» 21.03.17 Игра закрыта. Мы благодарим всех за внимание к нашему проекту и наших игроков за время уделенное общему творчеству.

TMI » Vincit Omnia Veritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



More [Malec]

Сообщений 1 страница 20 из 29

1

date & time: 10 сентября 2007, вечер
location: квартира Магнуса
cast: Alec Lightwood & Magnus Bane

Александр приходит пожаловаться, что Мариза выгнала Джейса из дома.

+1

2

Все было спокойно. До этого утра.
Алек и подумать не мог, что ситуация обернется таким образом. В последние дни он не раз замечал напряженность родителей, слышал обрывки разговоров, которые заканчивались как только он оказывался замеченным, но это и не казалось удивительным в связи с последними событиями. Да, Валентин не давал знать о себе и недолгое затишье, видимо, должно было усыпить бдительность сумеречных охотников, но нет, все были начеку. Особенно Лайтвуды, считавшиеся хранителями этого Института. Алек решил, что странное поведение родителей было связано со сложившейся ситуаций, а когда утром Мариз попросила Джейса покинуть территорию Института, он лишился дара речи от возмущения.
Все это было тяжело для понимания. Джейс попал в их семью долгие годы назад, в десятилетнем возрасте, и с тех пор считался сыном Лайтвудов, абсолютно равным тому же Алеку. Мариз заботилась о нем подобно родной матери, обучала и наставляла. Она всегда гордилась его успехами, и Алек даже порой ревновал свою маму к Джейсу абсурдной детской ревностью, ведь он всегда хотел быть гордостью своей семьи. А теперь Мариз говорила о своих подозрениях в шпионаже для Валентина, и Алек попросту не верил своим ушам. Никто не верил. Это ведь чушь! Но кто их будет слушать? Они ведь еще дети.
В итоге Джейс сбежал в одиночку и, как выяснилось позже, влип в неприятности. Теперь он, живой, целый и невредимый, находился в доме Люка Грэймарка. Вместе с Клэри. Алек, пожалуй, впервые был действительно рад тому, что его парабатай находится в компании своей рыжеволосой проблемной подружки. Сестры. В последнее время жизнь сумеречных охотников превратилась в чудовищную мешанину идиотских происшествий. Что ж, по крайней мере, Клэри не позволит Джейсу ввязаться в драку с кем-нибудь еще. В этом Алек был уверен, а сам он, разругавшись с родителями в пух и прах («Раз Джейсу здесь не место, значит и мне тоже. Он ведь мой парабатай.»), остановился у дома Магнуса Бейна. Он впервые пришел сюда без приглашения и чувствовал себя оттого неловко, но куда еще Алеку было идти? Стать еще одним нахлебником у Люка? Вот уж вряд ли.
Глубоко вздохнув, Алек взбежал по лестнице наверх и постучал в дверь Магнуса.

+2

3

Магнус никогда не думал, что он может страдать от избытка гостей. Он на полном серьезе начала в меньшей степени принимать клиентов, потому что был все больше и больше занят с нефилимами. Целый прошлый день был вовсе освобожден из-за душевных переживаний (все, пора уходить с должности верховного мага, потому что просто стыдно отсутствовать на рабочем месте по столь не уважительной причине). Благо, подобная должность не требовала постоянного присутствия и полной отзывчивости на просьбу любого страждущего из Нижнего мира. Они не потеряются и не перемрут, если ближайший Верховный маг не сотворит им простое заклинание прямо сейчас, а отложит это на неделю. По крайней мере, примерно такими словами Магнус убедит Катарину, что он не обязан ей сегодня помогать.

У Бейна просто было хорошее настроение. Совсем не связано с проведенным наедине с Александром вечером. А то, что его лицо искажала улыбка счастливого идиота, а грудь наливалась время от времени чем-то теплым и приятным это было просто совпадение. Но в любом случае, Магнус даже подумал, что если он рискнет сейчас серьезно колдовать, то заклинание получится сильнее или просто криво. А это отразится на его репутации хуже, чем выходной день. Очередной.
Маг пролистывал каталог с мебелью, валясь на диване, который как раз решил сменить, и тиская Мяо. Кот был совершенно не против такого обращения, наоборот, довольно мурлыкал. Как раз в этот момент Бейна застал стук в дверь. Магнус был почти уверен, что это был кто-то из возможных клиентов или Катарина, которая так же заставит его работать, поэтому сразу же недовольно закатил глаза. Пора бы Бейну уже поставить какую-то магическую камеру на входе или просто зачаровать вход, чтобы определять, кто стоит за дверью, потому что иначе бы он успел переодеться и поправить стрелки на глазах, перед тем, как открывать дверь. Может быть еще уложить волосы - благо, магия позволяла сделать это быстрее, чем гость умрет от старости.

- Александр, - одновременно и удивленно, и радостно промурлыкал Бейн, как только открыл дверь. Мысль о том, что Лайтвуд может прийти к нему и сегодня  как-то не приходила к магу в голову: обычно устроить свидание два дня подряд у них просто не получалось. Магнус сразу же отошел от двери, проходя в комнату и пропуская нефилима внутрь. - Не ожидал тебя сегодня увидеть. - Бейн коротко обернулся, оглядывая Лайтвуда с ног до головы и обратно. Возможно, несколько раз успевая мысленно раздеть, но стараясь не зацикливать на этом мысли. - Сядь, переведи дыхание, выглядишь, как будто поссорился со всем миром.

+2

4

Алек уже не раз ловил себя на мысли, что в любой сложной ситуации он хочет оказаться в квартире Магнуса. Неважно, что она уже давно нуждается в ремонте и постоянно меняет свое наполнение. Просто в ее стенах он мог быть таким, каким был на самом деле, наслаждаться обществом и лаской Магнуса, слушать его увлекательные (иногда слишком увлекательные) истории или подолгу целоваться. Алеку нравилось сидеть на его диване, лежать на его постели, гладить Председателя Мяо. И это не говоря уже о том, что и в каждый спокойный день Лайтвуд обычно прикидывал, как улучить момент и незаметно слинять на встречу с любовником. Иными словами, Алеку хотелось бы видеть мага сутки напролет.
Когда дверь открылась, он испытал мгновенное облегчение. По крайней мере, Магнус дома и, похоже, что один. В последнее время ему не удавалось работать, потому что… Потому что все свое время он тратил на сумеречных охотников, точнее некоторых из них. Рабочее время уходило на то, чтобы помочь им в их самодеятельности (за что, как подозревал Алек, его бы не погладили по головке взрослые, если бы узнали), а нерабочее требовалось на то, чтобы проводить время с ним, с Алеком. В общем, он бы не удивился, застань огромную очередь записанных на прием, но нет, встречали его только Магнус и любопытный Председатель.
- Привет, - вымученно улыбнулся Алек, проходя в квартиру и привычно запирая за собой дверь. - Ты практически прав.
Он прошел в гостиную и послушно опустился на диван. Рядом запрыгнул Мяо и Алек зарылся пальцами в его густую шерсть, прислушиваясь к упоительному мурлыканью. С этим зверем у них сразу наладились отношения, еще в самую первую встречу. Тяжело выдохнув, Алек потер пальцами переносицу и, глянув на Магнуса, решил, что хорошо бы объяснить ситуацию и рассказать все. Он хотел ограничиться скупым перечислением утренних событий, но вместо этого разошелся и выложил все. Сначала рассказал про шепчущихся по углам родителей, потом про решение матери выгнать Джейса на какое-то время из Института, поскольку он подозревается в шпионаже, следом коротко поведал о приключениях Джейса и его нынешнем местоположении, когда как сам Алек едва с ума не сошел, пытаясь найти его. В конце рассказа прозвучали подробности последнего конфликта с Мариз, в ходе которого Алек и принял решение покинуть Институт, пока его родители не опомнятся.
- И… я пришел сюда, - сконфуженно закончил Лайтвуд свой рассказ, неожиданно растеряв весь свой пыл.

+2

5

- Ох, нет, я не той одежде, чтобы сражаться аж со всем миром, - хохотнул Магнус, когда услышал, что был почти прав в своей догадке. Хотя, Бейн был не слишком удивлен: он сам заметил за собой, что умудряется читать Александра как открытую книгу. Причем, кажется, книга была на демоническом, потому что как все остальные этого не замечали? Может быть они с горем пополам замечали их отношения, но не удивительно - это был буквально самое заметное сейчас в Лайтвуде.

Дальше Магнус старался не перебивать. Это вообще редкость, когда этого нефилима получается так разговорить, так что было как минимум просто приятно слушать его голос. Была правда, и отрицательная сторона всего этого: рассказ был про блондинчика. Как и вообще в основном про его семейство. Что ж, не многие темы пока могли так разговорить Александра. Хорошо, что он волнуется о своиз близких. Плохо, что Магнус о них не волнуется вовсе. Маг очень, очень старался не закатывать глаза и не корчить рожи во время рассказа. Поймал себя на этом всего двенадцать раз, но, кажется, почти все равно останавливался вовремя, так что Лайтвуд не успевал его заметить.

- Позволь мне подвести итог, - Бейн поднялся с кресла, потому что кресло было рассчитано на одного и особенно в такой ситуации заставляло чувствовать одиноко, подходя к небольшому столику с выпивкой. Лайтвуда никто не спрашивал, выпить ему определенно сейчас нужно было. Магнус даже не особо следил за тем, что он смешивает, но в своих способностях обращения с выпивкой не сомневался. - Я рад, что ты считаешь мою квартиру политическим убежищем. И я почти уверен, что никто не будет искать тебя тут. И это из хороших новостей. - Бейн в изящном жесте обернулся, держа в руках два бокала, один из которых сразу же сунул в руку нефилиму. Опять же, его никто не спрашивал. Еще чего, начнет пытаться отказаться. - Из плохих новостей.. ну, все остальное. - Магнус опустился на диван, рядом с Алеком, поджимая под себя ногу. Сел он нарочито близко, но практически не касаясь.

- Сейчас, в менее эмоционально волнующей обстановке, ты все еще не собираешься возвращаться, пока родители не одумаются?

+2

6

Алеку по сути некуда было идти. Его домом являлся Институт, но теперь он не хотел там находиться, зная, что из места, которое должно было быть пристанищем для них с Джейсом, последнего без причины выставили за дверь. Лайтвуд воспринимал произошедшее как предательство, причем и в его сторону тоже. Кто из его родителей теперь вообще осмелится говорить о семейных ценностях? О том, что нет никого и ничего дороже, чем родители, дети, братья и сестры? Алек рос и был уверен – так и есть. Он сам был готов на многое ради своих родных людей, с которыми он бок об бок прожил столько лет. Но теперь… Ему казалось, что его жестоко обманули. Джейс был вынужден искать свободную койку в доме Люка, а Алек пришел в единственное место, где ему было спокойно. Даже не так. Он пришел к единственному существу, с которым было хорошо. Никому другому он бы не сумел так выговориться. Разве что Иззи, да и то не факт.
Наблюдая как Магнус возится с напитками, Алек помалкивал. Он не был особым любителем алкоголя, разве что предпочитал красное вино по особым случаям, но все равно регулярно пробовал то, что смешивал Магнус. То ли из любопытства, то ли от неспособности ему отказать. Приняв бокал и в этот раз, Алек придирчиво рассмотрел жидкость, поболтав ее слегка и чудом не облившись. Если бы это случилось, то ему бы снова пришлось надеть футболку с провокационной надписью.
- Я не хочу там находиться, - после паузы сказал, наконец, Алек. – Они выгнали Джейса. О какой верности семье может теперь идти речь?
Он нахмурился и, забыв об осторожности, сделал глоток из своего бокала. Горло слегка обожгло, но привкус Алеку показался приятным. Он облизнул губы и долго выдохнул, чувствуя, как в груди птицей бьется тревога. С одной стороны, его парабатай находится в безопасном месте и с ним ничего не случилось, иначе бы Алек почувствовал. С другой, он просто в целом никак не мог успокоиться. Ситуация удручала.
- Мои родители всегда говорили, что семья – это главное. Ради семьи можно поскупиться всем, даже собственными желаниями и интересами. Это была ложь, раз они смогли выгнать своего сына из дома, подозревая его в шпионаже. Джейса!
Алек с досадой потер висок и сделал еще один глоток напитка. Вторую руку он положил на колено Магнусу.

+2

7

Магнус понимающе повел головой, после чего отпил немного из своего бокала. Ему тоже надо выпить, потому что иначе вечер мог превратиться в зачитывание его тридцатистраничного доклада "почему Лайтвуды чудовища". Доклад составлялся еще в былые времена, когда Александру был где-то год, так что приписка "почти все Лайтвуды" еще не появилась. Хотя, это подразумевалось само собой, только из-за того, что один из них частых гость в квартире Бейна. Что там частый - желанный гость. 

- Это не была ложь. Они говорили тебе это не без причины, - нет, Магнус совсем не затаил немного дыхание, когда почувствовать прикосновение Александра, всем показалось, этого не было. Тем более, маг смог спокойно говорить дальше, так что никто ничего не докажет. - Хотели научить тебя, чтобы ты верил. Сами нарушают свои слова, это плохо и просто отвратительная ролевая модель, несомненно. Но это не значит, что тебе стоит резко перестать защищать семью.
Магнус и не ожидал, что Лайтвуд там сделает. Его чувства к своих родным были такими искренними, что говори что-нибудь ему или устраивай плохой антипример, все равно ничего не поменяется. Бейн восхищался ими, в особенности его отношениям с сестрой. И может быть в какой-то степени завидовал. Семья... не та стадия жизни, через которую пришлось пройти. У него есть очень близкие друзья, но не важно сколько веков вы прожили вместе, это все равно другое. А родители... ну, с точки зрения Бейна старшие Лайтвуды пока ничего криминального не сделали. Он даже в какой-то степени ожидал от них подобного.

- Для блондинчика это будет только к лучшему, я так полагаю, - за такое время даже Магнусу, которому глубоко все равно, мог бы успеть имя парабаятая Алекснадра. Что там, он его прекрасно знал. Просто все равно не скажет, больно много уважения по имени его называть. Магнус опустошил добрую половину бокала, чтобы отставить его и освободить руки, одну из  которых он положил поверх ладони нефилима, а вторую опустил ему на шею.  - Он сейчас в безопасности, ты сейчас в безопасности, хватит так волноваться, - потому что Лайтвуд был все еще взвинчен из-за всего произошедшего.

+2

8

Алек злился на своих родителей. Чем больше думал и говорил об этом, тем сильнее чувствовал, насколько глубоко его задевает происходящее. И дело было как раз в том, что он умел ценить и любить свою семью. Он уважал родителей и старался брать с них пример, дабы в будущем не разочаровать их. Алек старался быть хорошим братом и парабатаем. В бою он в первую очередь прикрывал Джейса и Изабель, а уж потом думал обо всем остальном. Теперь, когда его родители сами изменили своим принципам, Алек чувствовал себя обманутым, но он вовсе не собирался менять собственные ценности из-за их проступка. Скорее напротив, в свою очередь он хотел исправить родительские ошибки. Поэтому и ушел из Института, предупредив о своем уходе только Иззи.
- Конечно, не значит, - согласился Алек, погладив Магнуса по колену – это вышло настолько естественно, что он даже не обратил внимания на собственный жест. – Именно поэтому я ушел. Я верен своей семье, а Джейс – ее часть. Родители должны это понимать и если они готовы отступиться от собственного сына, чтобы сохранить статус перед Конклавом, то я – нет.
Он был способен идти на уступки, но и категоричным быть умел. Теперь, когда коса нашла на камень, Алек не собирался отступаться от своих слов и решений. Да, родителей необходимо уважать. Они старше, умнее и субординация в семьях сумеречных охотников очень важна. Но Алеку исполнилось восемнадцать лет, и он был признан взрослым в свой день рождения, следовательно, он мог принимать собственные решения. И он сделал это. Немного импульсивно и имея не так уж много вариантов, но тем не менее.
Отставив бокал следом за Магнусом, он сплелся с ним пальцами и рассмотрел лицо, оказавшееся слишком близко. Алек находил своего любовника красивым. Если раньше идеалом мужской красоты для него был Джейс, то теперь он несколько пересмотрел свои взгляды. Теплая ладонь на шее расслабляла, и Алек почти физически ощутил, как его напряжение отступает под тяжестью ласковых прикосновений и внимательных взглядов Магнуса.
- Мне можно остаться у тебя на время? – спросил Алек негромко, поглаживая его пальцы.

+2

9

- Конечно, - мягко улыбнулся Магнус, почти не раздумывая над ответом. Хотя, он понял, к чему это идет еще с момента, когда Лайтвуд поднял тему про то, что он ушел из Института и зарекся возвращаться или как-то так. Но даже тогда он понял, что спокойно может оставить нефилима у себя. Где-то там в обязанностях Верховного мага Бруклина должна быть прописана графа, где обязательным пунктом является помощь всем страждущим. А Александру явно было сейчас некуда пойти (не отнимать же еще одну койку у оборотней, они и так бедняги, стайками держатся). - Для чего-то же надо использовать все мои гостевые комнаты. - Которых было больше, чем вообще теоретически может остаться у Бейна на ночь или дольше, но никогда не знаешь, что может быть. - Три из них, правда, оккупировал Мяо, но вы с ним ладите, так что вы договоритесь. - Чуть хохотнул маг, сам не замечая, как придвинулся ближе, уже не просто держа ладонь на шее, а обнимая за плечи.

- Всех остальных не согласных с Конклавом и родителями ютить не буду, - фыркнул Магнус, обвив шею и положив ладони на подбородок, не настойчиво, но точно привлекая к себе внимания. Всех остальных нефилимов он не хотел иногда запереть у себя в подвале и никому не давать. Как хорошо, что Александр сейчас сам к нему пришел. И как хорошо, что у Бейна нет подвала. Но, если бы он сошел с ума или еще как помешался, ничто бы не остановило его от варианта самому себе наколдовать подвал.
Может быть и не стоило уточнять, что сейчас из всех ангелов Лайтвуд был для него особенным, но надо же магу ради разнообразия говорить правду и откровенничать. Тем более, сейчас это был отличный повод, чтобы окончательно приблизится и покрыть своими губами его, целя, сначала нежно, но быстро увлекаясь. И, кажется, уже через мгновение Магнус перекинул через охотника ногу, садясь к нему на колени, вжимая руку с переплетенными пальцами в спинку дивана, второй держась за шею. А еще через мгновение разорвал поцелуй, пока не открывая глаза, но сдавленно вдыхая воздух носом.

- На поведение хозяина жалобы не принимаются.

Отредактировано Magnus Bane (04-08-2016 21:50:40)

+2

10

Алек почему-то ни секунды не сомневался в том, что ему будет можно, но, когда Магнус ответил согласием на его просьбу, все равно испытал облегчение с ноткой удовольствия. В ответ на простое и естественное «конечно» парень с благодарностью улыбнулся и обнял Магнуса за пояс, притягивая его к себе ближе.
- Всех остальных и не надо, - отозвался он на тон тише, рассматривая Магнуса.
Никого не надо, если точнее. Алек по-настоящему осознал себя как ревнивца, когда впервые задумался, сколько же любовников было в жизни мага-долгожителя. От одной мысли об этом его обычно начинало подташнивать, ведь для Алека он был первым и теперь уже единственным. Но сейчас Магнус был с ним рядом и смотрел по-особенному, притягиваясь все крепче. В этот конкретный момент думать о чем-то дурном не представлялось возможным. Алек всегда испытывал волнение, когда ощущал Магнуса так близко. Его сердце колотилось где-то в горле, и дышать становилось труднее. Казалось, что к этому невозможно привыкнуть.
Он медленно отозвался на поцелуй и скользнул по губам Магнуса языком, ловя ртом его теплое дыхание. От былого нервозного состояния не осталось и следа. Выплеснутое негодование, поощренное лаской и пониманием, сделали свое дело. Когда маг оказался на коленях Алека, тот улыбнулся в поцелуй, оглаживая свободной ладонью бедро и бок. Лайтвуд вдруг поймал себя на блаженной мысли, что в ближайшие пару дней ему точно не придется беспокоиться о том, как незаметно покинуть Институт, не отвечая на неловкие вопросы красноречивой ложью, в которой он, надо сказать, был не так уж хорош. Вот она, позитивная сторона сложившейся ситуации.
Способность трезво мыслить, впрочем, отказывала с каждым новым движением губ и языков. Алек чувствовал, как у Магнуса сбивается дыхание, да и ему самому не помешал бы глоток свежего воздуха.
- И не собирался, - отозвался он хрипло на реплику мага и облизнул губы.
Алек дышал с жаром, чувствуя, как внутри все тянет от накатившего возбуждения. Оставаясь наедине, они с Магнусом всегда мучительно балансировали на грани, так и не переступая определенную черту. Порой им попросту требовался брейк, чтобы перевести дух, иначе в какой-то момент ласки превращались в настоящую пытку.

+2

11

- Напрасно, - выдохнул Магнус, только едва приоткрывая глаза. Сердце бешено колотилось, дыхание стало тяжелым, не ровным. Каждое, даже маленькое прикосновение отдавалось почти болезненным жаром в теле. И лучше бы Бейн остался с закрытыми глазами, потому что картина Александра, прямо перед ним, в таком же состоянии, полностью лишила мага возможности мысль, и он снова приблизился, целуя с новой волной страсти.

Председатель Мяо запрыгнул на подлокотник дивана, на котором устроились влюбленные, с тяжелым взглядом посмотрев на них секунд пятнадцать. После чего кот решил, что никаких ласок и вообще любого рода внимание ему сейчас не достанется, так что он, гордо вскинув голову, спрыгнул на пол, направляясь к огромной плющевой игрушке, которая со вчерашнего дня была его новым лучшим другом. Потому что, очевидно, хозяин теперь доступен с переменным успехом.

Магнус отчаянно пытался вспомнить, почему он останавливал себя раньше. Самая главная причина была возраст, дурацкая договоренность с друзьями и не менее дурацкие принципы, из-за которых Бейн этой договоренности придерживался. Но сейчас это уже не было проблемой. И маг мог спокойно вплести пальцы в растрепанные волосы и перенести поцелуи с губ на шею, оставляя видные засосы.
Магнус старательно пытался вспомнить хотя бы вчерашний день и ту несомненно уважительную причину, по которой он не набросился на Лайтвуда сразу же, как тот стал совершеннолетним. Многолюдные вечеринки, не знакомые помещения и не менее людные улицы плохо сочетаются с набрасываниями. Но сейчас вокруг никого не было, да и квартира была защищена так, что если Магнус сам не откроет дверь, то ворваться внутрь можно будет только на танке (как хорошо, что у всего сумеречного мира не было в арсенале много современного оружия). Так что Бейн мог спокойно забраться двигать бедрами, отзываясь на прикосновения рук и прижимаясь ближе.
Были еще причины. К примеру, Магнус не хотел, чтобы показалось, что это все о чем он думает и все, чего хочет. Хотя, сейчас его желания были весьма очевидны - это далеко не телефон в кармане упирался  Лайтвуду сейчас в ногу. И Магнус спокойно потянулся стягиваться с нефилима его проклятый свитер.

Этого короткого отсранения, необходимости оторваться от поцелуев, использовать обе руки, чтобы снять одежду,  было достаточно, чтобы Магнусу хотя бы ненадолго вернулась способность мыслить. Не достаточно, чтобы у себя же в мыслях быстро провести анализ действий и не останавливаться, но достаточный, чтобы вспомнить, что он уже почти привык останавливаться. А это очень дурацкая привыка, от которой пора избавляться. 
- Я так хочу тебя, - горячо выдохнул Бейн, взяв обеими руками лицо нефилима, поворачивая его на себя, привлекая внимание и заглядывая кошачьими глазами (как будто Магнус мог сейчас отвлекаться на такую глупость как гламур) в голубые глаза нефилима.

Отредактировано Magnus Bane (05-08-2016 03:43:42)

+2

12

Алек много думал об этом. А какой восемнадцатилетний парень не думает о сексе? Особенно когда рядом находится человек (ладно, маг), с которым постоянно приходится балансировать на грани между дозволенным и недозволенным. Однажды они уже зашли далеко, но Магнусу хватило самообладания остановиться потому, что Алеку не было восемнадцати. Кто бы мог подумать, что он настолько чтит правила? Больше эта причина не была актуальной, и у самого Лайтвуда не осталось никаких сомнений. Ему хотелось. Желание кипело внутри и сердце колотилось где-то в висках, пока весь мир сужался до размеров всего одной комнаты и все люди да нелюди, населявшие эту планету, больше не имели никакого значения, потому что губами Магнус скользил по его шее и собственнически оставлял на бледной коже свои метки.
С жаром выдохнув, Алек послушно расцепил объятия, чтобы позволить Магнусу стянуть с себя свитер. Он уже видел раньше эти кошачьи глаза с узким зрачком, но сейчас, ловя взгляд мужчины на себе, он тяжело сглотнул и замер. Значило ли это, что Магнус с трудом себя контролировал и поэтому не мог отвлечься на привычные чары, делавшие его глаза обычными карими, вполне человеческими? Алек облизнул губы. От слов, которые прозвучали, у него перехватило дыхание и свело живот. Он всем телом чувствовал желание Магнуса, его возбуждение явственно ощущалось бедром, но Алек не мог решиться прикоснуться к нему и приласкать настолько интимно. Хотя ему бы хотелось. Хотелось попробовать обхватить его пальцами и огладить, жадно наблюдая за реакцией своего мужчины. Стоило представить это (а фантазия в эту сторону работала очень охотно) и уши загорелись от стыда.
Он притянулся к Магнусу и медленно поцеловал его, скользнув ладонями по груди. Пальцы подрагивали от волнения, но Алек старался не отвлекаться на собственные тревоги. Нервное возбуждение могло бы сказаться на нем не лучшим образом. Еще не хватало самому спасовать в ответственный момент и все испортить. Он неторопливо расстегивал рубашку Магнуса, скользя языком по его губам. Целоваться он, как оказалось, любил очень сильно и у него хорошо получалось. Порой они только этим и занимались, сидя на этом самом диване, не отвлекаясь даже на разговоры. Уже тогда Алеку хотелось испытать больше, но он, конечно, не решался сделать первый шаг самостоятельно.
- Я тоже, - все-таки выдавил он ответ, прижимаясь губами к плечу Магнуса и медленно стаскивая с него рубашку.
Отложив ее в сторону, Алек потерся носом о смуглую кожу шеи и вдохнул запах, который теперь был ему дороже прочих. Пальцами он впился в поясницу, словно бы жадничая.

+2

13

Кожа горела от каждого прикосновения, Бейн продолжал чувствовать даже случайное прикосновение рук и губ, уже после того, как они заканчивались. Удивительно, как Магнус весь на расплавился, не потерял контроль над своим телом от такой желанной близости.

- Хорошо, - с легко полуулыбкой прошептал Бейн, приближаясь к уху, чтобы оставить засос на нежкой коже по ним, немного прикусив, перед тем, как отсраниться. Руки суользнули вниз по торсу, как будто стараясь взять всего нефилима сразу. Практически не стал тянуть, перед тем, как ухватиться за низ футболки и стянуть ее, откидывая куда подальше. Магнус даже радовался, что решился сегодня надеть кольца просто для себя, потому что сейчас у него внутри взрывался маленький фейерверк удовольствия от чувства, как под пальцами иногда вздрагивает от контрастного прикосновения холодным металлом после горячих рук. - Потому что иначе бы я расспрашивал, о ком ты думаешь, для такой реакции, - усмехнулся Бейн, одновременно со своей речью кладя руку нефилиму на пах, надавливая, играясь пальцами, чувствуя его возбуждение.

Совсем ненадолго Магнус снова прильнул, страстно целуя губы, прижимаясь всем телом. Нудно было почувстоыать эту близость, жар двух наполовину оголенных тел, как будто только так Бейн и мог получить то больше и все сразу, что ему хотелось ранее. Но он все же отстранился, одновременно с этим перехватывая обе руки Лайтвуда. Переплел пальцы, разводя их и вжимая в диван - не хватало еще, что Александр помешал ему случайно. И уж тем более, не хватало, чтобы он помешал специально.

Бейн оставил влажную дорожку поцелуев на шее, спускаясь к ключице и обводя языком след от укуса, который оставил раньше. Издевательствия двигая бедра, съехал назад, опираясь коленями в край дивана. Одновременно покрываля поцелуями грудь, прихватыв губами сосок и описав языком руну, что была рядом и укусив за руну на боку. И только когда опустился коленями на пол, разведя собою ноги нефилима, отпустил его руки. Справится с застежкой джинсов и оттянуть резинку трусов, было сложно без рук, хоть Магнус сделал это не без помощь зубов. Как и дальше орудовал не без помощь губ.

Отредактировано Magnus Bane (12-08-2016 00:23:12)

+2

14

Пальцы Магнуса были теплыми, а его многочисленные перстни – холодными. Ощущая прикосновения к голой коже, Алек ловил этот контраст и невольно слегка напрягался. Горячий шепот эхом отзывался в его голове. Требовалось усилие, чтобы осмыслить слова, а, когда это произошло, он ощутил, как в животе затягивается тугой узел возбуждения. Ему захотелось попросить Магнуса замолчать и больше никогда, никогда такого не говорить. Не акцентировать внимание на его возбуждении, не строить домыслов, заставляя Алека испытывать дурацкую смесь стыда и… удовольствия. Яркого, натягивающего нервы, наслаждения, которое он испытывал, чувствуя столь интимную ласку. Невольно поерзав, Алек подался навстречу жадной и умелой ладони.
Конечно, он делал то, о чем Магнус догадывался. Его сверстники увлекались эротическими фильмами примитивных и прятали под кроватями порнографические журналы, ведь физиология есть физиология. Против инстинктов не попрешь. Алек не нуждался ни в том, ни в другом, потому что его не интересовали картинки и ролики с незнакомыми людьми. Глупый фарс. Гораздо приятнее было закрыть глаза и вспоминать, как они подолгу целовались с Магнусом в квартире, желая еще сильнее сократить дистанцию, но находя причины остановиться. И сделать вид, что все в порядке. Посидеть рядом, переводя дыхание, поговорить о чем-то отвлеченном, когда мысли путались в одурманенной чувствами голове. Тогда Алек, конечно, домысливал, что могло бы быть, не найди они в себе сил притормозить. Но обсуждать это с Магнусом он не собирался, как и просто подтверждать его догадки. Сама мысль об этом казалась непристойной, пусть и дико возбуждающей. В этом Алек не хотел признаваться даже самому себе.
В какой-то момент ему захотелось узнать, зачем бы Магнус задавал эти вопросы, но ответ нашелся быстро. Чтобы следить за его реакцией. Что ни говори, а этому мужчине доставляло удовольствие смущение Алека. Он каждый раз упивался этими, Лайтвуд видел это в его взгляде. И это делало только хуже, ведь там же он замечал и нежность, с которой на него еще никто и никогда так не смотрел. Теперь Магнус смотрел иначе, и от этого осознания попросту перехватывало дыхание.
Крепко сжимая его ладони, Алек тяжело дышал и томно наблюдал за тем, как Магнус медленно спускается влажными поцелуями по его груди. Прикусив губу, он сдержал хриплый стон и выдохнул носом, напрягая мышцы живота. Сердце стучало где-то в ушах и каждое прикосновение отзывалось внутри все ярче, когда как возбуждение становилось почти болезненным. Смотреть на томного Магнуса, спускающегося на колени, не было сил. Он выглядел… невозможным. И, казалось, сумей Алек закрыть глаза и станет легче, немного отпустит. Но он не мог.
Дальше сдерживать стоны не получилось и, хрипло застонав, Алек вцепился пальцами в торчащие темные волосы.

Отредактировано Alec Lightwood (11-08-2016 22:23:33)

+2

15

В обычной бы ситуации Магнус бы руки по-вырывал тому, кто надумал портить его прическу, но это была далеко не обычная ситуация. Мало того, что Александр был нужен его полным комплектом и никак не по частям, так ко всему и прочему сейчас, в таком положении, подобный жест заставил мага только довольно простонать. Приглушенно, из-за того, что у него немного был занят рот, обжигая своим дыханием чувствительную кожу нефилима рядом.

Шуршание, шорохи одежды и дивана, звуки прикосновения губ, тяжелое дыхание, бешено бьющиеся сердца, стук которых может быть слышали даже соседи, и стоны, много стонов. Магнус чувствовал, как у него внутри все сжимается только от одного звука, не говоря уже о том, что еще происходило. Все тело горело, как будто Александр был раскаленным металлом и просто находится рядом с ним было уже как что-то, что может оставить ожоги. Какой, какой урод сделал этих ангелов такими привлекательными? Конкретно этого ангела таким привлекательным.

Может быть Бейн немного перестарался. Их головы не могло вылететь, что Лайтвуд сумеречный охотник, а это были ребята натренерованные, с выдержкой, с улучшенной физиологией вообще и божественными кубиками пресса. Что он забыл учесть, что это был первый раз с Александром. Не сложно было логически вывести, что это было вообще самый первый раз для Александра, о чем Магнус когда-то переживал. На это нужно было сделать сейчас скидку, но, в целом, думать было сложно, а на процесс это все равно мало бы повлияло.
Маг чуть откинул голову, поднимая кошачьи глаза наверх, стараясь поймать взгляд голубых глаз нефилима, одновременно с этим мельком облизываясь и все еще лаская бедра, за которые держался. Только несколько мгновений перевел дыхание, перед тем, как снова подняться, усаживаясь Лайтвуду на колени.

- Черт, - немного раздосадованно выругал Бейн, запутывая пальцы в волосы нефилима, одновременно едва заметно двигая бедрами, пытаясь удобнее устроить, чтобы сделать приятно и себе. - Я все сделал не правильно. - Звучало как-то не хорошо, при условии, какой получился результат, но Магнус не потрудился объяснить. Для более длинных предложений сейчас просто не хватало дыхания и мыслей. - Должен был видеть твои глаза.

+2

16

Обычно Алек гордился своей выдержкой, но не этим вечером, когда его потряхивало от возбуждения, а изо рта то и дело вырывались откровенные стоны. Не говоря уже о с трудом подавленных попытках попросить еще, больше, сильнее. Ему хотелось приподнимать бедра навстречу, тянуть Магнуса за волосы, хватать за затылок, потому что он творил нечто невероятное своим ртом. Губами. Языком. Это казалось чем-то неправильным и непозволительным. Пошлым. Постыдным. И дико, неимоверно сильно приятным. Алек, не испытывавший ничего подобного ранее, не знал, куда себя деть от этого выматывающего удовольствия…
Когда Магнус снова оказался на его коленях, Алек хотел прижаться к его губам благодарным поцелуем. Но не успел, потому что его любовник негромко выругался. Что именно было сделано неправильно, Лайтвуд не понимал и даже успел забеспокоиться, почувствовав себя виноватым. Осмыслить слова Магнуса не выходило. Ответить – тоже.
- Что ты имеешь в виду? – все-таки переспросил он негромко и осторожно.
Ладонями он огладил спину, покрывшуюся легкой испариной и оттого прохладную, притягивая мужчину ближе к себе. Алеку мучительно сильно не хотелось сделать что-то не так, ошибиться, но сильнее было желание ласкать Магнуса так, как он до этого момента еще не решался. Прислушиваясь к сбитому дыханию и с жаром выдыхая, он притянулся губами к смуглой шее, принявшись покрывать кожу влажными поцелуями. Соленый привкус пота показался возбуждающим и Алек, не удержавшись, попробовал оставить засос, как делал это маг с завидной частотой, зная, что иратце все исправит.
Пальцами, удивительно, но не дрожащими, он нащупал ремень его брюк и принялся его расстегивать. Пуговица поддалась быстро, вжикнула молния ширинки. Немного помедлив, Алек огладил большим пальцем головку сквозь ткань белья. Магнус ерзал на нем, стремясь потереться, потому что его возбуждение тоже требовало внимания. Наблюдая за его реакцией, Алек облизнул пересохшие губы и забрался пальцами под резинку, чтобы сжать плоть ладонью и крепко пройтись по ней вниз, до самого основания…

+2

17

Не было бы ничего удивительного, если бы Бейну пришлось в этот раз делать все самому. Удивительным было то, что делать это не пришлось. Видимо, на этот раз Магнус сделал слишком большую скидку на то, что это первый раз, уже готовый сам взять руки Лайтвуда и направлять их. От того маг заметно вздрогнул, когда руки нефилима оказалась у него между ног, почти теряя контроль над телом далее, так, что держаться за Александра уже была не прихоть, а необходимость. Тело как будто на несколько мгновений отказалось его слушаться и если бы он не обнял Лайтвуда, сжимая его плечо и шею, грозил бы упасть в неизвестном направлении.

- Хочу... видеть тебя, - выдохнул маг, срывая короткий поцелуй. Как будто было не очевидно, чем Магнус хочет, при условии, сколько времени он проводил с этим нефелимом и что тот вообще умудрялся делать с ним. И это они пока говорили только про чувства, потому что до тела они дошли только сейчас. Но может быть и стоило повторить сейчас, давая понять, что он хочет видеть именно Александра. Видеть его в своего квартире, на своем диване, рядом с собой, так близко, жаждущего его и никто другой не подойдет.

Магнус не ожидал, что будет так откровенно стонать. Честно говоря, он не думал, что вообще будет стонать от первого раза, но это у него не получилось вовсе.На все прикосновения он реагировал очень остро, как будто успел наложить на себя заклинание, улучшающее восприятие и ощущения, только ничего такого не было. Может быть все дело было в длительном ожидании того, чтобы прикоснуться к нефилиму, может быть в том, что Бейн вообще давно ни с кем не встречался вот так, или из-за сильного привлекательного тела по всем параметрам ударяющего по предпочтениям мага. Но какая разница из-за чего? Результат все равно был в том, что Бейн, прикусив нижнюю губу, стонал, толкался в руку, оставлял царапины на спине и плечах.

Долго не перехватывать инициативу не получилось: Магнус сначала добавил свою руку поверх руки Лайтвуда, задавая свой темп, после чего чуть поменял положение, зажимая между руками их обоих, даже не смотря на то, это сейчас было не нужно. Просто хотел почувствовать Александра так близко. В какой-то момент просто наклонился к нему, целуя его, прикусив гбу и этого оказалось достаточно, чтобы потерять все силы сдерживаться и закончить, пачкая им руки и живот.

+2

18

Магнус стонал и его откровенные эмоции заставляли Алека желать большего. Продлить этот момент сводящей с ума близости. Растянуть удовольствие как можно дольше, не возвращаясь в привычный мир, где у него – дурацкие семейные проблемы и еще куча забот, которые сейчас казались такими никчемными, а у Магнуса его работа. Алек хотел заставлять своего любовника дышать тяжело, выдыхать со стоном из себя горячий воздух и подрагивать от интимных ласк. Хотел ощущать его всем телом. Не было ничего приятнее прикосновений к обнаженной влажной от пота коже. Он даже не подозревал, что является настолько жадным по натуре. Или так было только в этом вопросе?
Одной рукой Алек ласкал Магнуса, а другой притягивал его к себе ближе. Ему хотелось одновременно покрывать поцелуями его шею и следить за реакцией, жадно вглядываясь в красивое лицо. Видеть в кошачьих, потемневших от возбуждения, глазах удовольствие было неимоверно приятно. И от легких царапин горели плечи и спина. Горячий воздух вырывался из груди со слышимым хрипом, и он все время облизывал сохнущие губы, не сводя с Магнуса пристального, подернутого поволокой взгляда. Позволяя ему толкаться в ладонь и направлять, перехватывать инициативу, Алек изредка постанывал и притягивался, чтобы срывать с раскрасневшихся искусанных губ сладкие короткие поцелуи.
Бывало, когда он думал о такой близости и представлял, как это будет в будущем, Алек испытывал стыд за свои мысли. Теперь ему не было стыдно. Близость с Магнусом казалась естественной и правильной. От этого ощущения сердце сладко сжималось и заходилось в бешеном ритме, рискуя проломить клетку ребер. Именно в этот момент он понимал, насколько же сильно влюблен в Магнуса. Ничего подобного действительно еще не было в жизни Алека.
Прихватив поцелуем его губы, он ощутил, как мужчина напрягается и сладко вздрагивает прежде, чем дойти до пика удовольствия. Судорожно выдохнув, он сжал Магнуса крепче, ведя по чувствительной и влажной плоти пальцами, а потом обнял его обеими руками, заваливая на себя. Прикрыв глаза, Алек чувствовал, как расслабляются напряженные мышцы и постепенно восстанавливается дыхание. Им неплохо было бы отправиться в душ, но шевелиться отчаянно не хотелось…

Отредактировано Alec Lightwood (15-08-2016 17:00:57)

+2

19

Давно же с Магнусом такого не было: сидеть и просто обниматься в такой близости было не менее приятным и важным, чем все остальное. Маг просто нежился, лениво покусывая или целуя Лайтвуда за ухо или шею, вырисовывая аккуратными и не мене ленивыми прикосновениями пальцев не известные узоры везде, где мог дотянуться без особого труда. И просто улыбался как счастливый идиот, чувствуя себя назад на свои сто пять, что было хорошим результатом в четыреста, обязательно пряча свою улыбку сейчас где-то в волосах нефилима или в поцелуях.

- Как бы мне сейчас не было от тебя сложно оторваться, все-таки надо, - через какое-то время промурлыкал Бейн, с тяжелым вдохом все же выпуская его из рук. Как бы ему хорошо не было, они уже не были такими горячими (в физическом смысле, потому что в вопросе привлекательности они били все рекорды горячести, Магнус в этом не сомневался), так что не даже не смотря на объятия Александра, спина начинала у мага замерзать. - А то, потом это будет физически сложно. - Он чуть усмехнулся, выставляя руку в сторону. Собирался щелкнуть пальцами, но расслабленное тело решило не делать что-то такое сложное, да и магия решила последовать за непослушным телом. Вместо пачки с салфетками, которую Бейн собирался наколдовать, появилась куса салфеток, но без пачки, просто в разнобой падая где-то с этой стороны дивана и рядом. Одна из низ удачно приземлилась магу в руку, так что всем остальным он не стал уделять много внимания.

- Тем более, если твои родители меня не убьют за то, что ты ночуешь у меня и что со мной делаешь, они точно меня убьют, если ты у меня простудишься, - Снова хохотнул маг, не спешным движением вытирая их руки и животы, показательно сминая салфетку в конце и бросая её куда-то за спину, правда, на пол нигде она так и не приземлилась, исчезая в голубом огне. - Как насчет, я схожу в душ, потом ты, а потом... - Магнус сделал вид, что задумался над тем, что им делать потом, потому что ему было абсолютно все равно чем они займутся. - Ты поможешь мне выбрать новый диван. - Улыбнулся он, еще раз целуя нефилима, после чего, не против воли, все же встал с его коленей, направляясь в упомянутый душ.

+2

20

Алеку казалось, что он готов провести так вечность. Кожа остывала, вместе с тем возвращалась и способность мыслить. Но тревожные мысли сейчас не имели никакого значения. Неожиданно он понял, что чувствует себя полноценным, желанным и счастливым. Ему не нужно было прыгать выше головы, оправдывать чьи-то ожидания, следить за своими словами и поступками. Никаких игр в прятки. Алек был тем, кем он был, с мужчиной, которого желал теперь как никогда сильно. И в стенах этой квартиры, где ему и без того всегда нравилось, он чувствовал себя правильно. Все произошедшее – правильно. И все, что произойдет дальше – тоже. Во всяком случае, ему бы хотелось в это верить.
Но реальность, ворвавшаяся в их единение, брала свое. Магнус заговорил и Алек, не переставая спокойно улыбаться, прислушивался к звукам его голоса. Отрываться ему не хотелось, и он даже упрямо сжал бока любовника пальцами, не отпуская от себя далеко. Рассматривая его беззастенчиво, почти обнаженного, Алек думал о том, что его идеалы мужской красоты перетерпели некоторые изменения. Магнус не отличался ярко выраженной мускулатурой, но его гибкое и крепкое, тем не менее, тело было по-настоящему привлекательным. Переведя взгляд на руку, он приготовился увидеть результат магии и смешливо фыркнул, когда салфетки появились из воздуха и в беспорядке рассыпались.
- Хорошо, иди, - кивнул Алек, не став говорить о том, что простуда у сумеречных охотников – довольно редкое явление.
Были, конечно, иные недуги, но привести к таким итогам то, чем они занимались (считалось ли это полноценным сексом?), никак не могло. Так что опасаться за свою жизнь и здоровье Алека магу не стоило. По крайней мере, сейчас.
Все-таки нехотя отпустив Магнуса со своих колен, Алек проводил его взглядом. А потом неожиданно почувствовал себя неуютно и даже глупо. Сидеть на диване одному с как попало спущенными джинсами и трусами ему до этого момента как-то не приходилось, поэтому он поспешил одеться. Из ванной комнаты до него едва доносился шум воды и Алек представил, как обнаженный Магнус стоит под душем и на его плечах блестят капли… Сглотнув, парень почесал грудь и прошелся по комнате.
Он бы не решился на такое еще вчера или даже час назад, но теперь все это показалось ему вполне позволительным. Недолго думая, Алек скинул с себя одежду и пошел по направлению к ванной. Дверь оказалась не заперта. В обратной ситуации он бы, наверное, почувствовал себя ужасно глупо еще раз. Шагнув на прохладный кафель, он позволил себе постоять в нерешительности пару мгновений, после чего открыл дверь душевой кабины и присоединился к Магнусу, обняв того со спины. Ладонью Алек огладил его живот, и отсутствие пупка не показалось ему чем-то ненормальным.

+2