётся трагедией? Потом несовершеннолетний охотник не имел права даже присутствовать на заседании. Но родители-то там были! Были, и смирились с решением, как само собой разумеющееся.
Плевать, что вампирёныш «искренне раскаивался в содеянном», «был невменяем». По мнению юного Янгблада, убийца просто нежился в лапах правосудия, когда как изувеченное тело его любимой восьмилетней сестры предавали огню. Он даже совершил попытку самостоятельно разобраться с преступником. И увенчайся эта попытка успехом, родители наверняка были бы весьма разочарованы. Его поймал отец. Поймал, вступил в короткий, наполненный кричащим молчанием бой, одержал тихую победу и отправил отпрыска «подумать о том, как должен действовать сумеречный охотник», а не «идти на поводу у своих эмоций».
Сигвальд подумал, но совсем не о том.
Непонимание и отстранённость крепко утвердились между двумя поколениями. Столь же крепко, как связывала двоих детей дружба. Хильда всегда говорила, что думает. Задавала вопросы, не боясь поставить других в дурацкое положение и была до того честной и искренней, что Сигу пришлось заново учиться дышать без неё. Быть как она.
Он имел полное право взять с собой ковёр, на который сестра давным-давно пролила аквамариновую краску. Пыталась научить растяпу-брата рисовать руны. Не научился, был уверен, что она всегда прикроет, всегда точно выведет на плече иратце, ему только и нужно совершенствовать боевые навыки, чтобы защитить её.
Сиг поудобнее перехватил ковёр, шагая в портал вслед за магом.
Нью-Йорк так Нью-Йорк.

♦ ICQ \ Skype
Не пользуюсь ни тем, ни другим.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

♦ Откуда узнали про игру?
Алек притащил за ухо.

Отредактировано Sigvaldi Youngblood (22-08-2016 23:36:50)

+5

2

Lasciate ogni speranza, voi ch'entrate!
"Оставь надежду, всяк сюда входящий" ит. - Данте, "Ад", III, 9

Добро пожаловать! Вы приняты в игру!
♦ В данной теме зарезервируйте сообщение под Хронологию
♦ Заполните личное звание вашего персонажа
♦ Займите внешность вашего персонажа
♦ Выясните отношения с другими персонажами
♦ Ознакомьтесь с действующими сюжетными линиями
♦ Создайте тему вашего персонажа в личном разделе, если необходимо

Полезные ссылки
Навигация по форумуВопросы и предложения

0

3

Хронология

0


Вы здесь » TMI » Vincit Omnia Veritas » Принятые анкеты » Sigvaldi - it's my parent's joke. You call me Sig. †